Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.03.2006 | Кино

Кинотеатр хенд-мейд

Беседа с организаторами фестиваля "действительного кино" - Кинотеатр.doc

   

Михаил Синев и Виктор Федосеев работали в оргкомитете «Золотой маски» на весьма солидных позициях. В прошлом году неожиданно для всех на базе Театра.док они организовали «фестиваль действительного кино» Кинотеатр.док, который получился настолько интересным, что через несколько месяцев Михаил с Виктором  в одночасье ушли из «Золотой маски» и стали делать фестиваль всерьез. Сейчас идет уже второй «Кинотеатр.док». Мы разговариваем о нем с директором проекта Михаилом Синевом и с Виктором Федосеевым, отвечающим за связи с общественностью.

- «Кинотеатр.док» проводится во второй раз. А давно вы давно его придумали?

Виктор:  Когда «Золотая маска» проводила фестиваль «Новой драмы» в Питере, мы попросили режиссера Бориса Хлебникова, с которым незадолго до этого познакомились,  собрать программу кино, близкого по духу новой драме и Театру.док

- Вы как-то определяли, что именно вам было нужно?

Виктор: Считали, что это должна быть фиксация некой реальности, документальная история. И когда он подобрал маленькую двухдневную программу из нескольких фильмов, мы поняли, что это кино практически никому не известно, что оно снимается здесь и сейчас, и что оно не менее эффективно бьет по голове и затягивает людей, чем спектакли Театра.док. После показов стало понятно, что теперь их надо проводить в Москве и показывать что-то большее. Это была наша общая идея с Леной Греминой, руководителем Театра.док. Отборщиками стали Хлебников и Алена Солнцева. Сразу объявили конкурс – времени до фестиваля оставалось пара месяцев.

- А где это вы объявили?

Виктор: Везде: делали рассылки по всем возможным киношным адресам, повесили объявления на нескольких кинофорумах, сделали несколько сотен афиш и приглашений, который раскидали-расклеили по клубам, потом звонили по институтам – во ВГИК, Высшие режиссерские курсы. Обращались к фестивалям  - в России есть три фестиваля документального кино:  в Екатеринбурге, Петербурге и Перми. А в Москве – нет. Конкурс объявили в ноябре, первые фильмы стали получать в начале декабря и получали до последнего момента, их присылали со всей страны и даже из Америки. Оказалось, что мы попали точно. Что в этой области есть некий вакуум. Тогда Хлебников и Солнцева посмотрели больше 500 фильмов и выбрали из них 50.

- Кто эти люди, которые шлют кино, какого они возраста?

Виктор: Самые разные. Есть молодые, например, в этом году будет фильм, который сняла девятнадцатилетняя девушка – ее зовут Валерия Гай Германика, она ученица Разбежкиной. Есть классик Петр Мостовой, который живет в Израиле, ему больше 70-ти. Но в среднем – лет 30.

- Что у вас было с бюджетом?

Михаил: Когда мы придумывали фестиваль, мы вообще туда не закладывали никакого бюджета. В результате получилось, что потратили не больше 1000 долларов.

- То есть вы, работая в «Золотой маске», тратили свое время за так, отборщики и жюри тоже работали бесплатно, и за зал вы ничего не платите. Зачем вам понадобились деньги?

Виктор: На рекламу – флаеры и афиши, и на призы – подзорные трубы. Да, забыл: раньше всего мы сделали сайт. Сайт – это очень важно. Наша публика вся в интернете сидит.

- Там очень качественный дизайн. И вообще вся ваша полиграфия на такой коричневой оберточной бумаге с красными наклейками выглядит очень стильно. Кто сайт делал?

Виктор: Мы сами. Я умею программировать. Концепцию фирменного стиля всего фестиваля нам помог сделать профессиональный дизайнер Юра Чиликин из студии «Мечта», который раньше придумал логотип для Новой драмы. Он тоже все делал бесплатно.  А теперь мы уже все делаем сами – верстаем, делаем макеты и т. д. Саму идею оформления – крафтовую бумагу и жесткий картон мы придумывали все вместе. Приглашение выглядит так: картонка, по диагонали на ней наша красная наклейка, сверху приклеивается на какой показ человек приглашается и все вместе заворачивается в крафт-бумагу, где напечатаны логотипы спонсоров и т. д. Такой хенд-мейд получается. Эти бумага и картон невероятно дешевые. В бумажном салоне такая же стоит почти в сто раз дороже, а эта вообще не продается – в типографиях ее используют для заворачивания продукции. На ней никто не печатает. Картон тоже упаковочный – в издательствах  из него делают прокладки между тиражами. В результате на печать ушло примерно 500 долларов. Флаеры сами печатали на обычном принтере.

- И кто этот хенд-мейд делает?

Виктор: Да сейчас вся дирекция сидит - заворачивает. А потом развозим. Каждое приглашение сделано с любовью. И с болью в сердце отдаем. Технология заворачивания ведь тоже сложная – конверт складывается из обычного листа А4.

- Эти 1000 долларов на призы и рекламу дал спонсор?

Виктор: Да. У Театра.док есть такая помощница – бизнесмен Алла Хохрина. Ей наш проект тоже понравился, теперь она и Кинотеатру.док помогает.

- А были какие-нибудь волонтеры?

Виктор: В прошлом году один человек приехал из Питера – ему это было интересно. В этом году есть человека два-три. Без них не обойдешься - громадное количество времени отнимает просто курьерская работа. Если какие-то деньги будут, мы сможем им заплатить.

- Как вы думаете, сколько людей побывало на прошлом фестивале?

Виктор: В зал помещается человек сто, так что, я думаю, 2,5 – 3 тысячи человек прошло через фестиваль, Кто-то из них приходил с утра и оставался до вечера. Мы тогда очень удивлялись, что даже в первый день перед театром буквально выстроилась очередь.

- А вход по-прежнему бесплатный?

Виктор: Да, по записи. Люди звонят или по мейлу присылают свои фамилии – они и идут первыми. А остальные – на свободные места. В этом году у нас появилась вторая площадка – в Центре имени Мейерхольда, в черном зале мы показываем зарубежное документальное кино. Есть и от французского культурного центра, и от Гете-института – немецкая программа, есть шведское. Там мы уже будем брать за показ 50 рублей.

- Почему появилась зарубежная программа?

Виктор: В течение года мы пытались понять, что происходит с подобным кино на Западе. И поняли:  у нас никто не видел документальное кино, которое снимается в мире. И решили его показать. А в Европе, между прочим, существуют кинотеатры, которые занимаются документальном кино и у них есть своя публика.

- Вы сами-то смотрели эти фильмы? Отличаются они от наших?

Виктор: По словам Хлебникова, зарубежные фильмы по профессии на голову выше наших, но у них нет, того, что приветствуется у нас – личного высказывания. Самое интересное - смотреть и сравнивать.

- Вернемся к прошлому году. Что произошло после фестиваля?

Виктор: Мы поняли, что нельзя проводить фестиваль раз в год. Интерес к событию должен поддерживаться, это должен быть не фестиваль, а круглогодичный проект. И вокруг него должно создаться - сейчас есть такое модное слово – коммьюнити. То есть свой зритель. И мы там же, в Театре.док стали устраивать 2-3 раза в месяц показы. По ходу Кинотеатр.док обрастал какими-то новыми проектами.

- Какими, например?

Виктор: Вот мы сейчас продюсировали игровой фильм Андрея Зайцева «Плакат» - по событиям двухлетней давности. На Киевском шоссе стоял плакат, где было написано «Смерть жидам». В течение дня никто не останавливался, вечером русская женщина его пыталась снять, но оказалось, что он был заминирован и взорвался. В фильме мимо плаката едут машины и мы видим кто как в них реагирует. Картина будет небольшой – 30-35 минут.  К этому фильму мы еще сделаем весной выставку «Ненависть». Там  будет несколько залов. В одном повесим всякие ксенофобские надписи на стенах – «смерть жидам», «чурки убирайтесь отсюда», и др. Фотографии стен с этими надписями нам присылали со всей страны. Все начинается со стен. Надписи в туалетах, подъездах. Фашистские интернет-форумы будут бесконечной лентой проецироваться на стену – это очень сильно цепляет. В другом зале будет видео избиений.

- Откуда вы их взяли?

Виктор: Они снимают их сами, что-то из милицейских архивов – мы уже собрали практически весь материал. В другом зале будут показывать фильм каждые полчаса. И в последнем зале повесим фотографии людей, которых убили в последние несколько лет. Мы надеемся, что это будет в рамках московской фотобиеннале, так совпало, что у них в этом году тема « Конфликт». Андрей очень хотел, чтобы этот проект был вписан в некую череду событий, потому что у всех людей есть сильная блокировка на эту проблему и заставить людей сходить на такую выставку и фильм отдельно – сложно.

- Это был ваш первый продюсерский проект?

Михаил: Нет, первым был фильм «Пыль» Сергея Лобана. Мы занимались его продвижением. В результате проката его в двух кинотеатрах в Москве, Петербурге и еще нескольких городах фильм окупился в 10 раз. Кроме того, мы выпустили DVD, которые хорошо продаются. Все эти деньги с дисков и проката пойдут на следующий фильм Лобана, который он будет снимать летом – кино называется «Отдохнуть по-человечески». Следующий фильм будет иметь бюджет больше – в «Пыли»-то все, кроме Мамонова снимались бесплатно, там нет ни одного профессионального актера. Может, удастся и от государства деньги получить – все-таки фильм участвовал в ММКФ, получил приз критики, и первый приз на «Киношоке». Еще сейчас продюсируем новый фильм Валерии Гай Германика – первый вы увидите на этом фестивале. Она совсем молодая, но очень хорошо снимает - близко подбирается к людям.

-  А на этот раз в чем состоит продюсирование?

Михаил: Я дал денег из своих личных и еще немного нашел. Материал уже есть, но ей нужно  в студии посидеть, оплатить работу монтажера, звук. Это будет проект Кинотеатра.док.

- Получилось, что у вас уже множество проектов.

Михаил: Да, и все это меньше чем за год. Мы начали ими заниматься активно, когда ушли из «Золотой маски», то есть 1 июня. Этот фестиваль уже гораздо больше прошлого. Мы надеемся на нем дать старт программе мобильного видео (фильмы, снятые на мобильные телефоны) – а на него надеемся привлечь спонсоров. И еще думаем о проекте, который сможем проводить летом на АРТСтрелке – «кинотеатр на открытом воздухе».

- Коммьюнити, о котором вы говорили, у вас уже есть?

Виктор: Есть. Очень важно, что у нас на сайте появилась новостная подписка. Зрители оставляют свои е-мейлы, и за год у нас уже образовался список рассылки длиной больше тысячи адресов, по ней мы рассылаем информацию о каждом следующем показе

- А спонсоры проявляют интерес?

Михаил: Мы пытались их привлечь. Но фандрайзинг – очень серьезная работа и у нас не хватает не то, что опыта, а просто людей. Вот сейчас Честерфилд у нас соскочил в последний момент. Но мы начали спонсоров-то искать всего 2 месяца назад, это очень поздно. Все рассчитывали на заявку, которую подали в ФАКК.

Михаил: Насчет федерального агентства было очень смешно. От Театра.док было 2 заявки. Одна их, а другая наша (на тот момент у нас не было юридического статуса). Они просили на постановку спектакля, а мы – на весь проект (он же ветвистый). Театр.док – один из наших учредителей.

- А кто еще?

Михаил: Еще «Другое кино» и лично я. Все мы в меру сил искали денег на Кинотеатр.док. В общем, нам сказали, что Театру.док дадут денег на постановку – 60 тысяч рублей, а нам – ничего. И Лена Гремина теперь ходит в недоумении – что можно поставить за такие деньги?

Виктор: Дверь в Большом театре

Михаил: Не хватит.

Виктор: Ну, в вахтерку.

Михаил: Раньше же Федеральное агентство клялось и божилось, что поможет Театру.док, и вот, когда он первый раз туда обратился, дали 2 тысячи долларов. А нам не дали, поскольку теперь есть конкурс, раз мы подали 2 проекта, значит только один из них должен выиграть. Счастье, что у нас есть спонсор. Мы получили в этом году 3-4 тысячи долларов на проведение фестиваля. Вот компьютер купили с принтером – и полутора тысяч нет.

- А те режиссеры, фильмы, которых вы беретесь продюсировать,  - все из числа участников фестиваля?

Виктор: Да, фестиваль ведь и замечателен тем, что вокруг него складывается не только круг зрителей, но и круг режиссеров, которые без фестиваля и друг о друге бы не узнали, и имели бы меньше шансов заявить о себе.

- А есть идея эти фильмы выпускать на дисках?

Михаил: Мы уже начали. На фестивале уже будет продаваться диск Павла Костомарова с фильмами «Трансформатор» и «Мирная жизнь», фаворитами прошлого фестиваля. Под лейблом Кинотеатр.док. И диск Андрея Зайцева  с фильмами «Мой дом» и «Глеб».

- Вы будет выпускать диски, например, лучших фильмов фестиваля?

Виктор: Будем. Просто это целая история, с каждым автором нужно заключить договор, оговорить условия и т.д. Диск лучших фильмов прошлого фестиваля, если успеем, тоже начнем на этом фестивале продавать.

- А потом где они будут продаваться?

Виктор: Театре.док, с клубами договоримся, где аудитория пересекается с аудиторией фестиваля. Не в больших магазинах. Мы же будем их выпускать ограниченным тиражом. Будет нужно – допечатаем.

- Режиссеры из других городов приезжают на фестиваль?

Виктор: Мы не имеем возможности их привезти, но, если они приезжают, мы очень рады. Мы всегда стараемся, чтобы московские режиссеры сами представляли свой фильм и отвечали на вопросы зрителей после него. Тот максимум энтузиазма и человеческих ресурсов, который у нас есть, мы вложили. Фестиваль смог расшириться – у него появились другие программы, вторая площадка, смежные проекты, больше зрителей. Но чтобы сделать еще что-то большее, нужен другой бюджет. Чтобы привозить режиссеров, устраивать круглые столы, чтобы была наружная реклама, чтобы зал был немного больше.

- Фестиваль у вас очевидно некоммерческий и коммерческим быть не может. Как вы планируете решать проблему с деньгами?

Михаил: Для нас путь один – искать генерального спонсора. Фонд, компанию или частное лицо. Я не говорю о доходе, но хотелось бы не свои личные деньги тратить, а чтобы фестиваль приносил хотя бы зарплату той команде, которая ее делает.  Пока мы продюсируем какие-то совсем небольшие картины, где режиссер сам же является автором, оператором и нет больших трат. И, если мы находим небольшие частные деньги, то они целиком идут на фильм, о зарплатах речь не идет.

- А каковы при этом ваши личные амбиции? Кроме того, что это вам просто нравится?

Михаил: Нажиться и прославиться.

- Тогда вы удачное направление выбрали.

Михаил: Естественно, есть личные амбиции. Это направление  - такое документальное, нон-фикшн - перспективное. Но, кроме того, что нам оно интересно, мне кажется, оно будет развиваться в ближайшие несколько лет. К тому же, когда начинаешь делать что-то одно, подтягивается и другое. Сейчас, например, предлагают какие-то программы для фестивалей составлять. И даже какие-то деньги за это готовы платить

Виктор: Сейчас Александр Миндазе открывает киностудию «Пассажир» и гендиректором там будет Миша. До этого ни у одного из нас не было постоянного заработка.

- И все это время вы живете на подножном корму?

Михаил: Были еще какие-то личные сбережения.

Виктор: А я беспрерывно делаю сайты, один за другим, всем фестивалям.

- Есть надежда, что к следующему фестивалю, Кинотеатр.док вас начнет хоть как-то кормить?

Виктор: Если нет, то все это было бессмысленно. За два года ты должен доказать, что фестиваль не случаен, но если на третий не находятся какие-то деньги, то надо очень крепко задуматься. Если этот проект финансово несостоятелен, то уже надо какие-то другие фильмы показывать.

- Порнографию.

Михаил: Ага, сделаем первый порнофестиваль!



Источник: "Полит.ру", 24.02.2006,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
19.02.2019
Кино

Тифлокомментарии — что это и зачем.

Слушайте подкаст о тифлокомментариях: "Человек всегда в первую очередь обращает внимание на то, что он видит. Однако для слабовидящих и незрячих людей звуки - это основной источник информации, в том числе и в кино. А один из главных инструментов для того, чтобы это кино смотреть (да, незрячие люди так и говорят: "смотреть") - это тифлокомментирование".

Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.