Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.03.2006 | Колонка

Подмена цели

Москва позиционирует себя как главный переговорщик с Ираном от лица «цивилизованного мира»

Собственно говоря, если есть в этой истории сенсация, так только в том, что никакой сенсации не случилось. Переговоры с иранцами по поводу их ядерной программы, которые прошли вчера в Москве, никакого результата не принесли. Единственный позитив – намеки мидовцев, что переговоры может быть будут продолжены на уровне экспертов. В переводе с дипломатического сие означает: переговоры вернулись в начальную стадию. Между тем, последние две недели отечественные чиновники и дипломаты старательно надували щеки и намекали, что вот-вот «на иранском» направлении произойдет прорыв.

Суть проблемы, как известно, в том, что Иран намерен обогащать уран. Тегеран заявляет, что хочет самостоятельно производить топливо для атомных электростанций, которые когда-нибудь, может быть, построят в этой стране (что касается единственной строящейся АЭС в Бушере, то топливо для нее будет поставляться Россией и возвращаться после использования в Россию же). Но во многих странах опасаются, что на самом деле Иран намерен обогащать уран для того, чтобы создать ядерное оружие.

Тянувшиеся долгие месяцы переговоры Тегерана и «евротройки» (Франции, Великобритании и ФРГ) завершились ничем. В начале февраля на сессии управляющих Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) было принято решение о передаче так называемого «иранского досье» в ООН. Высшие российские начальники все две недели при всяком удобном случае рассказывали, что только благодаря российской позиции Генерального секретаря ООН будут всего лишь «информировать», а об обсуждении вопроса в Совете безопасности (что могло бы обернуться введением санкций) речи, мол, не идет вовсе. Параллельно Россия выдвинула предложение, реализация которого могла бы стать устраивающим всех компромиссом. Согласно ему, на нашей территории создается некое ирано-российское СП и проводит обогащение урана лишь до уровня, необходимого для производства топлива, но не до «оружейного».

Казалось бы, у Тегерана есть все основания принять это предложение. Но только в том случае, если он в самом деле намеревается производить топливо для АЭС. Если же целью является изготовление «оружейного» урана, то разумно как раз тянуть время, пока не будет наработано необходимое для создания бомбы количество расщепляющихся материалов. А там мировому сообществу останется только смириться (так произошло с Индией и Пакистаном) с появлением новой ядерной державы. "Даже если переговоры с Россией завершатся подписанием соглашения, мы не прекратим наши ядерные исследования", – заявил глава иранского МИД Манучер Моттаки в интервью агентству Рейтер. Иранский президент уже распорядился начать обогащение урана.

В этой ситуации цели Ирана совершенно очевидны: правдами и неправдами начать наработку обогащенного урана. Столь же очевидны и цели западных стран: не допустить, чтобы Тегеран стал обладателем «оружейных материалов». А вот позиция Москвы выглядит более запутанной. Похоже, что российская дипломатия сконцентрировалась лишь на том, чтобы не допустить передачи иранского досье в Совбез.

«Россия по-прежнему верит в возможность сохранения этого досье в МАГАТЭ», - заявляет глава военного ведомства Сергей Иванов. "Сохраняется перспектива оставить ситуацию в поле деятельности МАГАТЭ", - талдычит министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Таким образом, Москва позиционирует себя как главный переговорщик с Ираном от лица «цивилизованного мира», но при этом очевидно подменяет цель этих переговоров. В результате у Тегерана появляется возможность играть на противоречиях в позициях США и стран Западной Европы с одной стороны, России – с другой. Таким образом, Москва объективно действует в интересах иранских аятолл, мечтающих о ядерном оружии. Знаменательно, что в день, когда в Москве без успеха шли переговоры, в Тегеране иранский богослов Мохсен Гаравиан издал фетву, разрешающую использование атомного оружия: «Когда весь мир имеет ядерное оружие, разрешается использовать его, в том числе и шариатом, как меру противодействия: важна только цель». В самом деле, важна прежде всего цель…



Источник: "Ежедневный Журнал", 21.02.2006,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».