Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.10.2006 | Колонка / Общество

Прямая и явная угроза

В Пхеньяне объявлено об успешном подземном ядерном испытании

Ну вот, похоже, и дождались. В Пхеньяне объявлено об успешном подземном ядерном испытании. Минобороны Южной Кореи подтвердило это. Когда в 2003 году Северная Корея вышла из Договора о нераспространении ядерного оружия и приступила к наработке высокообогащенных расщепляющихся материалов, многие успокаивали себя: мол, от обладания плутонием до создания ядерного устройства – дистанция огромного размера. КНДР потребовалось всего три года, чтобы пройти этот путь. Теперь, очевидно, будем успокаивать себя тем, что взорванное устройство еще не является боеприпасом и не может быть установлено в качестве ракетной боеголовки. На самом деле, Советскому Союзу потребовалось всего полтора года после испытания атомного устройства для производства первой серии боеприпасов. Уже в 1951 году ядерное устройство превратилось в авиабомбу. Так что через год-полтора с Россией будет граничить новое ядерное государство с тоталитарным режимом и умирающим от голода населением.

В действиях Пхеньяна есть своя логика. Еще Ким Ир Сен, папаша нынешнего тирана Ким Чен Ира, превратил ядерный шантаж в самое надежное средство снабжения Северной Кореи продуктами питания и топливом.

Пхеньян неоднократно угрожал своей ядерной программой, а потом всякий раз обещал отказаться от нее взамен на материальную помощь. В последние годы система сломалась. США потребовали от КНДР окончательного отказа от намерений создать оружие. Что в Пхеньяне было справедливо воспринято как покушение на основы режима: американцы пытались лишить страну пропитания. Длившиеся два года шестисторонние переговоры о прекращении северокорейской ядерной программы ни к чему не привели.

Предпоследний сеанс шантажа Ким Чен Ир попытался устроить в июле, когда были проведены испытания сразу семи баллистических ракет. Однако устрашения не получилось: ракеты попадали в северо-западной части Японского моря. Американцы посчитали, что от Пхеньяна угрозы не исходит, и весьма равнодушно отнеслись к отказу КНДР вести шестисторонние переговоры, а также к требованиям «прекратить враждебные действия», то есть возобновить поставки мазута. И Ким Чен Иру пришлось идти ва-банк. Не думаю, что шантаж увенчается успехом даже теперь. Скорее всего, Пхеньян столкнется с жестким подходом США и Японии. И Ким Чен Ир может решить, что ему следует еще поднять ставки…

Из всей этой истории следует, что над Россией нависла прямая и явная военная угроза. Несколько месяцев назад северокорейские ракеты падали в море в непосредственной близости от российского побережья, а наша система ПВО не то что не смогла перехватить их, но даже не зафиксировала пусков.

Волноваться нечего, невозмутимо заявляли тогда наши военные, подумаешь, упадет на Владивосток или Находку здоровенная болванка, ну в худшем случае поубивает несколько человек, обрушит дом – разве это угроза. Но вот теперь ясно, что в скором времени эти ракеты могут иметь совсем другую начинку.

Американцы, до которых от Северной Кореи гораздо дальше, чем до России, позаботились о своей безопасности и развернули на Аляске противоракеты. Японцы вместе с американцами ведут развертывание региональной системы ПРО на своей территории. А вот у нашей страны, похоже, нет ничего на Дальнем Востоке. Я уже писал, что станция системы предупреждения о ракетном нападении в Мишелевке под Иркутском, которая должна фиксировать пуски, -  самая старая из существующих, к тому она способна контролировать лишь часть китайской территории. Минобороны считает, что угроза со стороны Норвегии, Швеции и Исландии куда серьезнее, чем со стороны КНДР. И посему развернули новую станцию СПРН в Ленинградской области. Российское военное ведомство просто проигнорировало обнаружившуюся в этом июле угрозу. Посетив дальневосточный регион, Сергей Иванов ни слова не сказал о необходимости модернизировать имеющиеся там системы ПВО и ПРО.    

На самом деле нашему военному ведомству очень не с руки признавать очевидное. А именно то, что впервые с момента развала СССР и перевоза всех ядерных боеприпасов Советской Армии на территорию России, у страны появилась не гипотетическая, не потенциальная, а реальная военная угроза.

Причем исходит она не от Соединенных Штатов, не от НАТО, а от страны, которую мы все эти годы защищали как могли на международной арене. Признать эту угрозу – значит признать, что Россия несколько лет проводила ошибочную внешнюю и оборонную политику. Признать эту угрозу – значит начать усиление и немедленное перевооружение войск на Дальнем Востоке, приступив к развертыванию систем ПРО и ПВО. И вместо попыток создать ракетно-ядерное оружие, которое будто бы способно преодолевать американскую систему ПРО, задуматься о том, как бы подключиться к этой системе. Разумеется, ничего этого мы не дождемся – ведь наши лидеры заняты конфронтацией с Грузией. Им не до Ким Чен Ира.



Источник: "Ежедневный журнал", 09.10.2006,








Рекомендованные материалы



О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.


Военно-воздушная дипломатия

Чтобы выйти из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и войной на Донбассе? Для демонстрации амбиций великой державы? Все гораздо проще. Сирийская операция понадобилась, чтобы втюхать Турции отечественные вооружения.