Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.03.2021 | Музыка

Борьба за выживание древнего народа Сахары

Рецензия студента школы культурной журналистики Арсения Брагинского на альбом Tamotaït группы Tamikrest на лейбле Glitterbeat.

публикация:

Стенгазета


Текст: Арсений Брагинский


С давних пор в пустынях Магриба существует поверье: увидеть туарега — не к добру. И, как и у большинства поверий, у него есть исчерпывающее объяснение: после встречи с этим пустынным кочевником выживают далеко не все. А в 2012-м году, когда началось одно из самых крупных восстаний туарегов, это поверье стало особенно актуальным. Именно по причине этого конфликта туарегская группа Tamikrest взяла на себя миссию сохранить свой народ и его древние традиции.

Ради этой цели Tamikrest решили пойти дорогой Tinariwen, основателей всей современной туарегской музыки, которые начали путь точно так же — во время крупных восстаний 80-х годов. Tinariwen тогда придумали особый музыкальный язык, прекрасно понятный их соотечественникам. Совместив традиционную музыку туарегов, музыку Мали и родственный им американский блюз, они пели о своём быте, о любви к их землям, о свободе, и эта музыка объединила их народ.

Но война тогда не закончилась, и, более того, с приходом в Северную Африку боевиков Аль-Каиды она перешла на новый уровень. Раньше туареги боролись с государством Мали за право жить на своих древних территориях. Теперь Мали обвинило туарегов в связях с террористами, оккупировало их земли, заставив целые семьи покинуть свои жилища, а для тех, кто остался, малийские моджахеды ввели жёсткий шариат, полностью противоречащий традициям туарегов.
Туарегам был нужен новый голос, который бы так же их объединил, но был более свежим и близким молодым людям. Ими стали Tamikrest под предводительством Усмана Аг Моссы, бежавшего из центра боевых действий города Кидал. Но то, что можно услышать на новом альбоме Tamotaït — уже не совсем та музыка, которой Усман занимался изначально.

Если в начале карьеры Tamikrest играли традиционный туарегский блюз, то в дальнейшем с каждым альбомом они всё больше европеизировали свой саунд. Так, сначала они заметно утяжелили звук гитар, затем избавились от африканских бэк-вокалисток, затем добавили электро-блюзовую гитару с редкими, но совершенно обычными блюзовыми проходами, а после и вовсе заменили почти половину музыкантов в составе на европейцев. Записываются Tamikrest сейчас тоже во Франции.

Поэтому в Tamotaït очень много совершенно нетипичных для Северной Африки, но самых обычных для Европы элементов: сухой продакшн, повсеместные воздушные пэды и космические электронные эффекты. К счастью, Tamikrest умеют писать сильнейшие песни, такие как гимн “Azawad” или “Timtarin”, дуэт с марокканской певицей Хинди Захрой, которые невозможно испортить неудачным продакшном. Впрочем, иногда группа Моссы берётся за действительно странные эксперименты вроде речитатива в “As Sastnan Hidjan” или оголтелого панка “Anha Achal Wad Namda”.

К сожалению, история почти не знает удачных примеров, в которых метисация благотворно влияла на музыку. Но нужно помнить, что основной целью Tamikrest не было писать музыку, их цель была — спасти свой народ. Но, как показывает пример судьбы их же народа, объединения туарегов недостаточно для спасения их культуры. Продуктивнее будет показать как можно большему количеству людей, что у туарегов есть своя находящаяся на грани вымирания культура, своя музыка и этого народа не стоит бояться.

Усман Аг Мосса часто говорит, что ради свободы, единства и мира готов заплатить любую цену. Но его цена — не взять на себя убийство, на что пошло большинство его соратников, а пожертвовать собой и аутентичностью своей музыки.

Дополнительно:

Страх перед туарегами (или, как они себя сами называют, Кел Тамашек — “говорящие на языке Тамашек”) существовал, кажется, с появления этого народа, а упоминал их ещё в XIV веке великий путешественник Ибн Баттута. Уже тогда туареги установили контроль над Сахарой, именно они создали Транссахарский путь — единственный маршрут, по которому можно было безопасно передвигаться по пустыне. А если караван сбивался с маршрута, его грабили. Те же туареги.

В те времена основными занятиями туарегов были грабёж и торговля рабами. К настоящему времени ситуация изменилась. Теперь к этим занятиям добавилась торговля оружием и наркотиками. Как и в прошлом, магрибские берберы до сих пор предостерегают путешественников от самостоятельных поездок по Сахаре, потому что всё ещё можно случайно встретиться с туарегом, и добром это не кончится.

Но страх перед туарегами связан не только с их поступками, но и с их культурой и их внешнем видом. Туареги —дальние родственники берберов, мусульмане-сунниты. Но они не выглядят ни как берберы, ни как другие мусульмане. Туареги всегда высокие, практически белые, а их глаза ярко-голубые.

Собственно, глаза — это единственное, что можно увидеть во внешности знатного мужчины-туарега. На совершеннолетие будущему воину вручается десятиметровый платок тагелмаст, которым он обматывает всего себя, полностью закрывая лицо. С этих пор туарег нигде не может показывать своё лицо — даже дома, даже ночью. А на случай, если вдруг кто-то увидит его лицо, туарегу вручается меч.

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
14.04.2021
Музыка

Буги, кантри, хонки-тонк

Джон Адамс определён аналитическим музыкознанием в компанию композиторов-минималистов, и продолжает конструировать внутри неё свой обособленный джонадамсовский мир. Делает это легко и играючи – достаточно посмотреть на названия его пьес. Здесь и «Фанфары для поездки по вековому лесу на быстрой машине», и «Книга несуществующих танцев Джона». «Must the Devil Have All the Good Tunes?» («Должен ли дьявол иметь все хорошие мелодии?») – его новый концерт для фортепиано с оркестром.

Стенгазета
12.04.2021
Музыка

Удар по обеим щекам

Дуэт Ic3peak (Анастасия Креслина и Николай Костылев) стал настоящим открытием. Взяв за основу витч-хаус, они сочинили про себя сказку, а своими текстами попали в политическую повестку. Они наносят на лица толстый слой белого грима, красят губы в черный цвет, криповато улыбаются, но при этом выглядят безэмоционально. Так же холодно и отстраненно, в каком-то запредельно высоком регистре звучит и голос Насти.