Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

18.01.2019 | Театр

Живее всех живых

Могущество барона кончается – куклы берут верх

публикация:

Стенгазета


Текст: Анна Казарина


Спектакль «Мюнхгаузеншоу»
Ульяновский театр кукол
режиссер Александр Янушкевич

В спектакле "Мюнхгаузеншоу", поставленном Александром Янушкевичем в Ульяновском театре кукол, побеждают именно куклы. Сам барон, призванный управлять грандиозным шоу собственных фантазий, оказывается невзрачным и бездеятельным, хоть и сыгран человеком, в отличие от других персонажей, представленных куклами.

Спектакль по пьесе Григория Горина «Тот самый Мюнхгаузен» начинается с того, что все оживает: шкура трофейного медведя оборачивается не прикроватным ковриком, а живым зеленым медведем и носится по сцене; разрубленная надвое лошадь спокойно разгуливает, поедая мусор и превращая его в книги. И фокус с разгоном облаков здесь есть: стоит выстрелить по пляшущим тучам из револьвера, и даже самая грозная упадет замертво. Только на этом могущество барона кончается – по ходу действия куклы берут верх. И возникает вопрос – а существовал ли на самом деле барон Мюнхгаузен или его кто-то выдумал?

Художник Татьяна Нерсисян вывела героев на красную цирковую арену, оснастив ее парой многофункциональных лестничных конструкций. Основные цвета – алый, белый и черный – прослеживаются в декорациях, костюмах актеров и куклах. За исключением барона и его жены Марты, которых играют актеры, все действующие лица здесь – куклы.

Нерсисян выводит на сцену гротескных уродцев, которые оказываются предельно карикатурны. При этом наиболее популярных сегодня систем кукол – планшетных, тростевых, марионеток – здесь нет. Все сыграно ростовыми куклами, которые как костюм сидят на актерах, и мягкими маппетами с большими подвижными ртами.

Последние – предельно подвижны и разговорчивы за счет того, что ладонь актера управляет ртом: в них сыграны самые активные персонажи – жена барона Якобина и ее ухажер, адвокат Рамкопф. Более того – сама кукла-маппет здесь дана только по грудь, остальное тело дарит ей актер: это условие снимает физическую ограниченность куклы, чем актеры в роли сомнительной парочки пользуются с большим успехом. Надетая по локоть, кукла баронессы змеей вьется по телу актрисы, вылезая то из под коленки, то из-под ноги. Ее страусиная шея в черном боа пролезет в любую щель, движения актрисы напоминают танец, манерный и соблазнительный.

Александр Янушкевич белорусский режиссер театра кукол, главный режиссер Брестского театра кукол. Бывший художественный руководитель Пермского театра кукол. Спектакли Александра Янушкевича идут во многих городах России. В основном, это спектакли для взрослых, среди которых:
• «Мелкий бес» по Федору Сологубу, художник Татьяна Нерсисян, Красноярский театр кукол.
• «Толстая тетрадь» по Аготе Кристоф, художник Татьяна Нерсисян, Пермский театр кукол. Лауреат «Золотой маски-2016» в номинациях «лучший спектакль», работа художника.
• «Нармахнар» по Николаю Кулишу, художник Татьяна Нерсисян, Пермский театр кукол.
• «Эдип» по Софоклу, художник Людмила Скитович, Театр кукол «Гулливер», Курган. Три номинации на «Золотую маску-2014».
• «Пляска смерти» по Августу Стриндбергу, художник Татьяна Нерсисян, Хабаровский театр кукол.


Дружок Якобины, адвокат Рамкопф, тоже представлен куклой-маппетом по локоть – но если баронесса – длинная перчатка с головой на конце, то этот персонаж в плоской рамке офисного костюма. Это фотография 3D – из рамки торчит его бюст с длинной шеей, на которой безжизненной петлей болтается галстук. Рамкопфа играет актриса, придавая кукле очень энергичные жеманные движения.

В кукле Бургомистра, по сути, та же система: рот тоже приводится в движение раздвинутыми пальцами актера. Но если предыдущие персонажи были выполнены по бюст, то Бургомистр – полноценная кукла, а точнее, большое кресло-мешок с маппет-головой и тонкими ручками. Он чаще пребывает в статике, будто забытый актером: в то время как другие персонажи продолжают следить за событиями, Бургомистр замирает, становясь буквально мебелью. Во время чужих реплик и сам актер, водящий этот мешок, не упускает возможности усесться на куклу-пуфик, а по сцене переносит его исключительно волоком.

Харизматичные куклы Татьяны Нерсисян выглядят более витальными, чувственными и обаятельными, чем актеры. Добро и порядочность, представленное людьми, оказывается условно и выглядит на фоне масок откровенно слабо. Их искренности и простоте не хватает энергии и действенности. Мир кукол откровенно побеждает – он настолько правдоподобен и самостоятелен, что самому Мюнхгаузену в нем, кажется, нет места.

 









Рекомендованные материалы


13.05.2019
Театр

Они не хотят взрослеть

Стоун переписывает текст пьесы полностью, не как Люк Персеваль, пересказывающий то же самое современным языком, а меняя все обстоятельства на современные. Мы понимаем, как выглядели бы «Три сестры» сегодня, кто бы где работал (Ирина, мечтавшая приносить пользу, пошла бы в волонтерскую организацию помощи беженцам, Андрей стал компьютерным гением, Вершинин был бы пилотом), кто от чего страдал, кем были их родители

Стенгазета
21.11.2018
Театр

Крохотные герои огромного мира

«Темная комната» компании Plexus Polaire – галлюцинация изможденной Валери Соланас, доживающей последние дни в одном из безымянных отелей. Авторы постановки, созданной по книге Сары Стридсберг «Факультет сновидений» – биографии Соланас, хотят понять, кто она – женщина, стрелявшая в Энди Уорхола, радикальная феминистка, написавшая «Манифест общества полного уничтожения мужчин».