Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

15.03.2006 | Колонка

Фултонский доклад?

Нельзя исключать усиления противоречий между США и Россией на международной арене

В России, как могли, отметили 60-летие фултонской речи британского премьера Уинстона Черчилля, которая, как известно, положила начало «холодной войне».

В статье, опубликованной в «Российской газете», министр иностранных дел Сергей Лавров возложил вину за длившееся несколько десятилетий противостояние на Запад.

Советская политика в 40-е носила, оказывается, оборонительный и предсказуемый характер. Более того, по мнению министра,  «СССР… был готов играть по правилам и идти на компромиссы». А взбалмошный Запад вдруг привнес идеологические подходы в международные отношения, перестал мириться с «геополитическими устремлениями» СССР и тем самым вынудил Москву на жесткое противостояние. Кажется, еще чуть-чуть, и, рассуждая об уроках холодной войны, глава внешнеполитического ведомства обвинит США в том, что миллионы жителей Советского Союза находились в ГУЛАГе, что в Восточной Европе были насильственно установлены прокоммунистические режимы, а в Корее развязана кровопролитная война.

Само собой, Сергей Лавров не счел нужным отметить то обстоятельство, что в 1946 году СССР по сути дела не заметил, что ему объявлена война – фултонская речь удостоилась микроскопических заметок в центральной прессе. Подумаешь, отставной премьер, всегдашний недоброжелатель великой социалистической державы, сказал что-то злобное, выступая в заштатном американском городишке.

Боюсь, что спустя шесть десятилетий в Москве, упивающейся демонстрацией своего вдруг вернувшегося могущества, вновь игнорируют то, что подходы Запада к нашей стране начали меняться.

По стечению обстоятельств как раз в эти дни в Вашингтоне и Нью-Йорке презентуют доклад, подготовленный специальной комиссией экспертов под эгидой Совета по иностранным делам — чрезвычайно авторитетного в США аналитического центра. Название доклада «Россия на неверном пути. Что могут и должны делать Соединенные Штаты» говорит само за себя.

Этот 100-страничный документ отличает от предшествующих, посвященных ситуации в России, то, что он не ограничивается грустной констатацией происходящего: «дедемократизации», фактического упразднения института выборов, зажима прессы, превращения государства в коррупционную мафию. Авторы доклада делают вполне определенный вывод: между внутренними процессами в России и внешнеполитическими интересами Соединенных Штатов существует вполне четкая взаимосвязь.

Авторитарная власть, утверждающаяся в России, не просто демонстрирует разрыв в базовых ценностях между нашей страной и Западом, она делает маловероятным реальное сотрудничество в областях, принципиально важных для самих США – энергетической безопасности, борьбы с терроризмом, нераспространения ядерного оружия.

В играх с Тегераном и ХАМАСом, в использовании газового вентиля как инструмента политического давление – во всем, что в Москве рассматривают как свидетельства усиления влияния России на международную политику,  вашингтонские аналитики видят внешнеполитическую отрыжку путинского авторитаризма.

При этом авторы доклада не исключают того, что «свертывание плюрализма и централизация власти еще не достигли своего максимума в России». И, стало быть, нельзя исключать усиления противоречий между США и Россией на международной арене.

В этой ситуации авторы доклада предлагают весьма жесткие меры в отношении Москвы. В частности, не прекращая участия России в «восьмерке», вернуться к встречам в рамках семи промышленно-развитых государств и тем самым продемонстрировать Кремлю, что его поведение не укладывается в нормы, принятые в этом элитном клубе. Предлагается подумать, так ли уж нужен Совет Россия – НАТО. Доклад рекомендует и меры, которые прямо задевают интересы новой путинской олигархии.

Американские аналитики, в частности, предлагают, чтобы регулирующие органы внимательнее относились к структуре собственности тех российских нефтяных компаний, которые выходят на мировые фондовые рынки. В дальнейшем могут и заграничные счета российских чиновников начать проверять.

Доклад рекомендует Вашингтону уже сейчас «начать совместно с европейскими союзниками выработку и обнародование критериев, в соответствии с которыми будет определяться легитимность в глазах мирового сообщества результатов предстоящих думских и президентских выборов» в России. И, наконец, главное – вместо деклараций о «партнерстве», которые уже потеряли содержательный смысл, доклад констатирует, что настало время перейти к «избирательному партнерству» в тех немногих областях, где российские и американские интересы пока что совпадают.

Разумеется, от этого доклада можно отмахнуться, как некогда отмахнулись от речи Черчилля. Под тем, например, предлогом, что, хотя  группа экспертов и настаивает на своей «надпартийности» (работой руководили демократ Джон Эдвардс и республиканец Джек Кемп), среди экспертов наблюдается явный крен в сторону тех, кто работал в клинтоновской администрации или сотрудничал с ней. Те же из экспертов, кто работал на Буша, заявили об особом мнении, которое сводится к официальной точке зрения о необходимости сотрудничества с Россией. На самом деле очевидно, что за оставшиеся два года нынешний президент США  не имеет возможности кардинально изменить курс. Но вот для следующей администрации доклад «Россия на неверном пути…» может стать рекомендацией к действию. В конце концов, НАТО появилась лишь через три года после фултонской речи…



Источник: "Ежедневный журнал", 9.03.2006,








Рекомендованные материалы



Приключе­ния значений

Многие важные слова, точнее их значения, подвергаются со временем значительным мутациям. Следить за этим процессом всегда интересно и поучительно, хотя иногда и тревожно. Необычайные приключения таких, например, слов, как «фашизм», а также «фашист, фашисты», так до конца и не осознанных, впечатляют особенно.


Системный сбой

У меня довольно много немецких друзей и знакомых. В основном это филологи-русисты. И в основном это примерно мои сверстники. Некоторых из них я спрашивал, почему они выбрали именно эту профессию. Почему именно русский язык и русская литература? И большинство из них отвечали почти одинаково: их отцы побывали на Восточном фронте.