Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.04.2006 | Колонка

Театральная зачистка

Трудно завидовать тем, кто решится стать режиссером в театре на Поварской после Васильева

Анатолий Васильев – больше не художественный руководитель «Школы драматического искусства» - театра, который он сам основал почти 20 лет назад. С должности этой Васильев уволен, чтобы не мешать проводить «реорганизацию» театра, которая заключается в том, что одно из двух помещений «Школы» - сцена на Поварской - должно быть передано в другие руки.

Напомню историю вопроса.

«Школа драматического искусства», созданная в 1987 году, за неимением специального театрального здания, обустроила себе сцену в полуподвальном помещении жилого дома на Поварской, 20. Там же, на верхнем этаже, была сделана и сцена поменьше, в том же доме было и маленькое общежитие работников театра. То, что эти помещения малы для театра Васильева, где кроме подготовки спектаклей идет большая педагогическая работа, было ясно сразу. И, поскольку Васильев – режиссер с мировой славой, в 2001 году, к международной театральной Олимпиаде, на средства городского бюджета для «Школы драматического искусства» было построено новое здание театра на Сретенке. В глазах гостей со всего мира это действительно выглядело роскошным подарком города. Там же появилось и новое общежитие.

Уже через год, однако, появилось мнение, что двух помещений Васильеву многовато, он не может их «эффективно использовать», а значит, следует одно из них передать какому-нибудь нуждающемуся театру. Среди очередников прозвучало название Мастерской Фоменко, но Петр Наумович сразу сказал, что васильевское помещение не возьмет, и шум ненадолго утих.

Разумеется, ни один руководитель театра, ценящий свою репутацию, не возьмет помещение, отнятое у «Школы», опасаясь до смерти ходить с клеймом человека, «выжившего Васильева».

Но важно и то, что эти помещения имеют настолько специфическую, сделанную специально для васильевских экспериментов, конструкцию зала, что они и не подойдут никому другому.

Далее была попытка города изъять у Васильева новое общежитие и череда судов, считающих эти действия неправомерными. Были письма российской и мировой театральной общественности в поддержку театра.  В результате, общежитие все же пришлось отдать, но, как водится в отечественных имущественных спорах последнего времени, откупиться таким образом от дальнейших посягательств не удалось.

Сейчас приказом Комитета по культуре Москвы упрямый Анатолий Васильев освобожден от должности директора "Школы", а на его место назначен аудитор Игорь Габелко. Его задача – провести «реорганизацию театра» и, освободившееся в результате нее помещение на Поварской, передать муниципальному проекту «Открытая сцена», поддерживающему новые театральные начинания.  Предполагается, что после того, как реорганизация закончится, Васильев снова сможет стать худруком собственного театра, который к тому времени будет помещаться уже только в помещении на Сретенке.

Судя по развитию событий, на этот раз здание на Поварской придется отдать.  Симптоматично, что наученные историей с Фоменко, московские власти теперь не стали предлагать заняться «реорганизацией» человеку из театральной среды. У аудитора Габелко нет ни пиетета перед легендарным Васильевым, ни авторитета в театральном мире, который он страшился бы потерять. Его задача – «зачистить» место и уйти.

После этого в здание на Поварской можно приглашать руководить «Открытой сценой» любого театрального директора или худрука. Предполагается, что их совесть будет чиста. И все же трудно завидовать тем, кто решится стать режиссером в театре на Поварской после Васильева. Впрочем, это все из области морали и нравственности.

А из области имущественных отношений - вот что. На самом-то деле «Школа драматического искусства» проекту «Открытая сцена» была не чужда – на верхней сцене здания на Поварской показывали спектакли Дмитрия Крымова, сделанные в рамках этой программы. Интересно, останутся ли они теперь там или их выгонят вместе с театром? А еще интереснее другое.

В недрах театра мало кто верит, что отобранное у «Школы» здание действительно пойдет на развитие «Открытой сцены». Многие полагают, что театральное помещение, которое 20 лет назад переделали из квартир, снова станет жильем в этом буквально «золотом» (по стоимости квадратного метра) доме на тихой улице недалеко от Кремля. А дирекции «Открытой сцены» ведь будет достаточно одной комнаты. Поэтому сейчас, очень бы хотелось установить общественный контроль за «реорганизацией» с тем, чтобы потом можно было проверить, куда пошел каждый из метров, который с особым цинизмом отнимали во имя искусства.

Это надо сделать хотя бы силами тех театральных деятелей (а они есть), которые считают, что «раскулачить» Васильева в пользу неимущих - справедливо и благородно. А то вдруг через два года окажется, что там, где только что артисты сыграли трагического «Каменного гостя», теперь располагается гостиная очень обеспеченных людей? И тогда станет ясно, что справедливость в очередной раз понимается как равенство в бедности и бесправии.



Источник: «Эксперт» №14(508), 10.04.2006,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.