Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.10.2021 | Театр

Чему равно «Четыре»

Рецензия студентки школы культурной журналистики Екатерины Кравченко на спектакль «Четыре» Германа Грекова в «Театре 18+», Ростов-на-Дону

публикация:

Стенгазета


Текст: Екатерина Кравченко


«Четыре» — первый для «Театра 18+» опыт пластического спектакля. К хореографической постановке театр подбирался давно. Спектакль поставлен главным режиссером театра Германом Грековым совместно с независимым ростовским коллективом – домом танца «Кувырком». Последние не раз выступали на сцене «18+», однако ввести пластическую постановку в репертуар театр решился совсем недавно.
Спектакль собран из танца, субтитров, стихов и музыки. Зритель должен слушать, смотреть и читать одновременно. На протяжении 45 минут четыре девушки на фоне четырех вертикально стоящих на сцене ванн непрерывно танцуют.

Сопровождает танец электронная музыка, написанная специально для спектакля Олегом Безлуцким и Александром Асаулко. Она задает «Четырем» невероятно быстрый, сумасшедший темп, за которым должны успевать не только танцовщицы (Полина Кечетжиева, Екатерина Окунь, Дарья Бендикова, Анна Кравцова), но и зрители. Поверх музыки речитативом идут стихи Введенского. Из колонок говорит глухой дикторский голос мужчины, совершенно безэмоциональный и холодный. Слова звучат фоном, добавляя постановке тревожные ноты, создавая напряженное и депрессивное настроение. Сюжетно соотнести абсурдистскую поэзию с происходящим на сцене не получается, а вот эмоционально она спектаклю подходит.

Сюжет отдают на откуп зрителю. Короткие и немногочисленные пояснения титрами изредка бегут на двух мониторах над сценой: четыре одинокие девушки переписываются в сети, читают друг другу стихи, решают сделать с собой что-то нехорошее в ванне, оказываются «где-то там», а потом хотят обратно. Вот, пожалуй, и все ремарки к происходящему на сцене. Сюжет, эмоции и действия героинь зритель волен трактовать как хочет.

Так что же случилось с героинями без имен? Девушки предстают перед зрителями в откровенно сексуальной одежде, бросая им вызов. Короткие шорты, юбки и обтягивающие топы настолько тесны, что просто сдавливают героинь. Им в этой одежде явно некомфортно и тесно. Считывается образ молодых девушек, пытающихся соответствовать навязанным стандартам красоты и стереотипному мнению о том, что девушка обязательно должна быть женственной и сексуальной. Тесно им и в ваннах, которые, как бы это смешно не звучало, символизируют рамки общепринятого поведения, навязанные обществом. Героини пытаются уместиться в них, но не могут. Пробуя занять удобное положение, они буквально выпадают из них. Это морально ломает девушек и не дает им ни на минуту успокоится, о чем и говорит танец. Нервные и дерганые движения показывают, что эти абсолютно обезличенные тела без имен буквально корчатся от боли. В одежде они просуществуют недолго и почти сразу начнут с трудом стягивать ее с себя. Словно сбрасывая кожу и освобождаясь, они останутся в бежевого цвета боди-белье без рукавов.

Спектакль приобретает завуалированную в танце социальную окраску, когда молодые героини решают «сделать с собой что-то нехорошее». Угадывается тема подросткового суицида, пабликов в социальных сетях, толкающих подростков к самоубийству. Героини понимают, что сделали глупость, «где-то там» ничуть не лучше. Загробный мир, где оказались героини, и реальный, куда они хотят вернуться, осознав свои ошибки, завуалированы. Проговаривание таких вещей в лоб все упростило бы, да и ребус из танца, стихов и титров, было бы неинтересно разгадывать.

В спектакле нет четкого нарратива, это апелляция к бессознательному, но понимаешь это не сразу. Стихи приводят в замешательство. От непонимания и растерянности чувствуешь себя дураком, пытаясь как-то соотнести стихи, субтитры и танец, и думая о том, нужно ли это. Только потом, когда слова намеренно делают неразборчивыми, понимаешь, что, видимо, не нужно. Эмоционально сильная современная хореография так приковывает внимание зрителя в камерном зале, что содержание стихов в какой-то момент перестаешь воспринимать. Ни единой реплики и ни одной паузы. 45 минут молниеносно проносятся в танце.

 

Дополнительно:


 Независимый «Театр 18+» был создан в Ростове-на-Дону в 2013 году по инициативе бизнесмена Евгения Самойлова и режиссера Ольги Калашниковой. Театр расположен в здании бывшей макаронной фабрики в пространстве арт-центра MAKARONKA. Он знакомит зрителей с современными текстами, новыми театральными технологиями и актуальным театром в целом, активно взаимодействуя с местной арт-средой – художниками и музыкантами. Художественный руководитель театра – известный московский режиссёр, лауреат национальной премии «Золотая маска» Юрий Муравицкий. Главный режиссер – драматург и режиссер Герман Греков. В 2019 году театр получил «Золотую маску» в номинации «Эксперимент» за спектакль Всеволода Лисовского «Волшебная страна».

 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
23.07.2021
Театр

В пространстве дома твоего

Нужно только надеть наушники, включить запись — и мужской голос расскажет, как себя вести. В российской версии спектакль озвучивает Пётр Скворцов, и его мягкие, доверительные интонации сразу создают контакт между «наставником» и слушателем. Причём звучание голоса постоянно меняется, будто бы говорящий сам находится в движении, сопровождая тебя на новом пути. Вергилий воображаемого мира.

Стенгазета
28.06.2021
Театр

Возвращение в детство, или воспоминания, сохраненные в чемоданах

Все воспоминания Владек хранит в старых чемоданах. Они и занимают практически все свободное пространство камерной сцены, буквально загромождая его. Чемоданов на сцене не меньше пятнадцати, больших и маленьких. В каждом из них спрятаны дом, школа, каток, горящее здание и другие важные для Владека места.