Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.10.2019 | Нешкольная история

Сельский учитель. Часть 5

Как жилось простому учителю во второй половине XX века?

публикация:

Стенгазета


Авторы: Татьяна Симонова, Светлана Деревщикова, c. Мастюгино, Воронежская область. Научный руководитель Мария Егоровна Асеева. 3-я премия XIV Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал.


ЕЩЕ НА ЭТУ ТЕМУ:
Сельский учитель. Часть 1 Сельский учитель. Часть 2 Сельский учитель. Часть 3 Сельский учитель. Часть 4
Коллектив учителей школы-семилетки состоял в основном из фронтовиков и молодых преподавателей, такого же возраста, как Екатерина Иосифовна. Все закончили учительский институт в городе Россошь Воронежской области.

После Великой Отечественной войны страна нуждалась в учительских кадрах. Молодые люди с образованием 10 классов учились в учительском институте два года, получали диплом учителя с незаконченным высшим образованием и шли работать в школу.

В 1951 году в школе работало много мужчин: директор Уразов Василий Никандрович, завуч Тюхтин Василий Алексеевич, учитель русского языка Соломин Леонид Осипович, учитель биологии Ерин Ефим Егорович, Кобелев Павел Илларионович. Все мужчины – фронтовики. Женщин в коллективе было и тогда больше, чем мужчин, одна из них – Косинова Клавдия Мироновна – тоже фронтовичка.
В 1959 году Екатерина Иосифовна поступила на заочное обучение в Тамбовский педагогический институт на исторический факультет. В то время в Воронежском институте не было истфака, поэтому пришлось ехать в Тамбов.

Поступила легко, хотя и был большой конкурс. Проблема была в другом. Согласятся ли родители Тихона присматривать за двумя детьми, пока невестка будет на сессии? Свекровь была не против. Даже с гордостью сообщала соседям: «Наша Катерина выше учиться пошла». А свекор хитро улыбался: «Пусть идет учиться, что ей еще делать?» Он считал, что невестка от безделья поступила в педагогический институт, и высшее образование ей не нужно.

Из нашей школы первыми поехали поступать в педагогический институт директор школы, завуч и, конечно же, учитель истории. Екатерина Иосифовна просила отставить ее поступление до следующего года, потому что была беременна третьим ребенком. Ведь мог же поехать кто-нибудь еще, потому что в коллективе насчитывалось больше двадцати учителей, и все они были без высшего образования. Не разрешили, особое отношение было и в коллективе, и в районе к учителям истории. Историку приходилось быть всегда впереди всех, всем показывать пример.

Как уже было сказано выше, Екатерина поступила в институт, но на зимнюю сессию поехать не смогла. У них в середине декабря 1959 года родилась дочь Нина. Летом, когда Ниночке исполнилось полгодика, поехала Екатерина Иосифовна сдавать экзамены сразу за две сессии: зимнюю и летнюю. Сдать нужно было как можно скорее, чтобы с ребенком быстрее вернуться домой.
Оставит Нину у хозяйки квартиры, где остановились на время сессии, и бежит в институт. Затем, прибежит, покормит дочку грудью и снова на занятия. Когда не удавалось уйти с занятий, то хозяйка кормила девочку печеньем. Размочит печенье водой, завернет в марлю и даст Ниночке в ротик.

Та лежит и сосет эту марлевую соску с печеньем. Намучились обе: и мать, и ребенок. Да и хозяйке досталось. Но добрейшая была женщина. Екатерина Иосифовна вспоминает ее всегда добрым словом. Присматривала она за Ниночкой, и совершенно бесплатно.

Комментарий Симоновой Татьяны: «Я была поражена услышанным. Как можно было так кормить ребенка? И почему Екатерина Иосифовна не оставила на время малышку дома? Оказалось, что и в семье и во всем селе считалось: если женщина не будет кормить грудью ребенка до года, то он вырастет слабым, будет часто болеть. А, если бы она оставила свою Ниночку, хотя бы на недельку, то молоко бы у женщины пропало. Вот и пришлось ребенка вести с собой в Тамбов. Когда я поделилась своими мыслями со своей бабушкой Марией Тимофеевной Симоновой, то она ничуть не удивилась таким кормлением дочки и сказала, что у Екатерины Иосифовны были деньги, она и покупала ребенку печенье, а колхозники денег не получали и детей подкармливали хлебом, завернутым в тряпочку. Мне очень тяжело все это представить. И даже, честно говоря, я не могу понять: почему были такие ужасные условия жизни у людей? Ведь это было уже во второй половине ХХ века, а не в средневековье же?»
Институт закончила наша собеседница в 1964 году. Она говорит, что диплом о высшем образовании был для нее большой гордостью. На протяжении многих лет ни одна женщина в школе не имела высшего образования, да и во всем селе так же.

По праздникам Екатерина Иосифовна надевала свой парадный костюм, на котором был прикреплен значок. Этот значок выдавался вместе с дипломом. Он до сих пор хранится у старенькой учительницы. И как мы заметили, является предметом гордости для Екатерины Иосифовны.

Проведя несколько дней за беседой у Екатерины Иосифовны Рыжковой, мы пришли к выводу, что в советское время учитель постоянно находился под каким-то негласным контролем со стороны властей. Особенно учитель истории. Учителя должны были выполнять массу дополнительной общественной работы, проводить агитацию, убеждать людей в том, во что сами в большинстве своем не верили. Мы думаем, что в таких условиях очень трудно было жить и работать. Не было никакой свободы. Но наша собеседница в таких условиях проработала в нашей школе с 1951года по 1996 год. Она только в настоящее время стала открыто, не боясь, говорить о том, что ее волновало в ту пору.

Несмотря на унижения, которые перенесла Екатерина Иосифовна, она осталась верна своему предмету, своей истории. Многие в нашем селе говорят: «Да Иосифовна помешана на своей истории». Мы поняли, почему у односельчан сложилось такое мнение. Каждая наша встреча заканчивалась то Персидскими войнами, то восстанием Степана Разина, то преобразованиями Петра Великого. Она и в своем восьмидесятипятилетнем возрасте несет просвещение в массы. И еще мы поняли, что старенькой учительнице очень хотелось рассказать нам то, что накопилось у нее на душе, и что она не могла сказать своим ученикам на уроках. Вот почему у нас получился такой рассказ о сельской учительнице.
Пожалели мы о том, что нам не пришлось изучать историю у Екатерины Иосифовны. Наших родителей учила эта замечательная женщина, и история у многих была самым любимым предметом в школе.

Мы узнали от Екатерины Иосифовны, что самым главным событием в ее учительской жизни было открытие новой школы в селе. Многие годы занятия проводились в старой школе, которая была построена еще до Октябрьской революции, затем, после Великой Отечественной войны, отремонтирована и расширена за счет пристройки. Дети учились в две смены. И только в 1972 году была построена новая школа. В школьном музее наш руководитель Мария Егоровна Асеева показала нам фотографии, где идет подготовка к строительству школы и фотография, на которой мы увидели Екатерину Иосифовну. Она снята за трибуной. На фотографии стоит подпись: «Рыжкова Е.И. благодарит строителей, 1972 г.». Когда мы показали учительнице это фото, она сказала: «Вот здесь за трибуну впервые я стала с большим удовольствием и выступала от всей души. Это была огромная радость для всех нас – открытие новой школы».

Сегодня в школе многое изменилось. Сейчас в классах обучается в среднем по пять – шесть детей. Теперь никто не называет Мастюгино «Маленьким Китаем», ученики не ждут субботней политинформации, все новости они, если хотят, увидят по телевизору, узнают из интернета, прочитают в газете. А о том, как жили учителя и их воспитанники пятьдесят и более лет назад, они могут узнать в школьном музее или из воспоминаний ветеранов. Важно сравнить условия обучения и проживания людей старшего поколения и нас, чтобы по-настоящему оценить время, в которое мы живем.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Свои или чужие? Часть 2

Большую же часть эвакуированных обеспечивали жильем за счет уплотнения местного населения. Натыкаемся в архиве на ранее неопубликованные документы: «При вселении в дома по уплотнению, отношение некоторых местных жителей было явно враждебное. Смотрели, как на приехавших из другого государства, которые нарочно приехали – мешать жить». Очень злое отношение.

Стенгазета

Свои или чужие? Часть 1

Ленинградцев эвакуировали по рекам на баржах, катерах и пароходах, самолетами, автотранспортом, но преимущественно по железной дороге. Дорога была долгой, лишенной каких бы то ни было бытовых удобств, голодной и небезопасной. Переезд в далекий тыл тянулся в среднем около месяца.