Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.04.2006 | Общество

Главковерх «забил» на армию?

В рамках построенной вертикали власти модернизировать и улучшить армию невозможно в принципе

Главной сенсацией II Всеармейского совещания офицеров стало отсутствие на нем Верховного главнокомандующего Владимира Путина. И это странно. До сих пор президент, считающий себя (другой вопрос – заслуженно или нет) членом офицерского корпуса России, подобными мероприятиями не манкировал. Он не только выступал на прошлом совещании, проходившем в феврале 2003 года, но и беседовал с несколькими молодыми офицерами. А теперь больше половины участников – командиры рот и взводов. Обратиться к ним – это возможность поговорить с теми, кто будет основой армии в ближайшие 10-15 лет. Тем более что Путин вроде бы был всерьез озабочен состоянием дисциплины в Вооруженных силах – а именно это было объявлено главной темой совещания.

С другой стороны, президента понять можно. Человек он, безусловно, занятой. Всем государством руководит. И не исключено, что он решил не терять времени на очередное заслушивание Сергея Иванова. Надо сказать, что ни сам министр, ни его спичрайтеры не потратили больших усилий на подготовку этого выступления. Достаточно сравнить доклад с февральским выступлением Иванова в Думе, и становится очевидно, что тексты во многом совпадают. Та же самая цитата из Свечина, те же самые аргументы, те же самые абзацы, посвященные ситуации с преступностью в Вооруженных силах и состоянию офицерского корпуса. Те же софизмы, с помощью которых Иванов пытается снять с себя ответственность за армейский беспредел. Во всем, мол, виновато общество, поставляющее не тех новобранцев в армию.

Но, возможно, дело куда серьезнее. И Путин не захотел освящать своим присутствием очередной сеанс очевидной лжи. Весь доклад Иванова сводился к тому, что борьба за дисциплину в Вооруженных силах – это борьба хорошего с лучшим. Ведь, по Иванову, дела с армейской дисциплиной обстоят просто замечательно. И без всяких дополнительных мер неуклонно снижается количество преступлений, самоубийств и смертей из-за дедовщины.

Но рассказывает-то он это людям, которые точно знают состояние дел в армии. И, когда Иванов утверждает, что в минувшем году от дедовщины погибло всего 16 человек, каждый из сидящих в зале твердо знает – министр лжет. А значит, все призывы министра к тому, чтобы офицеры честно и незамедлительно докладывали наверх обо всех случаях дедовщины, воспринимаются как откровенное лицемерие. Не сомневаюсь, что и во вполне дельных предложениях, которые содержатся в докладе — например, о создании корпуса профессиональных сержантов, — офицеры тоже увидят лишь проявление обычной кампанейщины.

В том, что никто в Минобороны не собирается всерьез бороться с дедовщиной, убеждают и меры, предлагаемые Ивановым. Военное ведомство изо всех сил старается переложить ответственность за состояние дел в армии на российское общество. Призывники ни морально, ни интеллектуально не соответствуют даже минимальным требованиям – стало быть, надо расширять «базу призывного контингента». То есть отменять отсрочки. Иванов с гордостью сообщил, что правительство приняло предложения Минобороны об отмене 9 отсрочек. Таким образом, «талантливые балалаечники» (терминология министра) обречены качественно улучшать своим присутствием этот самый «призывной контингент».

Наконец, не исключено, что Путин уклонился от встречи с молодыми офицерами, потому что ему просто нечего им сказать. Ведь это на публику можно, как Иванов, рассказывать о неуклонном повышении материального благосостояния офицерского корпуса. Люди в войсках отлично знают цену этим разговорам. Если чье-то благосостояние и растет, то только тех, кто служит в пределах «Арбатского военного округа».

Как откровенное издевательство воспримут младшие офицеры слова Иванова о том, что «среди офицеров всех категорий нередко встречаются те, кто не может похвастаться ни настоящим профессионализмом, ни высокой общей культурой и нравственностью». Весь уклад армейской жизни с абсолютной, ничем не ограниченной властью старших над младшими учит, что только такие офицеры и могут выжить в разлагающейся армии. Ведь сегодня младший командир имеет немногим больше прав, чем его солдат-срочник. Именно поэтому, несмотря на обещания решить в обозримом будущем квартирный вопрос и повысить жалование, продолжается исход офицеров из армии. Только в прошлом году досрочно ее покинули 12 тысяч офицеров. Именно поэтому четверть должностей командиров взводов и батарей занимают «двухгодичники», никакими офицерами не являющиеся. Точно так же, как не являются настоящими офицерами выпускники краткосрочных курсов, которых в нашей армии несколько тысяч.

Но вместо того чтобы рассказать собравшимся о том, как предполагается изменить порядок службы, перейдя, например, к открытому конкурсу при назначении на вышестоящие должности, министр отделался одной фразой: необходимо, мол, «установить четкие и объективные критерии служебного продвижения». А именно этому — обсуждению этих самых «четких критериев» — и должен был быть посвящен доклад министра. С армейской дедовщиной бессмысленно бороться до тех пор, пока сами офицеры не поймут, что они защищены законом, что они – уважаемые своим начальством профессионалы. Но сказать им это не могут ни министр, ни президент.

Ни тот, ни другой даже в гражданской жизни не могут себе представить ситуацию, при которой начальник должен обосновывать свое решение не только перед вышестоящими, но и перед подчиненными. Чего уж говорить об армии.

Впрочем, не исключаю, что Путин появится перед офицерами сегодня, скажет ни к чему не обязывающие слова и сделает вид, что Иванов говорил о чем-то серьезном. Но факт остается фактом: главковерх «забил» на армию. Ибо в рамках построенной им вертикали власти модернизировать и улучшить эту армию невозможно в принципе.



Источник: "Ежедневный журнал", 06.04.2006,








Рекомендованные материалы



О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.


Военно-воздушная дипломатия

Чтобы выйти из международной изоляции, вызванной аннексией Крыма и войной на Донбассе? Для демонстрации амбиций великой державы? Все гораздо проще. Сирийская операция понадобилась, чтобы втюхать Турции отечественные вооружения.