Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.05.2020 | Нешкольная история

Окруженцы. Часть 1

История партизанского отряда им. К.Е. Ворошилова № 1

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Валерий Морозов. На момент написания работы – студент 2 курса техникума, г. Брянск. Научный руководитель Елена Евгеньевна Сидорова. 2-я премия XХ Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал


Брянщина – край партизанский. Здесь бережно хранят историю партизанского движения. Гимн нашей области – песня, написанная в годы войны, «Шумел сурово брянский лес». 29 июня ежегодно в Брянской области отмечается как День партизан и подпольщиков.

В наших лесах в годы оккупации с октября 1941 года по сентябрь 1943 года формировалось и сражалось немало партизанских отрядов. Формировали их партийные комитеты города и предприятий (городской партизанский отряд имени Кравцова, бежицкий партизанский отряд завода «Красный Профинтерн» и т. д.) или органы НКВД (отряд Д.Н. Медведева).
Но в истории партизанского движения на Брянщине есть отряд, появившийся не по указу партийных органов. Это партизанский отряд имени Ворошилова № 1, созданный из окруженцев.

Об этом отряде не часто упоминают в краеведческой литературе. Я думаю по следующим причинам: окруженцам не всегда доверяли; отряд формировался не на брянской земле, а в Курской области; да и бойцами были не только наши земляки.

Память о партизанах-ворошиловцах старались сохранить в 1980–1990 годы преподаватели и учащиеся нашего техникума, бывшего профессионального училища № 9 города Брянска. По инициативе руководства управления профобразования, где работал один из командиров отряда, Николай Сергеевич Орлов, проводились встречи партизан отряда. Благодаря этим встречам были собраны их воспоминания, оформлены стенды, велась переписка с ветеранами. Но в 2000 годы – после капитального ремонта – у нас не нашлось места для памяти о партизанах-ворошиловцах.

Сегодняшний совет музея техникума решил восстановить справедливость и продолжить сбор материалов о партизанах-ворошиловцах. В архиве учебного заведения нашлось несколько бесценных папок с письмами партизан, их фотографиями, даже с подлинными документами.

Чтобы разобраться в мифах и легендах партизанского леса я и занялся этой темой. Я изучал в областном архиве доступные документы партизанского отряда, в музее истории брянской полиции – воспоминания политрука партизанского отряда, бывшего сотрудника Брянского управления МВД П.П. Башмакова. Его воспоминания помогли разобраться с белыми пятнами в истории отряда.
Цель моего исследования – восстановить подлинную историю отряда по воспоминаниям партизан и архивным документам.

На встречах партизан всегда присутствовал и вел свои записи бывший политрук роты партизанской бригады имени Ворошилова № 1, подполковник в отставке Петр Прокофьевич Башмаков (1916–2011). Человек необыкновенный. Могу это утверждать точно по тому, что я узнал о нем. Его воспоминания позволяют лучше представить начальный период войны и трагедию окруженцев.

«Родился я в 1916 году в большой крестьянской семье в Симбирской губернии. В семье было 11 детей, я самый младший. Один брат погиб в гражданскую, один на реке Халхин-Гол, двое других – сражаясь с немецко-фашистскими захватчиками. Из всех детей только я получил образование, окончил школу колхозной молодежи, рабфак и, наконец, учительский институт. В 1938 году я преподавал историю в средней школе…»

Перед войной учителей лишали отсрочки от призыва в армию, и, проработав всего только год в школе, Петр Прокофьевич попал в танковые войска. Бои были тяжелые, танкисты с боями отходили на восток. Продолжали сражаться и в окружении, но нередко из-за отсутствия горючего приходилось оставлять танки. Пробиться к линии фронта удалось не всем, многие из окруженцев осели в окрестных деревнях.
Из людей, подобных Петру Башмакову и его товарищам, и был создан позднее партизанский отряд, целиком состоящий из бойцов регулярной Красной Армии. То, как он попал в партизаны, это особая история:

«Когда наши войска отступали, дезорганизация и неразбериха в первое время была страшная. Каждый сам решал, как ему быть, куда податься. Село Поды было полно окруженцев, многие уже избавились от оружия и обреченно ждали оккупантов. Мы с товарищами оружия не бросали, поэтому нас даже не пускали в хаты на постой. Боялись, что придут немцы и расстреляют хозяев вместе с нами… Но нашлась женщина – тетя Варя, которая пустила нас и накормила вареной картошкой. А надо сказать, несколько дней перед тем мы ничего не ели, выбирались лесами из окружения. Я и сейчас помню, до чего вкусной она была, та картошка…

Только мы опустошили чугунок, как прибежала тетя Варя: «Немцы идут!» Мы в сарае на чердаке спрятались. Зашли немцы, осмотрелись, и один приставил лестницу к чердаку. Стал подниматься. Мы схватились за автоматы, и вдруг… грохот – подломилась лестница и немец упал. Выругался и ушел. Снова мы живы остались… Прошли тогда немцы по селу, собрали по хатам окруженцев, которые оружие бросили и не сопротивлялись. И повели колонной человек четыреста в хутор Михайловский. Там таких покорных собралось около 40 тысяч человек. И все перемерли от голода. Когда колонну за село вывели, один молоденький солдатик вдруг выскочил из строя, бросил в конвой гранату и побежал. Один побежал! Никто больше моментом не воспользовался, хотя могли бы рассыпаться в лес… А солдата того пулеметным огнем срезали. Многие погибли в эти трагические дни. Но мы решили сражаться до конца. Когда колонна из села ушла, выяснилось, что не мы одни тогда сдаваться отказались и с оружием схоронились. Много таких по селу набралось. Остались мы, сопротивленцы, в подполье…

Скоро среди окруженцев определился лидер, настоящий командир. Это был офицер Александр Григорьевич Ковалев (1921–1942). Вот он своей волей и объединил разрозненные остатки действующей Советской армии, застрявшие в тылу врага. В конце января 1942 г. через мальчишек села Поды Хомутовского района Ковалев объявил сбор на митинг всех оставшихся сопротивленцев. А ведь это было в глубоком немецком тылу! Это было рождение нового партизанского отряда. В первый день записалось около пятидесяти добровольцев, а дней через десять – почти тысяча человек».
26 января 1942 года отряд был оформлен приказом и стал называться «Партизанский отряд имени Ворошилова». Впоследствии было добавлено «им. Ворошилова № 1». Петра Башмакова назначили командиром группы минометчиков и политруком роты.

Своей историей о начале партизанской жизни поделился и бывший политрук другой роты, партизан Николай Владимирович Дулепов (1921–2010). Когда началась война, он учился на 1-м курсе военно-политического училища. С июля на фронте. Сражался под Брянском. Был ранен, поэтому не смог уйти с войсками. Скрывался в заброшенных домах. Только через 4 месяца ему удалось разыскать партизан.

Со временем партизаны имели достаточное вооружение, которое добывали в бою и получали с Большой земли самолетами. П.П. Башмаков приводит точные цифры: «На вооружении отряда уже весной 1942 года, помимо винтовок, были 5 станковых и 28 ручных пулеметов, 15 автоматов, полковой и ротные минометы, 45-миллиметровая пушка. Огромная сила по тем условиям!»

Чуть позже ворошиловцы создадут в брянских лесах партизанскую танковую группу, в которой вместе с броневиками и легкими танками были и легендарные «тридцатьчетверки».

Вячеслав Васильевич Костин (1916–1990) отвечал за создание танковой группы. «В июне 1942 года наша танковая группа пополнилась еще двумя танками Т-34. Одну машину мы вытащили из реки Навля, затопленную нашими танками при отступлении в 1941 году. С помощью чухрайских колхозников мы вытащили этот танк при помощи ворота. Танк вытащен был из-под носа полицаев и быстро приведен в боевую готовность. В июне 1942 года, находясь в засаде на большаке Севск-Суземка, я с танковой группой и партизанами 1-й группы напал на колону автомашин примерно 30–40 единиц, идущих с боеприпасами и продовольствием по направлению к Брянску. Наш расчет был прост – устроить западню немцам, и нам это удалось. Удар был настолько стремительный и сильный, что немцы даже не успели выйти из машин и были сожжены в пламени горящих машин. Оставшиеся боеприпасы и продовольствие было доставлено в отряд. Много в этот раз осталось немцев лежать на нашей земле навечно».
Проследить боевой путь партизанской бригады мне помогли воспоминания бывших партизан и архивные документы.

20 февраля 1942 года, после гибели Ковалева, командиром отряда был назначен Георгий Федорович Покровский (1915–2002), который реорганизовал отряд и придал ему структуру стрелкового полка.

23 февраля 1942 года, в день Красной Армии, в поселке Георгиевском проводился парад военных подразделений отряда. Это был смотр боевой готовности отряда. Отряд пополнялся новыми добровольцами, в начале марта 1942 года численность превысила 1 тыс. человек. Командование этого отряда, находясь в Хинельских лесах, установило связь с украинским партизанским отрядом под командованием Сидора Артемьевича Ковпака.

В конце марта 1942 года Хинельская группа партизан вышла из окружения и прибыла на южную окраину Брянских лесов. В течение 18 месяцев, базируясь в Брянских лесах, отряд проводил боевые операции на территории Брянской, Сумской, Курской и Черниговской областей.

С мая 1942 года ворошиловский отряд был подчинен Брянскому штабу партизанского движения при Военном совете Брянского фронта.

Июль 1942 года. Вспоминает бывший партизан Н.В. Дулепов: «Наша рота получила задание от Г.Ф. Покровского: пустить под откос фашистский эшелон. Минировать дорогу начали в 400 м от будки стрелочника, работали быстро. Но достаточного опыта у нас тогда не было. И точно не знали, сколько надо закладывать взрывчатки. Заложили более 20 кг взрывчатки. Протянули метров 250 кабеля. Взрывать должен был партизан И.И. Кожушко. Его прикрывали мы. Вдруг появился поезд со стороны Брянска. На открытых платформах стояли танки, автомашины. Но взрыва не было. Кожушко крикнул: «Что-то с кабелем». И побежал вперед. Немцы открыли огонь. Ну, думаем, пропал парень… Видим: разыскал конец оборванного кабеля. Раздался взрыв. А сквозь дым к нам бежит Кожушко».

В ноябре 1942 года по приказу начальника штаба партизанского движения при Брянском фронте партизанский отряд им. Ворошилова был преобразован в партизанскую бригаду им. Ворошилова № 1.
С июня по сентябрь 1943 года – наиболее тяжелые месяцы для партизан, период блокады. Отряд самоотверженно вел бои с карателями на важнейших участках его наступления, защищал партизанские аэродромы.

28 июля 1943 г. бой за Нерусский мост был новым серьезным испытанием для ворошиловцев. «В условиях ежедневного недоедания, крайне слабые физически в тяжелых атмосферных условиях бойцы и командиры отряда с честью выполняли свою задачу. Гарнизон северного участка окраины моста был подавлен и уничтожен в течение нескольких минут. Командир сводной группы автоматчиков старшина Сойников личным примером храбрости и героизма воодушевлял автоматчиков, вел их в бой. Лейтенант Шарьянов, лейтенант Хаджимуков, старший сержант Воробьев, красноармейцы: Строгов, Рыбкин, Колин и многие другие бесстрашно пролагали путь к мосту и овладели им. Бывший солдат венгерской армии, ныне партизан-ворошиловец, будучи подносчиком тола, первым внес свою взрывчатку на мост, несмотря на губительный огонь противника».

В августе 1943 года бригада получила новое задание: пройти рейдом по тылам противника и выйти в белорусские леса. Но стремительное наступление Красной Армии помешало выполнить новое задание. «В сентябре 1943 г. Гитлер приказал уничтожить партизан в Брянских лесах. Немцы бросили неимоверные силы… Очень много наших тогда погибло. Я такого количе¬ства мертвых никогда не видел. А многие погибли, я убежден, из-за предательства. Проводник, который вызвался обеспечить переправу, был мне подозрителен. Интуиция подсказывала, что ему нельзя доверять: слишком лощеный да гладкий для такого времени. Я и предложил своим ребятам идти в обход, искать переправу в другом месте. Большинство же пошло за проводником и попало под прицельный огонь».

17 сентября 1943 г. партизанская бригада им. К. Е. Ворошилова № 1 оказалась в тылу своих войск и была расформирована. С момента организации бригады и до соединения с Красной Армии бригада потеряла 486 человек убитыми. Только 286 партизан-ворошиловцев соединились с Красной Армией. Из них 146 ушли добивать врага, закончили войну в Берлине, Праге или в Маньчжурии.

Окончание следует









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.

Стенгазета

«Не омрачать чести сословия». Часть 3

«Николай Александрович был настоящий земский врач, который, казалось, знал и умел все. Бывали тяжелейшие случаи заболеваний плевритом, крупозной пневмонией, серьезные травмы. И мы выхаживали таких больных, не имея антибиотиков и других эффективных медикаментов. Как единственное средство, использовался уротропин, а воспаление легких лечили банками да камфорой. А в качестве общеукрепляющего средства Лампсаков назначал по пятьдесят граммов спирта».