Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.04.2020 | Нешкольная история

«Не омрачать чести сословия». Часть 3

История жизни первого врача ново-кусковской больницы

публикация:

Стенгазета


Автор: Евгений Мозгов. На момент написания работы учащийся 9 класса средней школы с. Ново-Кусково, Асиновский р-н, Томская область. Научный руководитель: Галина Николаев-на Богомолова. 2-я премия VI Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век»


ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:
«Не омрачать чести сословия». Часть 1 «Не омрачать чести сословия». Часть 2
Ново-Кусково стало для Николая Александровича второй родиной. Все самое важное в его жизни произошло здесь. Из архивных документов я узнал, что со своей женой Еленой Дмитриевной он венчался в ново-кусковской церкви Казанской Божией Матери 12 ноября 1903 года. Всю свою жизнь они прожили вместе здесь в Ново-Кусково, никогда не разлучаясь друг с другом до самого его ареста.

Правда, был период, когда Николай Александрович покидал село. С 25 августа 1914 года по декабрь 1917 года служил в царской армии в г. Омске в 37-м стрелковом сибирском запасном полку полковым врачом. А потом снова вернулся в Ново-Кусково, не желая участвовать в братоубийственной войне.

Вспоминает Елена Ивановна Ратковская, дочь лекпома Ивана Адамовича Ратковского, работавшего с Николаем Александровичем до самого его ареста: «Они были удивительно сердечные люди. Они устроили судьбу моих родителей. Когда женились, им построили дом, дали корову, жеребенка. Лампсаковы жалели людей. Особенно безродных и бездомных, обиженных судьбой. Помню Полю Айбазакову, слепого Гришу, которого лечили от трахомы и приютили его с женой Машей. В Томске подобрали беспризорницу Акулину. Воспитали, научили кулинарному делу. Своих детей у них не было. Они взяли на воспитание сироту Мишу и усыновили его».
Этот мальчик всю свою жизнь любил и почитал своих приемных родителей. Он ни секунды не сомневался, что отец стал жертвой чудовищной несправедливости. Как мог, поддерживал мать, а когда времена изменились, сделал все, чтобы добиться пересмотра дела отца.

Об этом Е.И. Ратковская в своих  воспоминаниях говорит: «Это была интеллигентная семья, образец семьи, можно сказать. Все у них было дружно, сердечно. На людях они звали друг друга «Николай Александрович» и «Елена Дмитриевна», а дома – «Коля» и «Леля». Другого мы не слышали. Взрослые нас научили, и как они вечером гулять пойдут, мы им вслед частушку пели:

Коля любит шоколад,

Леля любит мармелад,

Коля любит Лелю,

Леля любит Колю.

Они оглянутся, улыбнутся и дальше идут…Они не были богатыми. Елену Дмитриевну я помню всегда в двух юбках – зеленой с тремя оборками внизу и как бы «хвостом» сзади и коричневой. К ним она меняла белые блузки и казалась нам всегда нарядной».

Николай Александрович был настоящий земский врач, который, казалось, знал и умел все. Всех больных знал по имени и отчеству, а у замужних женщин даже девичьи фамилии помнил. Бывали тяжелейшие случаи заболеваний плевритом, крупозной пневмонией, серьезные травмы. И мы выхаживали таких больных, не имея антибиотиков и других эффективных медикаментов, которыми располагает современная медицина. Как единственное средство, использовался уротропин, а воспаление легких лечили банками да камфорой. А в качестве общеукрепляющего средства Лампсаков назначал по пятьдесят граммов спирта».

Елизавета Антоновна также вспоминает, что в коллективе было человек пятьдесят. Медсестры не имели специального образования, все осваиваили профессию на практике под руководством доктора Лампсакова. Многие процедуры, которые выполняет сейчас средний медицинский персонал, приходилось делать врачам. Жили дружно, праздники проводили все вместе. Раз в месяц Николай Александрович приглашал к себе своих коллег отведать вкуснейшего сыра, который сам делал, – в хозяйстве у Лампсаковых было две коровы. Вот таким простым, открытым, добросердечным предстает перед нами спустя десятилетия доктор Лампсаков.
Многое успел сделать за свои 62 года Николай Александрович. Дай Бог каждому. Сделал бы еще немало. Но судьба распорядилась иначе.

Доктор Лампсаков разделил судьбу многих своих соотечественников. И хотя нет могилы у нашего доктора, неизвестно, где он похоронен, благодарная память о нем живет в сердцах его односельчан.

Не могу не сказать о судьбе Елены Дмитриевны Лампсаковой, которая была удивительным человеком, неимоверно почитаемая местными женщинами. Из записи в метрической книге следует, что Елена Дмитриевна – дочь коллежского асессора. По «Табелю о рангах» ее отец – чиновник 8-го класса. Это довольно высокий гражданский чин, дающий право на получение личного дворянства. Из воспоминаний старожилов, которые знали Елену Дмитриевну, следует, что медицинское образование она получила во Франции, хотя документального подтверждения этой версии нет. Да это и не так важно. Все говорят, что она была самой лучшей и надежной помощницей своего мужа.

Многих вылечил Николай Александрович, многим спас жизни. Но только так случилось, что не смог он вылечить самого близкого человека. Елена Дмитриевна страдала болезнью глаз и в 1918 году ослепла. Но это не сделало ее беспомощной, нуждающейся в заботе других. Даже потеряв зрение, она вслепую лечила местных крестьянок от всех женских хворей, спасла не одну жизнь. Как вспоминают старожилы, она прекрасно ориентировалась дома, на улице и даже продолжала работать. В 1918 году было выстроено родильное отделение ново-кусковской больницы по проекту дома врача. Сделано это было для того, чтобы Елена Дмитриевна свободно ориентировалась в нем и могла полноценно работать. Все говорят, что у нее были поистине волшебные руки, они ей заменили глаза.

Когда Николая Александровича арестовали, Елене Дмитриевне пришлось уйти из больницы. Жила она в своем доме. Но когда к ней обращались, она помогала, казалось бы, в безвыходных ситуациях.

Вспоминает Елизавета Антоновна Мельникова: «Лампсакову в особо трудных случаях помогала жена Елена Дмитриевна, которая, несмотря на слепоту, оставалась прекрасной акушеркой. Руки у нее были чуткие и умелые. Никому не удавалось так, как ей, расправлять заворот кишечника, а при патологических родах не было специалиста лучше Елены Дмитриевны. Мы тоже обращались к ней за помощью. Однажды, уже после ареста Николая Александровича, доставили беременную женщину с сильнейшими судорогами. Понадобилась срочная родоразрешающая операция. Ее делала Нина Ивановна Кочетаева, преемница Лампсакова, а я давала наркоз. Мы никак не могли добиться желаемого результата и тогда, посоветовавшись, решили пригласить Елену Дмитриевну. Она сразу во всем разобралась и закончила операцию. Женщина выжила. Через несколько лет я встретила ее уже в Асиновском роддоме – наша пациентка благополучно родила девочку».

А вот душевные страдания Елены Дмитриевны облегчить было некому: до конца жизни она не будет знать, что же случилось с мужем. А может и лучше, что не знала? Жила надеждой, что он жив и вернется. Всего 3 года не дожила Елена Дмитриевна до реабилитации мужа.
Но и ей тоже придется столкнуться с машиной советского правосудия.

В Асиновском районном архиве хранится уголовное дело Лампсаковой Елены Дмитриевны от 16 августа 1948 года. В чем же обвинялась Елена Дмитриевна?

Оказывается, она пользовалась большой популярностью у местных женщин. Все знали о том, что она прекрасный врач и акушер. К ней иногда обращались женщины, попавшие в трудное положение. И Елена Дмитриевна им помогала.

Однажды одна из ее пациенток не побереглась после операции, и у нее открылось кровотечение. Родные доставили ее в больницу, там сразу поняли, в чем дело, сообщили в милицию, стали допытываться, кто сделал. Женщина никак не признавалась и только под угрозой того, что ей не будут оказывать помощь, назвала Елену Дмитриевну, которую тут же арестовали.

Суд обвинил ее в то, что она не имеет высшего образования, проводила операцию в «антисанитарных условиях» (что очень сомнительно), а самое тяжкое – делала она это «в целях материальных выгод». Приговор был суров – три года тюремного заключения с конфискацией всего имущества в доход государства. Причем слово «всего» было подписано сверху, а затем уточнено, что его следует «читать правильно». Какой же большой урон государству нанесла своими действиями Елена Дмитриевна!

Но на защиту старой и больной женщины встали многие жители района. И уже 27 августа 1948 года суд выносит новое определение. В нем говорится, что приговор суда очень суров и несправедлив, конфискация имущества применена судом  не основательно, так как  статья закона, на основании которой была осуждена Е.Д. Лампсакова, не предусматривает конфискацию имущества. И далее, учитывая возраст подсудимой, заменить тюремное заключение подпиской о невыезде с места жительства.

Спасибо адвокату Кротову, не испугавшемуся защищать в суде Елену Дмитриевну, спасибо всем, кто встал на ее защиту. У Елены Дмитриевны были конфискованы только инструменты, но благожелатели опальной докторши снова потихоньку вернули их ей. Несмотря ни на что, Елена Дмитриевна продолжала помогать людям.
Умерла Елена Дмитриевна 1 февраля 1953 года. Похоронена на больничном кладбище. Там же покоится ее мама – Архангельская Александра Людгартовна, а также брат Николая Александровича Сергей Александрович.

Никого из родных у Лампсаковых не осталось в деревне, но могила всегда ухожена. За ней следят работники больницы, отдавая дань уважения их памяти.

Вот такая история! Скорее похожа на легенду. Но каждый факт, рассказанный мною, можно подтвердить документами.

А больница стоит, продолжая служить людям. Весной утопает в цвету, и хотя роз времен Лампсаковых уже нет, но разрослись яблони, сирень, да сосны и лиственницы, которые, конечно же, помнят первого врача ново-кусковской больницы.

Сейчас больница существует в статусе филиала районной, Асиновской. И внимания ей столько же, сколько любому другому филиалу. Работают здесь сорок человек. Но подвижничество у ново-кусковских медиков в крови со времен доктора Лампсакова. Здесь не отправят больного через все село на уколы, медсестра сама придет. Население в селе небогатое, лечить хвори медикам порой приходится, чем Бог послал, но ни одного страждущего не оттолкнули, не бросили такое привычное для города: «Выкручивайся сам, как можешь».

Именно ново-кусковскому коллективу поручили ответственную и тяжелую работу, которая по силам разве, последователям матери Терезы. Когда в больнице открыли отделение сестринского ухода на двадцать коек, повезли сюда больных и убогих со всего Асиновского района. Здесь их отмывают, стригут, кормят, обогревают, оформляют документы, ведь многие из здесь оказавшихся даже не имеют паспортов. А дальше – кого куда. Кто в доме инвалидов окажется, кто – в доме престарелых.

Здесь работает дружный коллектив, и рядом с опытными трудятся молодые медики. Наша ново-кусковская больница – особенная, в ней нет места черствости и равнодушию.

Сто лет не было и еще сто лет не будет.

Послесловие.

Работа написана Евгением Мозговым в 2004 году. В 2008 году на базе комплекса земской больницы в с. Ново-Кусково Асиновского района Томской области был создан Культурно-туристический комплекс «Сибирская усадьба Н.А. Ламсакова».









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Так он жил… Часть 2

«Недалеко от Любина был немецкий лагерь Майданек. Туда мы поехали, чтобы посмотреть эти гитлеровские лагеря смерти. Меня больше всего поразила среди огромной кучи человеческих волос маленькая беленькая кудрявая косичка, заплетенная старым шнурком от ботинок или туфли. По сей день помню и вижу, как наяву, эту детскую косичку девочки, которую сожгли в крематории».

Стенгазета

Так он жил… Часть 1

Мой прадед хорошо запомнил, как выносили из их дома последний «излишек» зерна, последние 30 кг: «…зашли в избу уполномоченный района, комбедовец Легкий и два сельских исполнителя. Мама очень плакала… клялась, что нет больше зерна… говорила уполномоченному: “Видишь сколько детей, все еще малые!” Уполномоченный сказал: “Зачем столько настрогала детей, что кормить нечем? Хлеб нужен рабочему классу, Москве, Питеру”. И тут же дал команду искать зерно.