Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.10.2019 | Опера

Верди такого не писал. Fashion-opera «Аида»

Рецензия студента школы культурной журналистики Антона Ниязова на постановку "Аиды" в Новосибирском театре оперы и балета

публикация:

Стенгазета


Текст: Антон Ниязов


Главный режиссер Новосибирского театра оперы и балета (НОВАТ) Вячеслав Стародубцев чувствует себя как дома. За три года, которые он является главным идеологом и музыкальным постановщиком он успел поставить оперный квест «Турандот», (2016), fashion-оперу «Аида» (2016), опера (ПАДЕЖ) «Пиковая дама. Игра» (2016), триллер-оперу «Бал-маскарад» (2017) и оперную дегустацию «Любовный напиток» (2017) — режиссер, как он говорит сам про себя, «любит придумывать дополнения к названию». Однако, это не только придумки в названии, но и совершенно переосмыслять старые интерпретации классических опер.

Дополнительно: «Аиду» Верди написал по заказу Каирской оперы в честь открытия Суэцкого канала, но при всем своем колорите она остается самой что ни на есть итальянской оперой. Мировая премьера оперы состоялась накануне Рождества 1871 года. Представление вылилось в огромный международный триумф. На премьеру оперы собралось высшее общество со всего света. Не было только Джузеппе Верди — он присутствовал сорок шесть дней спустя на итальянской премьере в Милане.

Этот вечер был особенным, на два дня в Новосибирск приехал один из приглашенных дирижеров театра — итальянец Альберто Веронези. Постановка «Аиды» в очередной раз собрала весь зал. Кроме «Адиы», Веронези исполнит вместе с труппой «Травиату», того же Верди. Театр в своих программках напоминает, что этот дирижер снискал любовь публики по всему миру. Цветов маэстро после финального аккорда было подарено с лихвой: то ли от того, что публика прочувствовала высшее дирижерское мастерство, то ли от того, что соскучилась хоть по какому-нибудь иностранцу за пультом. При всем этом, оркестр звучал прилично. Дирижеру удалось создать монолитное звучание оркестра вместе с хором и солистами.

Аида — классический пример любви между членами воюющих кланов. Роль таких кланов играют Египет и Эфиопия, военачальник фараона Радамес влюбляется в эфиопскую царицу Аиду. Аида разрывается между ответной любовью и верностью родине. Сюжет разворачивается в трагедию, возлюбленные оказывается погребенными заживо. Они умирают, мечтая о своем счастье на небе.

Постановка Стародубцева нисколько не противоречит названию. Все, что мы видим на сцене выглядит максимально дорого, красиво и изысканно. Специально изготовленные для этой постановки костюмы («Модный Дом Елены Олейник») приковывают к себе взгляды. Выполненные в египетском стиле, они удивляют огромным количеством деталей.
Сценография спектакля поражает своей массивностью. На огромную сцену самого большого оперного зала в России поместилось все, что могло только поместиться. Даже слоны из фантазий Сальвадора Дали рассказывают о влиянии и силе своих фараонов. Лишь их длинные ноги напоминают о шаткости любого политического режима.

В этот вечер примадонной стала Ольга Колобова. Она спела безупречно, но мне показалось, что публика всегда больше ждет самую яркую певицу театра — Веронику Джиоеву. Героини, которых она играет, кажутся более живыми, чем у Колобовой.

Постановка Стародубцева яркая, мощная, чувственная и поражает каждой своей частью, однако, особого ракурса драматургии Верди постановка не подчеркивает, новых акцентов в содержании тоже не ставит. Но этот конкретный спектакль с его эффектной сценографией подчеркивает выразительную декоративность оперы Верди.

 

 









Рекомендованные материалы


09.10.2017
Опера

Вим Вендерс дебютировал в опере

Теперь в версии Вендерса, Баренбойма, художника по свету Олафа Фрезе и сценографа Давида Регера музыка эта сама как природное явление, нечто, что само, как океан Солярис в фильме Тарковского, способно породить и людей, и истории.

28.07.2016
Опера

Богом забытые

Мишель (Роландо Виллазон) и Жюльетта (меццо-сопрано Магдалена Кожена) в постановке режиссера Клауса Гута встречаются под листьями чудовищно разросшейся комнатной монстеры. Идиллический пикник обрывается, даже не начавшись, – весь второй акт Мишель возится с мертвым телом, комично пытаясь выдать его за живое.