Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.03.2006 | Колонка

Урок нравственности

если что и заставляет вспомнить о треклятом тридцать седьмом, так вдруг массово упавшие до нуля нормы морали

Пару недель назад, выступая перед ветеранами в общественном комитете «Победа», министр обороны Сергей Иванов в очередной раз обрушился на отечественное телевидение. Дебилизует, мол, оно население, рушит устои морали и нравственности. Любой, кому довелось посмотреть в минувшее воскресенье «Вести недели» на российском телеканале, наверняка согласился бы с суровыми выводами главы военного ведомства.

Журналисты «Вестей» подготовили сюжет, который на самом деле подрывает основы морали и нравственности. Он рассказывает о том, что комиссия Минобороны выяснила, что никаких издевательств над рядовым Сычевым не творили. У мальчика, оказывается, наследственная болезнь была. У него еще в августе фурункулы на ладонях вскочили. А в начале января болезнь эта, видимо, на ноги и гениталии перекинулась. Причем развивалась хроническая болезнь почему-то стремительно, как инфекция. Третьего января, рассказывает медсестра из санчасти, только одна нога опухла, а через неделю гангрена заставила ампутировать обе нижние конечности и половые органы.

И вот военные медики из госпиталя Бурденко, люди, действительно спасшие сотни жизней, вдруг, кося от собственного вранья, начинают говорить, что все дело в наследственности Сычева, а не в том, что над ним измывались несколько часов кряду.

Ту же чушь про наследственное хроническое заболевание, которое проявилось вдруг за пару суток, старательно отводя глаза от камеры, повторяет и знаменитый академик Воробьев.

Получается, что сослуживцы и отцы-командиры Сычева оказались оклеветаны. И вот они на экране, кипят справедливым гневом. Офицеры из Челябинского танкового училища с надрывом рассказывают, как травмируют их нежную психику грубые оскорбительные письма, которые приходят в их славную часть. А главком Сухопутных войск генерал Маслов обвинил в некорректности следователей военной прокуратуры.

Вот кто главные злоумышленники. Это они, раскручивая дела о дедовщине, утверждает автор сюжета, создают в войсках атмосферу страха, возрождают не больше не меньше, как атмосферу 1937 года. И, наконец, кульминация сюжета.

У несчастного пацана опутанного трубками капельниц бестрепетный журналист спрашивает: «Ну что, били тебя?». И счастливый фиксирует, как запекшиеся губы вроде бы выговаривают «Нет».

На самом деле, если что и заставляет вспомнить о треклятом тридцать седьмом, так вдруг массово упавшие до нуля нормы морали. Остается гадать, как надо было надавить на известных и заслуженных врачей, чтобы они перед всей страной изменяли профессиональному долгу. Какие «указивки» должен был получить журналист, чтобы добиваться нужных показаний от инвалида. Подозреваю, что некто вкрадчивым голосом рассказывал им о необходимости спасать честь государства и Вооруженных сил. И, Бог весть, какие неприятности этот некто обещал им, если они откажутся. А, может быть, и угрожать не понадобилось. Пообещали оборудовать новое отделение, купить современную аппаратуру – и этого было достаточно. И оправдание для себя отличное есть – Сычеву всем чем можем, помогаем, от нашего вранья ему хуже не будет. А на новом оборудовании многих спасти можно.

Как бы то ни было, урок нравственности получился знатный. Особенно для тех офицеров в войсках, которых все последние недели высокие минобороновские чины изо всех сил убеждали, что война с дедовщиной – это всерьез.



Источник: "Ежедневный журнал", 20.03.2006,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».