Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.11.2006 | Анимация

Щас спою!

Сегодня знаменитому художнику и режиссеру мультфильмов Эдуарду Назарову исполняется 65 лет

В последнее время Эдуард Назаров фильмов не снимает, но мы все равно встречаем его имя в новых работах российских аниматоров – то как актера (все знают, какой у знаменитого режиссера обаятельный голос и часто приглашают его озвучивать анимационных персонажей), а то как автора сценария и руководителя постановки (прежде всего в работах режиссеров студии «Пилот», где он – один из руководителей проекта «Гора самоцветов»). Сегодня Назарова своим учителем числит множество молодых отечественных режиссеров, а его знаменитые анимационные байки передаются от одного к другому как легенды.

Вот и на праздновании нынешнего юбилея в Галерее на Солянке Эдуард Васильевич, показав несколько своих первых, малоизвестных режиссерских работ, рассказал о них отличные истории. Например, о своем дебюте – двухминутной политической сатире «Равновесие страха», который был снят в 1973-м году и получил приз на фестивале в Оберхаузене, но никогда бы не мог выйти, если бы ни был одной из частей фильма о советском генсеке Леониде Ильиче Брежневе (вот смотрите, - говорил Назаров, - тот, что побровастее – Брежнев). А второй снятый им фильм – «Бегемотик» (1975), по стихам Эммы Мошковской, входивший в сборник «Веселая карусель», сначала, оказывается, был положен на полку, поскольку, якобы, был против коллективизма (по сюжету одинокий бегемотик очень завидовал муравьям, пчелам, кроликам, которых было много, но утешался, когда встречал второго бегемотика). Затем начальственные дамы из Госкино услышали в том, как читал текст Игорь Кваша, какие-то придыхания и сочли это чтение слишком эротичным. Мало того, что фильм пришлось переозвучивать другому актеру, в нем пришлось и слова менять, например, подозрительные «семь раз в неделю» (об играх бегемотиков) на «семь дней в неделю» («А семь дней в неделю – это гораздо тяжелее, чем семь раз, не всякий выдержит», - веселился Назаров). И в словах «бам-тарарам» надо было «бам», ломая рифму, менять на «бум», чтобы не было ассоциаций с байкало-амурской магистралью. И  так далее. О Хитруке, который был худруком этой постановки и, сидя над переделками, не поехал работать в ГДР, говорили: «он бегемота кастрирует».

К сегодняшнему юбилею мы публикуем несколько расшифровок  коротких авторских комментариев к более знаменитым фильмам, ретроспектива которых была показана три месяца назад на фестивале Крок, президентом которого Назаров остается все годы.


Фильм «Охота» (1979).

Сейчас я недолюбливаю этот фильм. У меня к себе осталось много претензий. Сегодня я убежден, что не нужно стремиться к изображению дотошному и человекообразному. Радоваться: гляди-ка, как на фотографии! Но лучше, чем фото не сделаешь, реалистичнее чем натуральное кино не снимешь. То же касается и актерской игры – человека не переиграешь. Даже 3D – натужно. Жили были дед с бабкой и было у них 3 сына и все они были 3D… Не говорите о Норштейне - его персонажи не совсем антропоморфны. Его Акакий Акакиевич – собирательный образ, не только человека, но и животного мира. К тому же антропоморфность тянет на серьез и там сложнее быть смешным. Живому актеру это легко.


«Жил был пес» (1982)

Директора Союзмульфильма завали Дмитрий Константиныч, я  его звал Дом Культурыч, у нас были плохие отношения. И вот по поддельному письму из Союзмультфильма (а настоящего он бы мне не дал), я поехал в Киев,  в Академию наук, Институт этнографии и фольклора. Там я встретил двоих людей, которые дали мне катушку песен Полтавской области (это все деревенское пение, не профессионалы) из них я и выбрал 5 штук для фильма. Еще чуть ли не год собирал материал в музеях. Бутылка, например, на столе - из львовского музея, в музее Пирогова я рисовал как висят и ковры, и рушники. До того, как делать фильм, надо напитаться если не воздухом этим, то вещами; чтобы фильм получился, надо знать, что едят, пьют, в какой одежде ходят, как проходит свадьба, кто где сидит, как поют….

Я с трепетом ждал на записи прихода Джигарханяна. Он вошел - сутулый как волк. Но посмотрел и сказал: «Ничего». Кстати, фраза «Щас спою» и в сказке была, еще там меня зацепила. Весь остальной звук съемочная группа делала сама, без актеров, экономили деньги, за это нам разрешили больше порисовать. Я и от автора читал, и лаял собакой и волком выл, жена пищала мышкой и орала невестой.

Я вообще-то хотел сделать фильм длиннее, думал показать их молодость, но Дом Культурыч дал делать только одну часть. Вижу, что в кино кое-где воздуху не хватает. Предполагал трагедию, а получился фарс.


Путешествие муравья (1983)

К «Муравью» я пришел более бессознательно. Валялся в траве и смотрел как там кто передвигается. Тут кого-то едят, а тут кто-то кого-то любит, что-то тащат, кто-то недоеденный лежит… У Бианки литературный текст почти поэтический, на повторах, а у меня в фильме нет текста Бианки, хотя очередность происшествий я сохранил. Но думаю, если бы Бианки был жив, я нашел бы с ним консенсус.

Конечно, вдохновлялся примитивистами. Я думаю, что нет в анимации ни одного художника, на которого не произвел впечатление Анри Руссо. Перечитал насекомого Брема и всякие другие источники. Потом получил письмо из Австралии, что фильм взяли в их Академию наук в качестве учебного пособия. Кстати, недавно видел цикл английских фильмов о насекомых и там документальные картинки так похожи на мои, что я готов был предъявлять авторские права.

Озвучивал весь мультфильм сам, хоть это и не написано в титрах. Звукорежиссер помогал мне быстро подписывать по кусочкам звук в то время, которое оставалось от озвучания других, а потом убыстряли пленку. Когда в финале закричала гусеница – я потерял голос дня на два.

После «Пса» постоянно слышу, как  за стенкой в кафе или поездах люди говорят: «Щас спою!». С «муравьем» такое тоже бывает. На днях видел нетрезвых строителей. Им хотелось побыстрей и один сказал: «у этого ноги, а ему домой».


«Про Сидорова Вову» (1985)

Я служил больше 3 лет в Восточной Германии и потом много лет мне снилось, что меня второй раз берут в армию. Просыпался в холодном поту. Но после этого фильма сон пропал. Я хотел туда вложить свой патриотический опыт снизу с ненавистью к армии. Но на каком-то западном фестивале кричали, что это милитаристский фильм. Его и здесь-то не понимают, особенно женщины. Понимают рядовые солдаты. Я с этим фильмом был во Владивостоке в военно-морском клубе и солдаты ржали, а офицеры сидели с каменными лицами.











Рекомендованные материалы



Призеры, фавориты, скандалисты

Фестиваль Крок в этом году был юбилейным, двадцать пятым, и по этому поводу организаторами было решено впервые за последние годы объединить студенческий и профессиональный выпуски, которые обычно чередовались. Программа таким образом получилась особенно интенсивная, фильмов-фаворитов у профессионалов, плывущих на фестивальном корабле, было много, да и жюри традиционно жаловалось, что призов на все любимое ему не хватило, так что принятие решений было кровавым.


Моисей бьет чечетку

Историю выхода евреев из египетского рабства Нина Пэйли рисует все в том же насмешливо-непочтительном ярком дизайне, в каком рисовала «Ситу». И также Моисей, евреи, фараон, египтяне, первосвященники, а также овцы, ослы и прочая живность, бьют чечетку и поют хиты от Армстронга (как же в этом сюжете без Let my people go?) до Леннона, Led Zeppelin, и даже Далиды с ее Paroles, paroles.