Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.12.2019 | Книги

Жара, пот и антропологи: эйфория в Новой Гвинее

Рецензия студентки школы культурной журналистики Олеси Ахмеджановой на роман Лил Кинг "Эйфория" в переводе М. Александровой

публикация:

Стенгазета


Текст: Олеся Ахмеджанова


Лил Кинг. Эйфория. Фантом Пресс, 2019, перевод М. Александровой

 Жаркий, яркий, потный — вот список прилагательных, которые так и просятся на обложку романа Лили Кинг «Эйфория». История про антропологов, которые уехали изучать племена Новой Гвинеи и неожиданно попали в любовный треугольник, на первый взгляд напоминает хороший приключенческий роман. Однако за этой легкомысленной формой скрывается глубокое, насыщенное произведение, где очень плотно соседствуют разные виды сюжетов, один из которых — о том, как велика сила интеллектуальной эйфории и как легко можно перевести идеи на сторону зла.
В центре романа — три героя, которые изучают племя киона. Супруги Нелл и Фен и молодой англичанин Энди Бэнксон. Звезда этой троицы — Нелл, монография которой принесла ей скандальную популярность. Фен, терзаемый успехом жены, пытается найти свое место, хотя отлично себя чувствует, занимаясь хозяйственным делами, перенимая привычки аборигенов и адаптируясь к их жизни. И милый интеллигентный Бэнксон, очарованный Нелл и страдающий от одиночества.

У всех героев есть реальные прототипы. Например, героиню Нелл Лили Кинг создавала, вдохновляясь жизнью известного антрополога Маргарет Мид. Мид была настоящей «богиней антропологии»: она изучала разные племена, написала монографию о сексуальности и ушла от мужа-антрополога (Фен) к любовнику-антропологу (Бэнксон). У неё, кстати, всё закончилось вполне счастливо в отличие от финала «Эйфории», трагическую развязку которой можно почувствовать уже с первых страниц.

Хотя даже с первых страниц эта история с любовным треугольником в джунглях выглядит совершенно безумно. Возможно, дело в обстановке, в которую попадают герои. Джунгли, запредельная влажность, экзотические ритуалы и постоянное ощущение опасности: тебя может свести в могилу даже простая царапина. Автор подогревает чувства читателя с помощью описаний физических состояний: все вокруг блестят от пота, изнывают от москитов, томятся в жарких джунглях. И конечно, цвета. «Эйфория» — это палитра. Тут и розовый, и голубой, и желтый — оттенки повторяются в лепестках цветов, одежде героев, краске, которую туземцы наносят на лицо, и фруктах, которые они едят. Непохожий и дикий мир предстает во всей своей наготе и красоте.

 В какой-то момент все герои — и вместе, и по отдельности — испытывают это пьянящее и одновременно пугающее чувство той самой эйфории. Нелл, когда обучает детей из племени. Фен, когда видит ценный артефакт и представляет, какая слава его ждет. Бэнксон — когда переживает первые моменты влюбленности. Вместе они, увлекаясь рассуждениями о человеческой цивилизации, создают универсальную Схему, где распределяют народы, культуры и некоторых людей по сторонам света. Кажется, что эйфория становится той движущей силой, которая помогает совершать открытия ученым-идеалистам.

Но Лили Кинг не так оптимистична: она показывает последствия этой увлеченности. Схема и те идеи, что формулируют герои, оказываются основой нацистской идеологии, из-за одержимости Фена погибает человек, а племя, куда пришли антропологи, в итоге уничтожают. Эта идея — открытие, которое обращается абсолютным злом, — также хорошо показана в романе Ханьи Янагихары «Люди среди деревьев». Там профессор Перина обрекает на гибель племя ИвуʼИву, открыв секрет их долголетия, — мясо черепахи, за которым начинается настоящая охота фармацевтических компаний. Лили Кинг продолжает эту мысль, предлагая нам задуматься, как легко, поддавшись эйфории, можно навредить человечеству. Кинг далека от мысли, что цивилизация несет с собой разрушение — её книга скорее пронизана горькой печалью и сожалением, что благородные цели часто приводят к насилию. Остается лишь вспоминать тот миг, когда вокруг было ярко и жарко — миг настоящей эйфории.


Дополнительно:

Лили Кинг написала четыре романа, но прославила её именно «Эйфория», которую The New York Times включил в десятку лучших книг 2014 года.



В основе романа биография знаменитого антрополога начала ХХ века Маргарет Мид. У нее было три брака, все с антропологами, и отношения с другой ведущей леди антропологии, Рут Бенедикт. В каждом случае эти партнерские отношения были также профессиональными. В 1928 году Мид шокировала мир работой «Достижение совершеннолетия в Самоа», где открыто назвала сексуальную свободу ключом к счастливому подростковому возрасту.

….

«Эйфория» — это ещё роман об антропологии и влиянии человека на культуру. Герои представляют разный взгляд на эту проблему. Фен адаптируется к любым условиям. Он становится частью любого общества и его полноценным участником. Бэнксон фиксирует свои чувства и описывает племена через свое состояние. А Нелл — это взаимодействие. Она пытается понять другой народ, учится говорить на их языке, помогать и делать их жизнь лучше.

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
25.03.2020
Книги

Мир, которым невозможно управлять

История о путешествии начинается не со сборов, полных энтузиазма, а в кабинете психотерапевта. Юля страдает тревожным расстройством. Шум и суета большого города давит на девушку, разжигая в ней панику и страх. Сборы проходят в сомнениях и самоедстве. Юля не может оставаться на месте, но для того чтобы его покинуть, нужно приложить большие усилия.

Стенгазета

Как понять и полюбить классику

По содержанию книга больше напоминает популярное научное исследование, у Кандауровой есть огромное количество ссылок на статьи музыкальных теоретиков и видно, что автор не просто в теме, а он «свой в доску» и понимает о чем пишет. Но информации настолько много, что через несколько страниц сложно вспомнить о том, что было написано раньше.