Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.09.2006 | Колонка / Общество

Убийцы среди нас

То, что для правоохранительных органов - отмазка, для российской общественности - серьезный сигнал

В комментариях неназванных представителей правоохранительных органов по поводу взрыва на Черкизовском рынке 21 августа промелькнуло рассуждение, которое, на взгляд прокурорских и милицейских начальников, должно успокоить общественность. Задержанные по подозрению в теракте молодые люди не входили ни в какую экстремистскую организацию, а действовали по собственной инициативе. Вроде одиночки Александра Копцева, устроившего резню в синагоге.

Начальников можно понять. Их первый рефлекс – снять с себя ответственность. Сначала очень не хотели признавать, что имел место теракт. Потом стали говорить, что, скорее всего, причина взрыва — криминальные разборки. Ведь преступление произошло на Черкизовском рынке, где в случае конфликта отношения выясняются отнюдь не в суде. Не зря же рынок этот горит с удивительной регулярностью. А навести там порядок нельзя, оказывается, потому что земля, на которой он расположен, находится не в московской, а в федеральной собственности.

Но все же в конце концов прокурорские работники выдавили из себя: теракт произошел «на почве национальной неприязни». Но тут же заявили, что террористы не входили ни в какую организацию. А раз так – то взятки с правоохранителей гладки.

Им нельзя предъявить претензии в том, что они не контролируют экстремистские организации, не внедряют туда агентуру, не предупреждают готовящиеся теракты.

Не исключено, что представители правоохранительных органов на сей раз сказали правду. Но то, что для них – отмазка, для российской общественности – серьезный сигнал. Как раз в последние годы мир столкнулся с весьма зловещим явлением под названием «сетевой терроризм».

Суть проблемы заключается в том, что организации, подобные пресловутой «Аль-Каеде», не имеют четкой разветвленной структуры (куда можно внедрять агентов). Вместо этого существует огромный пласт «сочувствующих» по всему миру.

Эти люди ежедневно заходят на определенные сайты в Интернете, где размещены как идеологические материалы, так и конкретные инструкции по проведению терактов, а также призывы совершить их к определенной дате.

Бороться с таким терроризмом чрезвычайно трудно, потому что любой «сочувствующий» может быть потенциальным террористом. С этим уже столкнулись англичане, когда вдруг выяснилось, что теракты совершают вроде бы вполне благополучные граждане страны: студенты, школьные преподаватели. Просто эти выходцы из мусульманских государств во втором-третьем поколении вдруг стали ассоциировать себя с борцами за веру, которая, по их мнению, попирается зловредным Западом, включая и Великобританию.

И вот если в России стали спонтанно появляться люди, готовые совершать теракты только потому, что они ненавидят евреев, кавказцев, вьетнамцев и китайцев – это, конечно, симптом очень серьезной болезни общества.

Чтобы с ней бороться, явно недостаточно даже эффективно функционирующих правоохранительных органов (об отечественных и говорить не приходится).

Казалось бы, российские власти здесь упрекать нельзя. С официальных трибун не услышишь националистических призывов. Путин неоднократно высказывался в том смысле, что национализм губителен для целостности России, а как раз целостность государства является для Кремля наиглавнейшей святыней. Но, между тем, «сочувствующих» фашизму становится все больше. С год назад на одной из посвященных стране конференций выступал известный американский ученый, который сравнивал нынешнюю Россию с веймарской Германией. Сравнение, заметим, набившее оскомину в 90-е годы. Но в тот раз параллели проводились не с ельцинской, а с путинской России. Ученый утверждал, что фашизм поднял голову и стал укрепляться не тогда, когда власть была слаба, когда галопировала инфляция и люди пытались выжить в условиях экономических тягот. Идеальной питательной средой для нацизма оказалась ситуация, когда в условиях наступившей экономической стабильности власти стали апеллировать к «славному» имперскому прошлому и попытались на этой основе «возрождать» Германию.

Точно так же

нынешние кремлевские идеологи пытаются эксплуатировать великодержавную идеологию, точно так же они заговорили о «историческом реванше», точно так же во всех бедах страны они пытаются обвинять некие внешние силы. Эта вполне последовательная пропагандистская кампания нашла отклик.

И неокрепшие умы в силу своего разумения сами занялись поиском врагов. Но бороться с американским империализмом затруднительно, хотя бы из-за некоторой удаленности Соединенных Штатов. А вот кавказцы и вьетнамцы здесь рядом…



Источник: "Ежедневный журнал", 23.08.06,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».