Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.04.2021 | Кино

Антисемитизм как разновидность мракобесия

Рецензия студентки школы культурной журналистики Виолетты Палий на фильм «Раскрашенная птица» Вацлава Мархоула.

публикация:

Стенгазета


Текст: Виолетта Палий


В небе летит стая птиц. Мужчина достает из клетки точно такую же как в небе, показывает мальчику. Мужчина обмазывает птичку краской, немного держит и отпускает. Она летит, присоединяется к стае. Через мгновение стая набрасывается на птичку, начинает бить и заклевывать. Птенец падает на землю прямо перед мальчиком. Так заканчивается одна из девяти новелл «Раскрашенной птицы», в которой жестокость стала ключевой частью киноязыка.

События фильма происходят во время Второй мировой войны с еврейским мальчиком, который из-за непонятных по началу причин остается жить сначала со своей тетушкой, а после ее внезапной смерти начинает скитания, сталкиваясь с травлей и насилием в самых разнообразных их проявлениях. В каждой из новелл вокруг мальчика меняется место обитания, ему каждый раз встречаются новые персонажи — надолго никто не задерживается. Неизменной в этом круговороте остается жестокость, с которой люди обращаются друг с другом или с животными.

Режиссером «Раскрашенной птицы», которая стала копродукцией Польши, Чехии и Словакии, выступил чешский актер Вацлав Мархоул. Для Мархоула эта история стала второй режиссерской работой, к съемкам он готовился почти десять лет — именно столько времени понадобилось для экранной адаптации одноименного романа Ежи Косинского. В свое время книга вызвала множество споров из-за описанных в ней преступлений, совершенных польскими крестьянами. Главных призов в основном конкурсе Венецианского кинофестиваля в 2019 году фильм не сыскал, но получил одну из дополнительных — от ЮНИСЕФ за «продвижение целей и задач».

Если бы не самолеты и танки, которые лишь несколько раз показаны на экране, определить временную эпоху сюжета было бы сложно: сначала встречаются люди, которые живут в домах с соломенными крышами и передвигаются на лошадях с хлипкими повозками, а затем деревенские жители в деревянных домиках сменяются военными палатками и советскими танками. Границы времени в «Птице» вообще стираются: за несколько лет мальчик не просто стал старше на жизнь, но и прожил часть человеческой эволюции — от язычества до коммунизма. Затянуто время и для зрителя, который тягостно ожидает развязку и наблюдает красоту пейзажей ни много ни мало 169 минут.

Большинство персонажей говорит на смеси польского, украинского и русского языков. Так и жестокость оказывается понятием универсальным, не знающим ни места, ни времени, ни социального контекста: будь ты евреем или отличным как-то еще, можно оказаться в яме с помоями в каком бы веке ни приходилось жить.

Жестокость не привязана к политической ситуации в обществе, особенно там, где слово «политика» никто не слышал никогда. Простые люди без вмешательства каких-то властей, занимаются самосудом, вставляют во влагалище бутылку из ненависти, а возможному любовнику жены выкалывают глаза. Ведь, как ни странно, человечность проявляют как раз те, кто носит оружие и форму, кто, видимо, осознает ценность человеческой жизни.

От наивного и мало что понимающего создания осталась личность, которая не знает любви и терпимости, которая утратила веру в существование близости. За весь фильм мальчик говорит только с лошадью, не сказав больше ни слова. Возможно, не так плохо оказаться молчаливым животным, чтобы было уж проще проживать жизнь рядом с существами разумными.

Дополнительно:

В фильме появляются Стеллан Скарсгард, Удо Кир, звезда классических фильмов Скорсезе Харви Кейтель, Барри Пеппер и российский актер Алексей Кравченко.

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
09.06.2021
Кино

Кукуем дома

Проблематика отношений в «Вивариуме» Лоркана Финнегана довольно простая: сюжет строится вокруг пары и ее адаптации во взрослом мире с домашней рутиной, бытовыми конфликтами и неблагодарными детьми. Однако для раскрытия сюжета режиссер нашел оригинальную метафору: он рассматривает социальность на примере кукушки и ее гнездового паразитизма. При этом человек перестает быть высшим существом и вынужден подчиняться кому-то более сильному.

Стенгазета
02.06.2021
Кино

Новый рассказ о храме из разбитых сердец

Рой Андерссон не изменяет своей характерной манере съемок — в фильме воссозданы полотна художников, повлиявших на живопись в начале XX века наряду с Хоппером и Диксом, с присущими им атмосферой безысходности и утрированной театрализованностью происходящего. «О бесконечности» также разделена на множество глав, которые связаны между собой не сюжетом, но сходным настроением.