Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

22.03.2006 | Кино

Cмертельные гонки

И первый-то «Бумер» был не самым добрым кино, но «фильм второй» поставлен с утроенной яростью

Застреленный автоматчиками в финале первого фильма Кот (Вдовиченков) ожил в больничке и получил свои 15 лет. Сбежавший с поля боя Ошпаренный (Мерзликин) круто поднялся в Москве, открыл собственный автосервис и решил загладить вину, выкупив кореша из неволи. Дружеское раскаяние вкупе с милицейскими махинациями и стечением обстоятельств дарует Коту свободу, а заодно и чужой паспорт с чужим «бумером». Вскоре ему встречается наглая пацанка Дарья со шрамом на скуле, он принимается ей помогать, начинает отдавать кое-какой должок – и так заходит на второй круг традиционной гонки, в которой «никого не жалко».

Там его вновь встречают гостеприимные селяне (правда, на этот раз покалеченного героя выхаживает дед, а не бабка), продажные менты и финальные автоматные очереди. Из принципиальных отличий от первой истории в глаза бросаются как бы молодежные дискуссии о смс-языке, настойчивый промоушн ноутбуков и занятная трактовка автомобильных брендов – японские тачки, к примеру, заклеймены как «телочьи». Причины многих событий по-пацански не разглашаются (не ясно, к примеру, откуда у Дарьи шрам). Некоторые сцены, как, например, романтический  эпизод с самодвижущимся железнодорожным вагончиком, и вовсе вызывают недоумение (откуда взялся? почему едет?). В общем, к истории, написанной в восемь рук (кроме Буслова над сценарием работали еще трое, в том числе и драматург Иван Вырыпаев, ответственный за тошнотный смс-дискурс) и неоднократно перемонтированной, можно предъявить еще немало мелочных претензий. Но все они возникают позже, уже задним числом, когда проходит аффект от совершенно кавалерийского напора картины. 

И первый-то «Бумер» был не самым добрым кино, но «фильм второй» поставлен с утроенной яростью. Будто желая оправдаться за малодушное воскрешение  героя, коллективный автор скрежещет зубами, глотает окончания и вообще ведет себя напористо и резко, впрочем, не избегая примитивистской сентиментальности – она, видимо, должна убедить нас в искренности его намерений.

Но, может, так и есть, и, продолжая агонию Кота еще на один фильм, Буслов имел в виду не только грядущие внушительные сборы, но и восстановление статус кво. Действительно, если рассуждать сердцем: на каждое кино о предательстве должно приходиться хотя бы одно о верности.



Источник: TimeOut, №10, 13-19 марта 2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
08.05.2020
Кино

«Голос» на минималках

Сознательно или нет в «За мечтой» Фаннинг повторяет рисунок своей роли из фильма «Неоновый демон». В центре сюжета ее героиня, покоряющая в «Демоне» модельный бизнес, в ленте Мангеллы – музыкальный. Актриса эксплуатирует образ Джесси – своей героини из «Неонового демона». Неопытная, отстраненная, с отрешенным взглядом и минимумом мимики начинающая звезда. «Замороженность» Фаннинг здесь кстати, но ощущение, что мы где-то это уже видели, не покидает.

Стенгазета
13.03.2020
Кино

«Красивый, плохой, злой»: злой эксперимент над зрителем

Тед Банди — самый страшный маньяк в истории США. И возможно самое страшное в нем то, что он невероятно харизматичен и красив. Так будут говорить о нем его бывшие работодатели, девушки, увидевшие его по телевизору. Так будет считать и зритель, периодически начиная Теду Банди (Заку Эфрону) доверять.