Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.04.2006 | Колонка

Театральная зачистка

Трудно завидовать тем, кто решится стать режиссером в театре на Поварской после Васильева

Анатолий Васильев – больше не художественный руководитель «Школы драматического искусства» - театра, который он сам основал почти 20 лет назад. С должности этой Васильев уволен, чтобы не мешать проводить «реорганизацию» театра, которая заключается в том, что одно из двух помещений «Школы» - сцена на Поварской - должно быть передано в другие руки.

Напомню историю вопроса.

«Школа драматического искусства», созданная в 1987 году, за неимением специального театрального здания, обустроила себе сцену в полуподвальном помещении жилого дома на Поварской, 20. Там же, на верхнем этаже, была сделана и сцена поменьше, в том же доме было и маленькое общежитие работников театра. То, что эти помещения малы для театра Васильева, где кроме подготовки спектаклей идет большая педагогическая работа, было ясно сразу. И, поскольку Васильев – режиссер с мировой славой, в 2001 году, к международной театральной Олимпиаде, на средства городского бюджета для «Школы драматического искусства» было построено новое здание театра на Сретенке. В глазах гостей со всего мира это действительно выглядело роскошным подарком города. Там же появилось и новое общежитие.

Уже через год, однако, появилось мнение, что двух помещений Васильеву многовато, он не может их «эффективно использовать», а значит, следует одно из них передать какому-нибудь нуждающемуся театру. Среди очередников прозвучало название Мастерской Фоменко, но Петр Наумович сразу сказал, что васильевское помещение не возьмет, и шум ненадолго утих.

Разумеется, ни один руководитель театра, ценящий свою репутацию, не возьмет помещение, отнятое у «Школы», опасаясь до смерти ходить с клеймом человека, «выжившего Васильева».

Но важно и то, что эти помещения имеют настолько специфическую, сделанную специально для васильевских экспериментов, конструкцию зала, что они и не подойдут никому другому.

Далее была попытка города изъять у Васильева новое общежитие и череда судов, считающих эти действия неправомерными. Были письма российской и мировой театральной общественности в поддержку театра.  В результате, общежитие все же пришлось отдать, но, как водится в отечественных имущественных спорах последнего времени, откупиться таким образом от дальнейших посягательств не удалось.

Сейчас приказом Комитета по культуре Москвы упрямый Анатолий Васильев освобожден от должности директора "Школы", а на его место назначен аудитор Игорь Габелко. Его задача – провести «реорганизацию театра» и, освободившееся в результате нее помещение на Поварской, передать муниципальному проекту «Открытая сцена», поддерживающему новые театральные начинания.  Предполагается, что после того, как реорганизация закончится, Васильев снова сможет стать худруком собственного театра, который к тому времени будет помещаться уже только в помещении на Сретенке.

Судя по развитию событий, на этот раз здание на Поварской придется отдать.  Симптоматично, что наученные историей с Фоменко, московские власти теперь не стали предлагать заняться «реорганизацией» человеку из театральной среды. У аудитора Габелко нет ни пиетета перед легендарным Васильевым, ни авторитета в театральном мире, который он страшился бы потерять. Его задача – «зачистить» место и уйти.

После этого в здание на Поварской можно приглашать руководить «Открытой сценой» любого театрального директора или худрука. Предполагается, что их совесть будет чиста. И все же трудно завидовать тем, кто решится стать режиссером в театре на Поварской после Васильева. Впрочем, это все из области морали и нравственности.

А из области имущественных отношений - вот что. На самом-то деле «Школа драматического искусства» проекту «Открытая сцена» была не чужда – на верхней сцене здания на Поварской показывали спектакли Дмитрия Крымова, сделанные в рамках этой программы. Интересно, останутся ли они теперь там или их выгонят вместе с театром? А еще интереснее другое.

В недрах театра мало кто верит, что отобранное у «Школы» здание действительно пойдет на развитие «Открытой сцены». Многие полагают, что театральное помещение, которое 20 лет назад переделали из квартир, снова станет жильем в этом буквально «золотом» (по стоимости квадратного метра) доме на тихой улице недалеко от Кремля. А дирекции «Открытой сцены» ведь будет достаточно одной комнаты. Поэтому сейчас, очень бы хотелось установить общественный контроль за «реорганизацией» с тем, чтобы потом можно было проверить, куда пошел каждый из метров, который с особым цинизмом отнимали во имя искусства.

Это надо сделать хотя бы силами тех театральных деятелей (а они есть), которые считают, что «раскулачить» Васильева в пользу неимущих - справедливо и благородно. А то вдруг через два года окажется, что там, где только что артисты сыграли трагического «Каменного гостя», теперь располагается гостиная очень обеспеченных людей? И тогда станет ясно, что справедливость в очередной раз понимается как равенство в бедности и бесправии.



Источник: «Эксперт» №14(508), 10.04.2006,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.