Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.07.2006 | Колонка

Все под контролем?

Кукловоды, обманувшие себя

Особенность нынешнего момента заключается в том, что творцы «суверенной демократии» совсем перестали стесняться чего-либо. Так, в интервью «Коммерсанту» генеральный директор ВГТРК Олег Добродеев с удовольствием рассказывает, что именно он решает, какие события являются значимыми и достойными показа по телевидению, а какие нет. Посему «Вести» игнорировали, например, арест счетов «Открытой России» — ну, в самом деле, мало ли в стране благотворительных организаций. А то, что эту конкретную организацию возглавлял некто Михаил Ходорковский, ну так в стране почти миллион зеков.

Господин Добродеев полагает себя вправе решать, кто в стране является политиком, а стало быть, персоной, достойной телеэфира, а кто нет.

При этом в своей неизбывной наивности один из главных кукловодов страны и не подозревает, что политик, лишенный возможности излагать свои взгляды широкой аудитории, заранее проигрывает тем, на кого упал благосклонный взгляд г-на Добродеева. Некоторые говорят, что Путин уволил генпрокурора Устинова потому, что тот слишком много о себе возомнил. Если так, то Добродеев – следующий в очереди.

Если только его не опередит другой знатный кукловод – заместитель главы президентской администрации Владислав Сурков. Нанятые Кремлем американские имиджмейкеры посоветовали ему встретиться с журналистами тех стран, главы которых через пару недель прибудут на встречу «восьмерки». По идее главный политтехнолог должен был попытаться найти аргументы, дабы убедить зарубежных репортеров, что в России существует демократия, а посему Владимир Путин имеет все основания для председательства на встрече лидеров ведущих мировых государств. Однако

привычка к тому информационному пространству, которое выстроил с подачи Кремля Добродеев с коллегами, сыграла с Сурковым злую шутку. Он привык к тому, что журналисты по приказу начальников подают его фантазии как реальность, а огромное количество людей потом верит, что так оно есть.

Поэтому живописал зарубежным корреспондентам ужасы про некие «центры глобального влияния», которые навязывают «шаблонную модель неэффективных и управляемых извне экономических и политических режимов». Особую любовь Кремля к «Единой России» он объяснил так: "Разве Джордж Буш не поддерживает республиканскую партию, а Тони Блэр — лейбористскую?" При этом как-то упустил из виду, что слушатели в курсе того, что Буша выдвигал в кандидаты партийный съезд, а лейбористы в любой момент могут выбрать другого председателя партии.

Всерьез анализировать каждый из сурковских софизмов – вещь бессмысленная.

Главная загадка, зачем нужно было излагать все это тем, кого нельзя ни заткнуть, ни заставить повторять этот бред.

Результаты налицо.

«Таймс»: «Благодаря выступлению Суркова представился редкий шанс взглянуть изнутри на идеологию, стоящую за стремлением Кремля установить централизованный контроль над парламентом, национальными СМИ и стратегическими областями промышленности, что прослеживается с момента вступления Путина на пост президента в 2000 году».

«Лос-Анджелос таймс»: «Путинский стратег обвинил США в стремлении закамуфлировать разговорами о демократии свое стремление к доминированию в энергетической сфере».

«Индепендент»: «Сурков утверждает, что критика Запада вызвана стремлением установить контроль над нефтяными и газовыми запасами России, а вовсе не искренней заботой о демократии».

Одним словом, зарубежные корреспонденты честно выполнили свой профессиональный долг, а читателям остается только гадать, то ли «второй человек в Кремле» немного не в себе, то ли принимает свою аудиторию за идиотов.

Наследники полковника Зубатова

Весьма показательно, что, общаясь с западными журналистами, Владислав Сурков вспомнил о противостоянии московских властей и жителей района Бутово. Кремлевский начальник назвал действия жителей «проявлением гражданской позиции». История более чем банальная: дома невезучих жителей находятся на земле, которую чиновники уже распланировали под застройку. Ну не вести же с ними переговоры о том, как лучше решить проблему. Муниципальные власти быстро протолкнули нужное решение суда и прислали ОМОН и судебных приставов. Так в России отнимают собственность едва ли не ежедневно.

Однако в данном случае кто-то в Кремле решил, очевидно, заодно разобраться с московским мэром. На место побоища были направлены телекамеры и члены Общественной палаты.

Один из них, адвокат Анатолий Кучерена, возглавил протест. И колесо закрутилось в обратную сторону: начались проверки законности выселения, московские власти вынуждены были оправдываться. Точно так же некоторое время назад из-за свары между различными кремлевскими группировками страна вдруг узнала о трагедии, произошедшей с рядовым Сычевым в Челябинском танковом училище.

В эти же дни другой «общественник» Леонид Рошаль печатает в сервильных «Известиях», где ныне не допускается никакой критики властей, статью, содержащую беспощадный профессиональный анализ дел в отечественном здравоохранении.

Из нее следует, что разрекламированный национальный проект «Здоровье» не более чем профанация. Мало того, Рошаль страстно призывает народ к протесту: «Нам хотелось бы услышать и ваш голос, голос народа, а вы молчите! Значит, вы всем довольны. Значит, каждого из вас устраивает, что надо вставать в 5-6 утра, чтобы записаться на прием к специалисту. Значит, вас устраивают очереди, необходимость совать в карман врача мятые купюры, нести в больницу свои простыни, кружки, тарелки, даже лекарства…Что это нормально? Тогда почему же вы молчите?»

Похоже, кремлевские политтехнологи придумали для Общественной палаты важное занятие – не только выявлять недовольство людей, но и контролировать его.

Этакий клапан для выпускания избыточного общественного пара. Идея совсем не новая. В самом начале прошлого века с ней носился полковник охранки по фамилии Зубатов. Он очень преуспел в создании подконтрольных полиции организаций рабочих, которые должны были защищать права «низших классов», следя за тем, чтобы протест не перекинулся на устои монархии.

Ни тогда не помогло, ни сейчас не поможет. И даже способно сыграть весьма полезную роль. Ведь, наблюдая по телевизору, как объединившиеся в Бутове жители отстаивают свои права, и отстаивают успешно, люди вряд ли задумываются о кремлевских интригах и новой роли «общественников». Они видят, прежде всего, успешный пример общественной самоорганизации. И, не исключено, когда сами столкнутся с чиновничьим произволом, хамским равнодушием и преступлениями власти, тоже выйдут на улицы.

Попытка контролировать общественный протест в условиях авторитарной власти – вещь довольно рискованная.

Эта власть держится на пассивности людей или их страхе. И когда она, пусть в рамках игры, которую сама же затеяла, вдруг уступает народным требованиям, это лечит от страха и пассивности. В конце концов, внушает мысль, что народ – реальная сила.

Именно поэтому декоративная демократия – режим чрезвычайно неустойчивый. Он либо скатывается в откровенный авторитаризм, либо в прямое противостояние власти и общества.  



Источник: "Ежедневный Журнал", 01.07.06,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.