Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.07.2006 | Нешкольная история

Элементы красного быта

Репрессивная политика Советского государства в отношении крестьянства. Работа одиннадцатиклассницы Анны Егоровой

АВТОР

Анна Егорова, на момент написания работы -ученица 11 класса гимназии № 1 г. Белово Кемеровской области.

Данная работа получила 3-ю премию на VII Всероссийском конкурсе Международного Мемориала "Человек в истории. Россия - XX век".

Научный руководитель - Кузьмина Г.А.

Коллективизация.  Что  стоит  за  этим  вполне  обычным  словом? Для  русского человека это еще отчасти «живая» история, т.е. ее  непосредственные участники являлись или являются родственниками ныне  живущего  поколения.  Такое  не  должно забываться.

Вся правда о человеческих потерях в России XX в. была и будет неполной без памяти о массовых репрессиях 1920—1930-х гг.  Еще можно услышать, что репрессии — это злая воля Сталина, если бы не Сталин, то и репрессий не было бы. Действительно, во многом это так. Но, приоткрывая страницы истории, приходишь к другому выводу. Репрессии — это политика государства по отношению к своему народу.

Под эту политику была подведена солидная правовая база, выработана соответствующая идеология, даны философские обоснования. Об этом свидетельствуют  документы, ранее нигде и никогда не публиковавшиеся, потому что носили гриф «Совершенно секретно» или «Строго секретно». Их опубликование стало возможным после Указа Президента Российской Федерации «О снятии ограничительных грифов с законодательных и иных актов, служивших основанием для массовых репрессий и посягающих на права человека» от 23 июня 1992 года.

Ныне живущие потомки раскулаченных, рассуждая о причинах этих репрессий, упоминают всё, что угодно, но только не политическую враждебность своих предков по отношению к советской власти.

Даже сейчас, когда модно иметь дворянское, на худой конец купеческое происхождение, почти ни один из опрошенных нами респондентов не сообщил о том, что его предки действительно были богатыми и жили очень хорошо. Как правило, люди говорят, что жили не голодно, но всё это доставалось неимоверно тяжким трудом всех членов семьи от мала до велика. О том, что в такой крестьянской стране, как Россия, раскулачивание носило массовый характер, свидетельствует и история моей семьи.

Перед своим исследованием я поставила следующие задачи:

• Изучить тему раскулачивания крестьян в Беловском районе.

• Проанализировать обобщённые характеристики раскулаченного хозяйства в Беловском районе.

• Воссоздать портрет крестьянина-единоличника, подвергшегося раскулачиванию и попытаться рассмотреть, насколько правомерно, с точки зрения законов того времени, было проведено раскулачивание.

 

Крестьянство в послевоенные годы. ТОЗы. Коммуны и их реорганизация в колзозы (на территории Беловского района)

После окончания гражданской войны наш район, как и другие в Кузбассе, находился в крайне бедственном положении. У людей не было не только хлеба на еду, но и семян к наступающему весеннему севу 1920 года.

Заготовка хлеба в 1920 году проводилась с большими трудностями. Степные сёла Белово, Бабанаково и другие ввиду низкого урожая от продразвёрстки были освобождены. Тревожная обстановка, в связи с неурожаем, создалась и в 1921 году.

5 февраля 1921 года продовольственный вопрос обсуждался на районном съезде представителей волисполкомов сельских Советов и комячеек в Бачатах. По докладу агронома Зиновьева, в районе имелось 350 тонн ржи, 266 тонн пшеницы, 11,5 тонн ячменя, 2,6 тонны гречихи. Даже по самым низким нормам потребления населению волостей хлеба не хватило бы до нового урожая (Щуканов В.П. Белово. Белово, 2000. С.87). Съезд решил часть пшеницы и ржи перевести в едовую, а семенной фонд пополнить за счёт продрезвёрстки.

Уже тогда коммунисты приняли решение – забрать зерно насильственным путём у зажиточной части крестьянства. «Не так-то легко это было сделать. Предстояло забрать зерно у кулаков, которые заблаговременно спрятали его в потайных местах. Все коммунисты были вооружены, в сёлах создавались отряды, которые находились в подчинении частей особого назначения (ЧОН). Однако когда напряжение в стране спало, в марте 1921 года решением 10 съезда партии продразвёрстка была заменена продналогом» (Щуканов В.П. Белово. Белово, 2000. С.87).

Новая экономическая политика, объявленная Советской властью в стране, мало способствовала восстановлению народного хозяйства.

Беднейшее крестьянство пыталось найти выход из своего плачевного положения через коммуны, однако они были очень слабыми. Члены коммуны обобществляли всех домашних животных, вплоть до птиц. Своих личных хозяйств не имели. Все необходимые продукты получали натурой из общественного склада по количеству едоков, т.е. членов семьи.

Конечно, такие коммуны были утопией. Большинство крестьян пугали непонятные слова «коммунизм», «коммуна», «кооперация». Местные агитаторы, работники уездного комитета партии в своих лекциях говорили: «Для того, чтобы создать советское хозяйство и приучить человека к коммунистической жизни, строятся общие казармы, конюшни. Создаются коммунистические трудовые артели хлеборобов, которые пашут, сеют, молотят вместе, а зерно делят на каждого едока», «Будут общие жёны, общие дети» (Щуканов В.П. Белово. Белово, 2000. С.87). Что и говорить, «заманчивая» перспектива для зажиточного крестьянина, который многие годы трудился, не покладая рук, чтобы создать крепкое хозяйство!

Коммунисты также пытались внести «элементы нового быта» в привычную деревенскую жизнь: шла агитация за «красные свадьбы», «красные крестины без попов и церкви», в проведение праздников.

Вот как первый раз отмечался праздник Октября в сёлах Бачатской волости: «По решению районного комитета за две недели до праздника проходили воскресники. Заготавливали дрова для школ, изб-читален, клубов, красноармейских семей, ремонтировали общественные помещения. 7 ноября до обеда все коммунисты и комсомольцы продолжали работать на воскреснике, а с двух часов начинались шествия по улицам села, ходили с гармошками, песнями, знамёнами, лозунгами, чучелами, изображающими буржуев, белогвардейцев и прочих врагов Советской власти. А потом уже под вечер подходили к Сельскому совету, и начинался митинг» (Щуканов В.П. Белово. Белово, 2000. С.88). А в это время «прочие враги советской власти» трудились в своём «кулацком» хозяйстве. 

Вот пример коммуны, которая была организована в 1923 году в селе Сидоренкове. Здесь пять хозяйств коммунистов объединились в коммуну, которую назвали именем Троцкого. В ней насчитывалось 11 работников и 29 едоков. С пятью лошадьми она имела 105 га земли. Коммуна выжила, а потом преобразовалась в колхоз только потому, что в 1925 году приобрела трактор (Г.И.Артёмов «История Беловского района». Белово, 1996. С.43).

Коммуны в большинстве случаев были недолговечны. В одном селе создавались, в другом распадались. Один из первых коммунаров с юмором рассказывал о коммуне в Мохове: "Собрали мы на одном дворе скот и птицу. Все члены коммуны питались в общей столовой. После завтрака одни шли на работу, другие болтались по деревне; а третьи - снова на койку. А когда съели овец, кур и добрались до коров, то многие возмутились такому порядку, увели домой еще не забитых коров, и коммуна развалилась" (Г.И.Артёмов «История Беловского района». Белово, 1996. С.45).

В 1924 году почти во всех селах района прошла волна организации кредитных товариществ, куда охотно вступали бедняцкие и середняцкие хозяйства. Товарищество получало кредиты от государства, на которые закупили сенокосилки, плуги, жатки, молотилки.

Денежные средства товариществ складывались из взносов членов товарищества и государственных кредитов. Все это позволяло хоть как-то облегчить тяжелый крестьянский труд.

Второй ступенью кредитных товариществ было их образование по совместной обработке земли – ТОЗы. В тех же Пермяках в ТОЗ «Новый сеятель» вошло 26 хозяйств, а в «Красный пахарь» - 21 хозяйство.

В ТОЗах крестьяне объединялись только для производства сельхозработ. Товарищества за ссуды от государства и за свой счет приобретали машины и другие средства для общего владения и пользования. Доходы распределялись по количеству вложенного труда, по количеству лошадей от хозяйства. ТОЗы существовали до 1929 года, когда на волне «всеобщей коллективизации», их начали превращать в колхозы.

Дмитрий Лукич Звягин, который прошел все ступени объединений крестьян, рассказывает в своих воспоминаниях: "Кредитные товарищества и ТОЗы это единственные объединения крестьян, которые способствовали развитию их хозяйства. Но когда рядом с ними начали появляться коммуны и колхозы, то они просто разорили крестьян" (Г.И.Артёмов «История Беловского района». Белово, 1996. С.47).

Наиболее устойчивые коммуны, затем преобразованные в колхозы, сохранились в селах, где они были организованы сосланными переселенцами из центра России.

В середине двадцатых годов на карте района появились новые села: Заря, Ивановка, Новороссийка, Калиновка, Ульяновка, Знаменка и другие.

В коммунах этих сел распределение продуктов труда шло не по едокам (членам семьи), а по затраченному каждым труду, то есть по количеству выходов на работу. Константин Павлович Фетисов хорошо помнит это время (Г.И.Артёмов «История Беловского района». Белово, 1996. С.46). В 1927 году он был призван в ряды Красной Армии. Из глухой деревушки Воронежской губернии он попал в Москву, служил на аэродроме академии имени Жуковского. "В конце срока службы мы решили всем взводом выехать в Сибирь и организовать колхоз, - рассказывал Фетисов.

Но где получить землю? Командование договорилось с наркоматом земледелия о приеме делегации от красноармейцев.. Наркомзем Яковлев принял её, где за старшего был красноармеец Михаил Шаповалов. Выслушав просьбу делегации, Яковлев подошел к карте и показал пятнышко свободной земли. Это место находилось в далекой Сибири на территории Старопестеревского сельского Совета Бачатского района». .

Весной 1927 года Михаил Шаповалов и Филипп Хаустов выехали в Сибирь; По возвращении в часть рассказали, что земля там плодородная, что через их будущий надел протекает ручей Менчереп, а недалеко река Иня. Все были довольны выбором места. Мечтали о новой жизни.

Осенью 1927 года, после демобилизации, коммунары и их семьи прибыли на место. Еще в части они избрали руководителем коммуны Михаила Шаповалова. И назвали ее "Атеист". До морозов поставили два дома, купленных в Старопестереве, вырыли землянки. Началась тяжелая голодная зима для первых семей коммунаров, насчитывающих 50 человек. Их жизнь была настоящим подвигом в условиях сибирских морозов. В труднейших условиях готовились к весеннему севу. Государство выдало ссуду. Закупили семена, лошадей, плуги, бороны. Строили примитивные скотные дворы. Однако некоторые не выдержали. К весне в коммуне остались самые стойкие - восемь семей.

Тем не менее, сев был проведен организованно, и коммунары сняли богатый урожай. Это было наградой за пережитое. Урожай помог поднять хозяйство, начали отстраиваться: появились первые добротные дома. В коммуну приходили крестьяне из других сел. Зимой1931 года оба хозяйства - "Атеист" и "Красный воин" - объединились. Коммунары "Атеиста" переселились в поселок соседей. На общем собрании коммуна была объявлена колхозом, которому дали новое имя - "Заря". 

Через два года в колхозе числился 381 человек, земельный фонд составлял 3229 га, 52 лошади, 266 голов крупного рогатого скота, более двухсот овец (Г.И.Артёмов «История Беловского района». Белово, 1996. С.47).

Однако колхозы должны были выращивать то, что скажут сверху. Жесткий контроль над колхозом связывал инициативу крестьян по рукам и ногам. Сельские жители были обложены тяжелыми налогами.

 

Первый этап коллективизации в Беловском районе

В конце 1927 — начале 1928 года возникли серьезные хлебозаготовительные трудности, связанные с нежеланием крестьян сдавать государству хлеб по низким твердым ценам. Кроме того, индустриализация вызвала значительный приток в города новой рабочей силы, главным образом из села. И для всего этого срочно, ежегодно требовалось значительное, все возрастающее количество хлеба, причем дешевого, по твердым государственным, а не рыночным, закупочным ценам. Индивидуальное крестьянское хозяйство такого количества хлеба государству дать не могло.

Сталин все более стал склоняться к мысли, что нужно ускорить процесс коллективизации, не считаясь с решениями XV съезда партии. Темпы хлебозаготовок в нашем Сибирском крае он контролировал лично. Вот, например, его запрос в Тисульский район, находящийся на севере Кузбасса.

«Письмо секретарю Тисульского райкома ВКП(б) тов. Семагину,  о необходимости достижения перелома в темпах хлебозаготовках.

Совершенно секретно.

28 января 1928 г.

Передаем полученный по прямому проводу из Новосибирска запрос тов. Сталина: "Могу ли сообщить Москве, что Ваш округ не сдрефит и готов честно выполнить план хлебозаготовок? Дайте ответ. Сталин".

На этот запрос мы от имени ОК ВКП(б) и Окрисполкома дали следующий ответ тов. Сталину: «Будет выполнено. Все силы мобилизованы, подчинены этой цели. Заверяем нашей готовности иметь 100% плана. Подтянем весь низовой аппарат.

Давая настоящий ответ, мы целиком обязали Вас со всей серьезностью учесть ту громадную ответственность, которая ложится на все организации округа за полное выполнение плана хлебозаготовок.

Сейчас мы по округу не имеем достаточного перелома в усилении темпов хлебозаготовок, последняя пятидневка дала сокращение в заготовках на 3,178 процентов против прошлой пятидневки. Это характеризует слабую раскачку низовых звеньев нашей организации, медленность в проведении ими директив вышестоящих организаций.

Надо сейчас сосредоточить еще больше внимание хлебозаготовкам. Обеспечить быстрое проведение в жизнь всех намеченных мероприятий, обуславливающих выброску крестьянством хлеба на рынок. Обязательно добиться перелома в усилении темпа. Для чего нужна особая четкость в работе Вас самих как руководителей. Умело и своевременно проверять быстроту выполнения директив низовым советским кооперативным аппаратом и партийными организациями в деревне.

Основной механизм и его приводные рычаги в районе должны быть приведены в полный порядок и готовность к честному выполнению плана хлебозаготовок на все 100%.

Зам. Отв.Секретарь  ОК ВКП(б) Чугунов.

Пред. ОКРисполкома Гордиенко».

(Цитируется по: Ильин  Н.Г. Рубцовчане в ссылке. Рубцовск, 1997. С.19).

С осени 1929 г. началась безудержная гонка по проведению массовой (сплошной) коллективизации и стремление скорее об этом рапортовать «наверх».  После перехода к сплошной коллективизации в сибирской деревне произошли существенные социальные сдвиги.

Прежде всего, разорились (были экспроприированы или "самораскулачились") хозяйства, официально относимые к кулацким. Но и остальные социальные группы деревни, не вошедшие в колхозы, существенно сократили размеры своих хозяйств. Исключение не составляла и беднота, которую так же, как и остальных крестьян, охватила массовая "эпидемия" забоя скота. Результатом первого этапа коллективизации стало «обеднячивание» единоличного крестьянства.

Описание кулацкого хозяйства было дано в Постановлении СНК СССР от 21 мая 1929 г. «О признаках кулацких хозяйств, в которых должен применяться Кодекс законов о труде». Кулацкими считались те хозяйства, которые попадали хотя бы под один из следующих показателей:

o если хозяйство систематически применяет наемный труд;

o если в хозяйстве имеется мельница, маслобойня, сушилка и другие промышленные предприятия при условии применения в них механического двигателя;

o если хозяйство систематически сдает внаем сложные сельскохозяйственные машины с механическими двигателями;

o если хозяйство сдает внаем отдельно оборудованные помещения под жилье или предприятие;

o если члены хозяйства занимаются торговлей, ростовщичеством, коммерческим посредничеством или имеют другие нетрудовые доходы (в том числе служители культа)».

В Постановлении указывается и предельный размер дохода, облагаемого единым сельхозналогом, ниже которого хозяйство не считалось кулацким. Это 300 руб. на едока, но не более 1500 руб. на хозяйство. Но на самом деле термин «кулак» в Беловском районе толковался и понимался по-разному и преимущественно расширительно.

В Беловском районе ликвидация наиболее зажиточной части  крестьянства началась в ходе хлебозаготовительной кампании 1929/30 гг. К крестьянам, «злостно саботирующим хлебозаготовки», применялось пятикратное обложение, а в случае невыполнения его имущество неплательщика продавалось с торгов.

Всего по данным Сибкрайфо, представленным в Сибкрайком ВКП(б) на 1 декабря 1929 г., в крае было выявлено 4,16 процента зажиточных (кулацких) хозяйств (Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 г. Новосибирск, 1997. С.45.)

Беловский район был в числе нескольких, в которых процент таких хозяйств был наибольший. Он же оказался и в числе районов, где, хотя и пассивное, сопротивление массовому обобществлению средств производства и вовлечению крестьянства в коллективные хозяйства стало весьма распространенным явлением. Это сопротивление приобретало самые различные формы. Так, в 1930 году представители Беловского РК сообщали: "Кулачество не просто сопротивляется в невыполнении данных им комиссией заданий, а старается привлечь на свою сторону бедноту и середняка, вселяя им мысли, что хлеба в деревне уже нет, что беднота будет голодовать» (Государственный архив Кемеровской области (ГАКО). Фонд №63).

 

Второй этап раскулачивания

В 1931 году экспроприация и выселение крестьянства в Беловском районе продолжались. 13 марта 1931 года было принято постановление Запсибкрайкома ВКП(б), 15 марта - постановление Забсибкрайисполкома, в которых были запланированы экспроприация и выселение кулаков из 14 районов сплошной коллективизации. Беловский район так же был в их числе. 18 марта 1931 года комиссия ЦК ВКП(б) по спецпереселенцам, возглавляемая А. Андреевым, рассмотрела вопрос о переселении кулацких хозяйств в Западно-Сибирском крае. Выселяемых намечалось использовать для освоения земельных массивов в указанных районах, а также в качестве рабочей силы на лесных разработках соответствующими хозяйственными организациями.

В это число входила часть кулаков, экспроприированных уже весной 1930 года, но оставшихся в местах прежнего жительства, частично проникших в колхозы, совхозы, переехавших в город.

У выселяемых кулацких хозяйств подлежало конфискации: "все недвижимое имущество, продуктивный и рабочий скот, сложный и простой сельскохозяйственный инвентарь, предприятия, сырье и полуфабрикаты, хлеб и семена, ценности и вклады". "Категорически воспрещалось" раздевание, отбирание белья, необходимой одежды, присвоение кулацких вещей и т.п., т.е. случаев мародерства и издевательства".

Не подлежало конфискации при выселении следующее имущество: "лошадь, телега с упряжью, необходимый минимум земледельческих и других орудий производства (плуги, бороны, топоры, вилы и лопаты), предметы домашнего обихода, мануфактура, одежда, обувь (если количество их не выходит за пределы личного потребления, деньги до 500 рублей на семью)". За счет общего количества экспроприированного имущества и ценностей было предложено снабдить высылаемых 2-месячным запасом продовольствия (мука, крупа, соль). (ГАКО. Фонд №63).

Организация и практическое проведение операции по выселению кулачества была возложена на органы ОГПУ.  Раскулаченным в пределах Беловского района нельзя было брать с собой даже простейшие орудия труда выше предписываемой нормы: 1 плуг - на 3 хозяйства, 1 борона - на 4 хозяйства; 3 косы - на 1 хозяйство, 2 серпа - на 1 хозяйство, 1 молоток для правки кос - на 3 хозяйства, 1 железные вилы - на 1 хозяйство, 2 лопаты, 1 сани, 1 сбруя, 1 пила - на 10 хозяйств, 2 топора - на 1 хозяйство, 1 комплект кузнеца - на 2 хозяйства, 1 комплект столярного инструмента - на 20 хозяйств, 1 лом - на 5 хозяйств. Ружей не разрешали вообще.

15 марта 1931 года под грифом "совершенно секретно" во все края и области, где предстояло выселение, был выслан меморандум ОГПУ о проведении этой операции за подписью заместителя председателя ОГПУ Г. Ягоды.

В нем предлагалось:

1. Установить количество кулацких хозяйств края (в т.ч. раскулаченных и распроданных в прошлом году), подлежащих высылке.

2. Установить теперешнее местонахождение кулацких хозяйств, в особенности глав семей.

3. Агентурным путем установить бежавших с постоянного места жительства и из ссылки кулаков, проникших на работу в промышленность, шахты, скрывающихся в городах.

4. Проверить состав колхозов, учесть проникших в колхозы кулаков.

5. Разработать подробный оперативный план проведения этой массовой операции.

Итак, директивы сверху продолжали поступать, а товарищи «на местах» изо всех сил старались их выполнить своевременно и в полном объёме.

Документ №1.

«Протокол общего собрания членов коммуны «Авангард» Моховского с/с Беловского района с присутствием единоличников деревни Мохово 14.04.31г.

Предсобрания Паршиков   Секретарь Розов

                                            Повестка дня.

О практических мероприятиях по коллективизации и экспроприации кулачества как класса.

Слушали: о практических мероприятиях и экспроприации кулачества как класса   докладчик Квасов.

Который привёл ряд о достижении колхозных хозяйств и о доходности. Квасов также говорит о подведении тихнической базы под сельское хозяйство и мы уже видим что в сегодняшнем году на наших полях трактор, а отсюда краю надо создать такие условия что-бы могли работать машины. А отсюда краю надо взяться по боевому за разъяснительную работу по вовлечению единоличников в колхозы. Также Квасов говорит что намеченный пятилетний план по коликтивизации выполнен в первые два года пятилетки и превышает в 2 ½ раза и что тормозом в коликтивизации кулак который всячески старается подорвать колхозное строительство и срыву пятилетнего плана и классовый враг как никогда сейчас старается разложить колхозы видя что через коликтивизацию гибель свою и старается всячески пролезть в колхоз с целью развала колхоза. Как пример в колхозе Красная Степь куда кулак сумел пролезть и начал заниматься развалом колхоза а также и в коммуне «Авангард» куда сумели пролезть кулаки и где тоже занялись вредительством и принесли коммуне убыток до 3000 рублей  откуда отразилось на заработке самих членов и коммуна осталась должна перед государством не выполнила плана хлебозаготовки….. Сейчас когда половина домов в колхозе то стал вопрос ликвидации кулака как класса и по распоряжению вышестоящих организаций от 10 мая нам надо ликвидировать кулачество как враждебный нам класс из пределов округа так как в нашем крае коллективизация доведена до 80% а отсюда нам надо обсудить кандидатуры и выселить их из пределов округа и желеть кулака нечего. Надо его ликвидировать как класс». (ГАКО Фонд №63, стилистика и орфография подлинного документа сохранена).

Приведем также некоторые  документы, дающие представление о тех, кого признавали кулаком и высылали:

Документ №2.

Характеристика на Лыдкина Степана Николаевича, проживающего в деревне Гавриловка:

"Имеет деревянный пятистенный дом, 2 рабочих лошади, коров молочных 1, бричку, косилку, 7 человек в семье. Лишен избирательных прав за эксплуатацию наемного труда в 1929 году и раскулачен, после чего по апелляции Лыдкина, последний в правах голоса восстановлен, якобы как партизан. Батраки и бедняки д. Гавриловка  считают восстановление в правах голоса неверным, т.к. Лыдкин С.Н. систематически эксплуатировал наемный труд из года в год, что подтверждается справками самих батраков». (ГАКО фонд 63).

Документ №3.

«Выписка из протокола.

Заседание президиума Бочатского с/совета.

Имя -  … Пётр, 54 года.

Состав семьи: жена Ульяна, сын Илья 18 лет, дочь Катерина 20 лет, сын Матвей 34 г. с тремя детьми – Ирина 7 лет, Иван – 3 года, Семён -2 года,  сноха Анна (29-30 лет).

Основания: торговля мясом с 1924 по 26г. Имел потент 2-го разряда. 1922 год держал батраков, с введением индивидуального с/хоз налога последний стал избегать сельское х-во с уходом на временные работы в Заготпушины. Имеет лошадь, бычков – 3, овцы пять, свиньи три, куры, грабли конные, молотягу. Считать хозяйство как случайно выскользнувшее от обложения и в настоящий момент ведёт сельское хоз-во отнести хоз-во к кулацкому (с индивидуальным обложением из расчёта прожиточного минимума по 50 руб. в месяц на трудоспособного члена семьи, обход установить для обложения в сумме 1200р. Сельхозналог исчислить 450р. Самообложение 900р. Просить Президиум РИКа о лишении его избирательных прав.

Председатель ……» (ГАКО фонд 63).

Получается, что данная семья имеет в своём составе две микросемьи, так как вместе с родителями проживает взрослый сын с женой и тремя малолетними детьми. Кроме того, в семье проживают ещё двое взрослых детей – сын Илья и дочь Катерина, которые в скором времени могут создать свои семьи.  Если разделить имущество на всех членов семьи, то очевидно, что данное хозяйство нельзя отнести к кулацкому.

Документ  №4.

« Выписка из протокола.

Заседание президиума Бочатского райисполкома от 27.11.30.

Рассмотрели: …. Иван 38 лет, брат Дмитрий 20 лет, брат Яков 17 лет, отец Яков 64 г., жена Маланья 24 лет, малолетние дети Марья и Ксения.

Были лишены избирательных прав в 1928 году по сент. мес. 1930 г. по признакам эксплуатации. В связи с тем, что с/сов. не оформил его как лишенца, а ограничился общими фразами о его антисоветских настроениях и эксплоататорские тенденции в его х-ве…, хозяйство Ивана… является явно капиталистическим, направление его по эксплуотации чужого труда выразилось на содержании собственной мельницы, с применением в ней массового чужого труда по всяким поводам. Причём расчёт производился в счёт будущих перемолок и обычно до конца не доведённых, при чём в барышах конечно оставался он. Имел с/хоз машины, как то: молотягу, сенокосилку, конные грабли, веялку, кои до 1927 года систематически эксплоатировал на окружающее население, обычно делал это не в своём селение, а рядом лежащем т.е. в Б.-Салаирском, Гавриловке, кроме того, до 1927 года применял в своём сельском хозяйстве сезонных рабочих, кои отрабатывали ему же за машины. В 1930 году как явно кулацкий элемент вредный сов.власти подлежал высылки, но сбежал и пользуясь недостаточным обоснованием его эксплоататорского характера со стороны с/сов. обжаловал постановление последняго в Новосибирск и Москве введя в заблуждение вышестоящии организации сов.власти и по призакам недостаточного обоснования его как кулака был восстановлен. Ныне вновь подведён и по вышеуказанным признакам как кулак эксплоататор индивидуалист явно чуждо настроен против сов.власти с/сов и с/избиркомом лишён избирательных прав.

Постановили: Затвердить постановление с/избиркома и как кулака лишить избирательных прав и жену его Маланью, братьев Дмитрия и Якова, отца Якова как имеющих одно с ним хозяйство.

Подпись: …» (ГАКО. Ф.63).   

(Лексика и орфография подлинных документов сохранена).

Данная семья имеет в своём составе две микросемьи: хозяин семьи Иван с женой и двумя малолетними детьми и его отец Яков с двумя взрослыми сыновьями, так что на одного взрослого члена семьи приходилось по одной сельскохозяйственной машине без механического двигателя, или по две машины на одну микросемью. Согласно Постановлению СНК СССР «О признаках кулацких хозяйств» от 29 мая 1929 года, к кулацкому можно отнести хоз-во, «…если в хозяйстве имеется мельница…при условии применения в ней механического двигателя; если хозяйство систематически применяет наёмный труд..». Но в данном случае наёмный труд применялся до 1927 года, то есть за два года до принятия данного Постановления. Получается, что и данном примере не было оснований для отнесения хозяйства к кулацкому, кроме как «…явно чуждо настроен против сов. власти…». А как же мог быть настроен крестьянин Иван к «сов. власти», если его, имеющего на руках двух малолетних детей, жену, пожилого отца приговаривают к высылке?

Если крестьянин пытался после решения лишить его избирательных прав, либо после принятия постановления о его раскулачивании или высылке подавать апелляции в вышестоящие инстанции, то на него собиралось целое «досье». Например:

Документ  №5.

«Срочно!

Моховскому с/совету

Лично тов. ….

Райисполком просит разобраться на месте с приложением ниже следующих документов и сведений:

1. Постановление президиума с/совета об утверждении  хозяйства (Ф.И.О.) кулацким и лишения его избирательных прав.

2. Постановление сельналоговой комиссии об отнесении данного хоз-ва к кулацкому, указать какие нетрудовые доходы и неземельческие заработки имело это хоз-во (указать какие с/х машины и в какие годы эксплоатировать на стороне, получаемая доходность в год от эксплоатации.

3. Экономику х-ва за последние 5 -6 лет, перечислить, что именно имел в с/хоз-ве, посев, машины, скот, пахотность х-ва и т.д. Указать по годам.

4. Справку о семейном положении данного хоз-ва, указать имена и возраст каждого члена семьи.

5. Если колхозник, выписку о его исключении из колхоза, решение колхоза о правильности отнесения его к кулацкому хоз-ву.

6. Справки от самих батраков, кто, когда и сколько времени работали в данном хоз-ве, за отсутствием батраков в вашем с/сов, представить свидетельские справки знающие граждан что в этом хоз-ве жили такие-то батраки.

7. Характеристику о выполнении государственных мероприятий. Был ли судим и за что, давалось ли твёрдое задание и выполнение его.

8. на каких выборных должностях работал и в какие годы.

Все эти материалы, заверенные с/советом  должны быть предоставлены райисполкому не позднее … Инструктор адм. надзора    /Грачёв/». (ГАКО. Фонд №63).

 

Заключительный этап раскулачивания крестьян в Беловском районе

(1932 -1934 годы)

В 1932 г. последствия борьбы, которую вела верховная власть с крестьянством, оказались катастрофическими, в деревнях и  селах царил голод.

Началась масштабная чистка в колхозах, о чем было принято специальное решение в марте 1933 г.

За подписью Эйхе сообщалось: «Крайком предлагает немедленно приступить к тщательному учету, изучению надлежащего выселенного классово враждебного элемента... проверяя на месте классовое лицо, антиобщественную деятельность». Тройка в трехдневный срок должна собрать ориентировочные данные о количестве, составе подлежащих выселению, и через аппарат ГПУ сообщить в край, сколько, какими группам намечается к  выселению из вашего района, количество семей в них, человек, количество одиночек, количество семей, не имеющих трудоспособных членов. Причём, учитывалось не только имущественное положение семьи конкретного крестьянина и его «враждебность» по отношению к советской власти, но и данные по всем его родственникам (Папков С.А. Сталинский террор в Сибири. 1928-1941 г. Новосибирск, 1997. С.65.)

«Весьма–срочно.  При ответе ссылаться на № и дату.

Председателю Беловского РИКа

Копия Беловскому райпрокурору.

Запрос от 14.08.34г.

На гр-на Филипова, проживающего в Гурьевске Беловского р-на.

Чем занимались его родители до революции и чем занимаются в настоящее время, если рабочие, то с какого и по каким предприятиям работают. Если крестьяне, то состоят ли в колхозе, с какого времени и какое хоз-во было до вступления в колхоз.

Не служил ли кто из родителей и их родственников в полиции, белой армии, не лишён ли кто из родителей и их родственников избирательных прав, указать за что и когда.

Не находились ли они под судом и не был ли судим сам, указать за что и когда.

Ответ ожидается не позже 26.09.34.

Военный комиссар /Полонский/».  (ГАКО. Фонд №63).

Нашелся ещё один любопытный документ от 28 июля 1933 г. Уполномоченный сельсовета Оселковский Беловского района Петр Кузнецов в присутствии понятых Степана Иванова и Сергея Власова составил опись имущества недоимщика Ивана Максимовича Фёдорова. Поражает и ужасает опись этого жалкого имущества, назначенного к распродаже, принадлежащего человеку, который числится в особом «кулацком» списке, «как имевший крупное крестьянское хозяйство», «как кулак, крупный подрядчик, эксплуатировавший батраков, подлежащий экспроприации, отчего он объявлен как «кулак-лишенец», которого постановили выселить единогласно. Вот его «крупное хозяйство.: 1) лошадь масти гнедая, мерин в возрасте 10 лет, 2000 руб., 2) сани неокованные одни - 5 руб., 3) самовар один - 50 руб., 4) чашек (пар) две - 1 руб., 5) чашек (эмалированных) одна - 1 руб., 6) чугунка (полведра) одна - 3 руб., 7) ящик деревянный, обтянутый железом один - 10 руб., 8) подушка одна - 3 руб., 9) дерюжка одна - 1 руб».  (ГАКО. Фонд №63). Что называется, комментарии излишни…











Рекомендованные материалы


Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 2

Он часто вспоминал Польшу и родной язык. Он мог забыться и говорить по-польски, а потом спохватывался и продолжал по-русски. На улице жил поляк, так он ходил к нему специально поговорить на родном языке. Только вот страх никогда не покидал его. Боялся наказания непонятно за что и на старой, и на новой родине.

Стенгазета

Две родины Людвига Пшибло. Часть 1

Родины у него было две: Польша и Советский Союз. «Свой-чужой» – он был в этих двух государствах. Наверное, незавидная судьба была у Людвига Иосифовича Пшибло. Мы решили рассказать о его жизни, чтобы «оживить» историю, чтобы увидеть за словом «народ» живого человека.