Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.10.2019 | Книги

О двух друзьях и горе

Рецензия студентки школы культурной журналистики Олеси Ахмеджановой на роман Паоло Коньетти "Восемь гор" в переводе А.Ямпольской

публикация:

Стенгазета


Текст: Олеся Ахмеджанова


В этом году в России вышел роман Паоло Коньетти «Восемь гор». Эта книга, которую очень полюбили в Италии (автор родом из Милана), у нас прошла почти незаметно. И это понятно: пишет Коньтети про свое, родное, итальянское. Пишет сдержанно и порой даже сухо, отчего к концу романа ощущаешь некоторую недосказанность и недокрученность. Единственное, что цепляет в этом отточенном и выгляженном тексте, это то, как автор описывает свои отношения с другом. И если смотреть на «Восемь гор» как на роман о настоящей мужской дружбе, то впечатления от него самые приятные.
Действие разворачивается в небольшой деревушке Грана, где живут два мальчика. Один — городской, приезжающий на лето Пьетро. Второй — выросший у подножия скал Бруно. Они бегают по зеленым лугам, поднимаются на горы, холмы, проверяют речки на глубину — ведут себя, как обычные мальчишки. Постепенно их пути расходятся: Пьетро уезжает колесить по миру, а Бруно строит свою жизнь в месте, где вырос. Но где бы они ни были, друзья чувствуют связь и остаются близкими до самого конца.

Сюжет романа почти автобиографичен. Влюбленный в горы Коньетти сам ведет уединенный образ жизни и очень походит на главного героя своей книги — Пьетро. «Восемь гор» — это его посвящение другу. В одном из интервью он признался, что встречал довольно мало романов о мужской дружбе: ни приключенческих саг, ни подростковых книжек, а произведений о зрелых отношениях двух близких по духу людей. «Восемь гор» действительно отличается от других подобных историй: и от «Трех товарищей» Ремарка, где романтика перемешивается с грустью; и от «Маленькой жизни» Янагихары, где дружба оказывается сильнее любви; и от «Тайной истории», где крепкие узы рвутся и приводят к трагическим событиям. «Я считаю, что это древнее чувство, которое было забыто в настоящем, и, возможно, именно поэтому моя история начинается в горах, — говорит сам Коньетти, — она ​​немного похожа на те деревья высотой 6000 футов, которые не могли бы вырасти где-либо еще».

Стиль и слог Коньетти чем-то напоминает манеру повествования Хемингуэя: лаконично и по делу.  Герои живут среди восхитительных пейзажей, они видят горные реки и суровые Альпы. Но сами они немногословны: например, мать Бруно, на которую он так похож, произносит за весь роман пару реплик. Да и сами друзья не ведут задушевные разговоры: они сближаются иначе — за совместной работой, сытной трапезой или уютным вечером у очага. Коньетти признавался, что помимо Хемингуэя вдохновлялся романами итальянской писательницы Наталии Гинзбург. В её романах вы не встретите пафоса, в них почти нет символов и метафор. Много рассказов о хозяйственных тонкостях, описанных с удивительной точностью. Так и у Коньетти рождается почти документальная проза, где ты начинаешь верить в то, что это было на самом деле. Возможно, тут повлиял его опыт: в 1999 году он закончил Миланскую школу кино, а в 2004 — начал снимать документальные фильмы.

В этом смысле роман «Восемь гор» — это очень простое произведение без изысков. Тут нет интриги, подводных течений, герои просты и очень понятны. Это такая литература, которая немногого требует и немного дает, не претендуя на звание великого. В конце концов и сам Коньетти говорит: «Когда меня спрашивают, о чем эта книга, я всегда отвечаю: о двух друзьях и горе. Да, она именно об этом».

Дополнительно:

Из интервью Франческе Пеллас WWB Daily Изначально моя идея была в том, чтобы просто рассказать историю гор. Мне казалось, что эту информацию почти невозможно найти в нашей литературе. Мой отец привел меня в горы из города, так как считал, что это лучший способ научить нас тому, как стать людьми. Научить нас фундаментальным ценностям. Для меня это была очень мощная идея с точки зрения повествования, и, прежде всего, это была моя история, которую мне хотелось рассказать.



За «Восемь гор» Паоло Коньетти получил престижную литературную премию Медичи (Prix Médicis) 2017 года.

 

 

 

 









Рекомендованные материалы


Стенгазета
01.11.2019
Книги

Флешбеки с двойными стандартами

Образ двойного агента довольно популярен в литературе и кинематографе: Джеймс Бонд, Штирлиц, Фандорин, Лисбет Саландер — на любой вкус и цвет. Но «Сочувствующий» сильно отличается от затертых поп-культурой произведений: в первую очередь потому, что в центре романа стоит не сам герой, а эмпатия и последствия, к которым может привести даже самое искреннее и хорошее чувство.

Стенгазета
26.09.2019
Книги

Смерть превращается в память, память превращается…

Книга Смит сохраняет стиль и развивает тематику первой книги – это роман-коллаж. Если «Осень» была собрана из разрозненных кусков повествования, то в основе «Зимы» лежит одна линия — семейная. И читатель сразу замечает эту поэтичность, когда открывает первую страницу книги.