Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

25.06.2020 | Нешкольная история

Цена Победы. Часть 3

И помнить тяжело, и забыть нельзя

публикация:

Стенгазета


Автор: Анжела Китаева, На момент написания работы ученица 11 класса средней школы г. Нижний Новгород. Научный руководитель Светлана Витальевна Черникова. 1-я премия XX Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал


ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:
Цена Победы. Часть 1 Цена Победы. Часть 2
Ночь с 19 на 20 июля 1941 года в семье Мирясовых прошла беспокойно. Мать убивалась, собирая сына на фронт. Как нарочно, у молодой жены Василия Ефимовича Мирясова, 1914 г. р., моей прабабушки Нины Ивановны, 1918 г. р., начались схватки ‒ она была беременна первенцем. Нужно было везти ее в роддом, который находился в центре города. Мирясовы жили в деревне Лапшиха, которая только в 1954 году вошла в состав Ждановского района города Горького, а тогда была на самой его окраине. По современным меркам кажется, что это недалеко, всего в пяти автобусных остановках, но дорога была плохая, с горки в горку, пешком роженицу не поведешь. Поэтому Василий побежал будить начальника и просить машину. Управились ближе к утру. Дожидаться в приемной у Василия Ефимовича не было времени, утром ему надо было явиться в военкомат. В тот день он не узнал, что у него родилась дочь и назвали ее Галиной.
В один день, 20 июля 1941 года, случились два события: одно радостное, жданное, другое трагическое, разделившее их жизнь на «до войны» и «после войны».

Роддом № 1 на ул. Фигнер находился в центре Горького. Путь новобранцев пролегал от военкомата на ул. Ижорской, где формировались войска, по ул. Фигнер, как раз мимо окон роддома. Нина Ивановна, вспоминала, когда рассказывала об этом дне дочери Галине, моей бабушке: «Я поднесла тебя к окну, а войска как раз проходили мимо. Я не увидела мужа, но он был среди идущих солдат». Солдаты всё шли и шли, и не было этому маршу ни конца, ни края… Пеленочки малышки промокли от слез матери.

Василий Ефимович Мирясов до войны работал шофером, у него были водительские права и стаж вождения, поэтому он был определен в транспортную колонну 688 артполка 217 стрелковой дивизии. С первых дней войны на передовой. На грузовом тягаче он подвозил снаряды, таскал пушки.

Конец войны застал его в Кенигсберге. Бои в Восточной Пруссии продолжались 105 дней. Битва за Восточную Пруссию ‒ одна из самых кровопролитных в 1945 году. Потери Красной Армии в этой операции ‒ более 580 тыс. человек, из них 127 тыс. убитыми. Но судьба и здесь хранила Василия Мирясова. Он остался жив, не был ранен, награжден орденами и медалями.

Нина Ивановна работала на «Швейпроме», маленькую дочку оставляла со свекровью Евдокией, которая нигде не работала. Работали старшие дочери и Ефим, мой прапрадед, муж Евдокии.
Но их скудных пайков едва хватало на жизнь. Маленькая Галя не вставала на ножки, часто болела ‒ такая была слабая.

Вскоре Евдокия, свекровь Нины Ивановны, умерла от истощения. «Швейпром», где работала Нина Ивановна, закрыли, а работников мобилизовали на работы на железной дороге, в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1943 года, по которому железные дороги СССР были объявлены на военном положении. В этом же, 1943 году, ее определили проводницей на поезд. Она никогда не знала, куда и когда она уедет, насколько долго. Дочь оставлять было не с кем, ее пришлось отправить жить в деревню Зелецино к материной тетке Матрене Алексеевне. Галина Васильевна вспоминала: «Ко мне туда мама приезжала. Я маленькая была, но помню, мама приедет на меня посмотреть, мы пойдем до лесу с бабушкой Матреной ее провожать. Это мне было 3–4 года. А мама, когда уходит, плачет, плачет, плачет, а я говорю: “Баба, да чего она всё плачет?” А баба Матрена мне отвечает: “Доченька, да ведь она не знает, вернется еще или нет, увидит тебя еще или нет”».
Галю в Зелецино поставили на ноги. Там была корова, она и спасала.

Нина Ивановна Мирясова пробыла на фронте до 1945 года, вернулись они с войны почти одновременно с ее мужем, Мирясовым Василием Ефимовичем.

Хозяйство их было разрушено. Надо было найти в себе силы, чтобы начать всё заново. Прабабушка и прадедушка своим детям о войне рассказывали очень мало, не хотели бередить душевные раны, оберегали их покой.

Окончание следует









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Нести свой крест. Часть 1

Родную сестру моей прабабушки крестили дома. Не в церкви, а в горнице сельского дома. Красиво украсили, чисто убрали, воды нагрели, рушники, вышитые моей прапрабабкой, выложили из сундука. Еды приготовили для угощения. Девочка родилась слабенькой, боялись, что не выживет, вот и спешили крестить. Когда стемнело, а была глубокая осень, пришел священник. Церковь закрыли, так он по домам ходил, крестил младенцев, отпевал умерших. Была осень 1936 года.

Стенгазета

Цена Победы. Часть 4

27–28 января 1948 года военный трибунал Одесской железной дороги на закрытом заседании при отсутствии свидетелей и защиты осудил Ф. Г. Лохина по ст. 54-10 часть 1 УК УССР и приговорил его к 5 годам ИТЛ с поражением в правах на 3 года. У него отобрали орден Ленина, медали, а самого отправили в Амурлаг. Боевой офицер с огромным опытом, мужественный и инициативный, который бы мог еще послужить Родине, был выброшен из послевоенной жизни