Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.03.2006 | Интервью / Общество

Музей или наследство

Давид Саркисян: "Будущее дома Мельникова в руках российского правосудия"

   

Завтра, в четверг, в Московском городском суде состоится слушание по делу об имущественных правах на шедевр мирового архитектурного авангарда – дома Константина Мельникова в Кривоарбатском переулке. Газеты уже писали о том, что судьба шедевра в опасности. Напомним, что за год до своей кончины в начале нынешнего года сын архитектора художник Виктор Константинович Мельников завещал принадлежащую ему половину дома Российской Федерации с условием организации в доме музея семьи Мельниковых. Однако реализация замысла изначально осложнялась тем, что вторая половина дома еще с 1989 года принадлежала дочери архитектора, сестры Виктора Мельникова Людмилы. После ее смерти она оказалась собственностью сына Людмилы Алексея Ильканаева. По изначальному ограничению прав своей матери  эту половину Ильканаев мог только продать или подарить, но пользоваться ею (тем паче перестраивать) права не имел. Именно правом продажи племянник Виктора Мельникова и воспользовался. Теперь владелец второй половины дома – член Совета Федерации от Усть-Ордынского Бурятского автономного округа Сергей Гордеев, основатель компании Росбилдинг. Если верить г-ну Гордееву, он приобрел половину прав на дом исключительно с благами намерениями: якобы с тем, чтобы помочь создать музей Мельникова.  Однако, учитывая биографию компании Росбилдинг (поглощение предприятий и магазинов, их закрытие и выгодная перепродажа собственности), в искренности намерений г-на Гордеева есть повод усомниться. Тревога за судьбу Дома Мельникова усиливается в связи с предстоящим судом, на котором могут быть оспорены имущественные права Виктора Мельникова, а стало быть, и юридическая сила его завещания. На имущество Виктора Мельникова претендует его вторая дочь Елена.

Ситуацию комментирует директора Государственного музея архитектуры имени А.В. Щусева Давид Саркисян, которому Федеральное агентство по культуре поручило заниматься Домом Мельникова.

- Что является основанием надзорной жалобы Елены Мельниковой?

- Полученное в свое время обманным путем свидетельство о праве на обладание половиной дома. Дочь Елена за три года до смерти своего ослепшего отца умудрилась самым позорным образом обмануть его и подсунуть на подпись несколько бумаг, среди которых были и дарственная на дом, подписанная без свидетелей и несколько завещаний, которые совершенно слепой человек якобы сам прочитал (!) в присутствии одного и того же нотариуса. Когда Виктор Мельников, благодаря соседям, прочитавшим ему вслух лежавшие в доме документы, обнаружил, что он более ничем не владеет – это случилось во время его 90-летия – он собрал международную пресс-конференцию и заявил публично, что никогда никаких дарственных на что-либо никому не давал, что дочь обманным путем заставила его подписать бумаги совершенно другого содержания и предназначения и что он просит всех ознакомиться с его завещанием, передающим все, что он хранил 32 года, российскому государству для создания музея. В сентябре Виктор Мельников выиграл процесс. 13 декабря 2005 года решение в пользу Виктора Константиновича вступило в законную силу.

Уже после смерти Виктора Мельникова атака на дело его жизни продолжилась. Ничтожная по аргументации жалоба Елены в Президиум Московского городского суда чудом была принята к рассмотрению и приостановила права Виктора Константиновича. Другим чудом были действия прокуратуры, мгновенно возбудившей удивительное уголовное дело в связи с якобы фальсифицированной медицинской картой о слепоте отца и дачей ложных показаний лечившим его хирургом-офтальмологом... Это абсурдное дело почему-то до сих пор держат открытым… Если Елена выиграет, возникнет невозможная в моральном и юридическом смысле ситуация. Судьба Дома Мельникова сейчас зависит от того, существует ли в России правосудие.

- Не смущает ли Вас то, что половина дома находится в частной собственности сенатора Гордеева? Не может ли это стать помехой исполнения воли Виктора Мельникова по созданию музея?

- Нет, не смущает. Я верю сенатору Сергею Гордееву, что он выкупил половину прав на дом у племянника Виктора Константиновича из самых лучших побуждений. На меня лично он произвел впечатление человека, глубоко понимающего значение шедевра Мельникова в мировой культуре. Он очень профессионально говорит о необходимости научной реставрации дома, о невозможности реконструкции с заменой исторических материалов, о недопустимости создания бетонного муляжа. Гордеев хотел бы привлечь к реставрации дома британских специалистов самого высокого класса.

- Так он купил половину дома, чтобы подарить ее государству?

- Я хотел бы подчеркнуть, что следует употреблять слово «выкупил», а не купил. Целью Гордеева было помочь в создании музея, причем, образцового – такого, что им можно было бы гордиться перед всем миром. Точная формула участия Сергея Гордеева – личного или через благотворительный фонд сейчас обсуждается, но несомненно одно, что это будет государственный музей «Дом Мельникова» и, следовательно, завещание Виктора Константиновича будет выполнено.

- А вас не смущает то, что такой подарок, как Дом Мельникова государство не сможет содержать надлежащим образом? Вот, например, и ваш  Музей архитектуры, недавно перешедший в ведение Министерства культуры, пока еще явно отчаянно нуждается в финансовой помощи…

- Разумеется, Дом Мельникова потребует серьезного финансирования. Если, почему-то, для блага дела все заинтересованные стороны примут решение, что Дом Мельникова становится нашим филиалом (резон для этого есть), то, разумеется, мы не будем отказываться, но одновременно поставим условием создание надежной системы финансирования нашего возросшего хозяйства…

- Сколько же нужно денег?

- Точной суммы сказать не могу – не знаю. Никак не меньше нескольких миллионов долларов.

- Богатый архив Константина и Виктора Мельниковых предполагается выставлять в доме?

- Думаю, что Дом Мельникова с его уникальным пространством и атмосферой – сам по себе представляет некий единый  музейный объект. Его нельзя перегружать ни дополнительными экспозициями, ни новомодными техническими средствами, ни (в силу конструктивных свойств здания) посетителями. Посещение Дома Мельникова должно представлять собой нечто подобное вхождению в храм, ритуалу соприкосновения с таинственным прошлым этого здания. Полагаю, для архива семьи Мельниковых потребуется отдельное здание.











Рекомендованные материалы



«Надо нарушать границы привычного и приличного, иначе смысла нет этим заниматься»

Светлана Филиппова: "Вот этот процесс обучения – это какая-то мистическая штука, потому что они впадают в состояния, в которых они никогда друг друга не увидят и не почувствуют в обычных ситуациях. А вот здесь они про себя так много узнают, между ними возникает какая-то другая связь человеческая, между нами всеми тоже."


«Нарисовать можно быстро, а вот придумывание — это долгий процесс»

Светлана Филиппова: "История была придумана большей частью еще на занятии у Норштейна. Он как-то пришел и сказал: «А нарисуйте-ка вы такую раскадровку: человек просыпается утром, и по деталям надо понять, что за человек, какой у него характер. Сказал, два часа нам дал и ушел. Как раз за окном пошел такой крупный снег, и я смотрела на этот снег, и думала: «Вот, идет снег, это красиво. А интересно, есть ли кто-то, кому это может не понравиться? Наверняка, это не понравится дворнику."