Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.06.2018 | Нешкольная история

Я татарский бы выучил?…

знание дополнительного языка не бывает лишним

публикация:

Стенгазета


Автор: Алсу Хаммадова. На момент написания работы ученица 10 класса гимназии №5 г. Зеленодольска, Республика Татарстан. Научный руководитель Резеда Шамилевна Багавиева. 3-я премия 19 Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал.




Языковая ситуация в Татарстане в последнее время сильно обострилась. Страсти не утихают, споры продолжаются, изучение татарского языка перестало быть обязательным с октября 2017 года. Плохо это или хорошо, трудно сказать, но попытаюсь выразить свою точку зрения по данному вопросу.
Предыдущая моя работа была посвящена истории татарской письменности. На примере моей семьи, в большей степени – моего прадеда Хаммадова Кашафа Хаммадовича я постаралась показать, как языковые реформы, проводимые советским государством, отразились на нашем народе, нарушив вековую связь между поколениями.

ХХ век, а точнее, первая его половина, с многократной сменой письменности и татарского алфавита (арабская графика – новая арабская графика – латиница – кириллица) стал не самым лучшим периодом в истории моего народа.

Я учусь в татарской гимназии и изучаю как русскую литературу, так и родную. Но если русскую литературу мы начинаем изучать со «Слова о полку Игореве» (ХII в.), а потом перескакиваем на ХVIII (несколько произведений), и лишь ХIХ и ХХ в. представлены в школьном курсе, на мой взгляд, полно и объемно, то родную татарскую литературу мы изучаем с VII – VIII в. и достаточно подробно. Наша литература невероятно богата, она древняя, имеет большую историю. Но вот парадокс: читая древнерусский текст, я могу почувствовать «музыку» и «вкус» «Слова о полку Игореве». Да, безусловно, я далеко не всё там пойму и потребуется перевод, но «прочувствовать» красоту слова и образов могу. С моей родной литературой так не получится: я смогу прочитать лишь то, что ученые перенесли на привычную для нас кириллицу. А чтобы прочитать произведения в оригинале (даже ХIX и начала ХХ в.), потребуются годы учения и труда.
Наша гимназия №5 с татарским языком обучения открылась в 1991 году в одном из корпусов школы-интерната. Она начиналась с 8 учителей и 63 учеников. Сейчас здесь работает 42 учителя и обучается 448 учеников в двух корпусах прекрасного, хоть и старого здания в центре города. В 2016 году школа вошла в 100 лучших школ Республики Татарстан. А как тяжело и непросто все начиналось!

Инициатором создания в городе Зеленодольске национальной школы стал Хусаинов Александр Григорьевич. Оказывается, как много может сделать один человек! Именно он, несмотря на огромные сложности, сумел доказать необходимость возрождения татарского языка и культуры, формирования татарской интеллигенции. И это в городе с преобладающим русским населением (Национальный состав: русские (51,4%), татары - (43,5%)!). Город был (и есть) в основном русскоязычный. Многие городские татары (особенно те, кто родился в городе) уже не знали своего языка. Справедливости ради следует сказать, что и сам Александр Григорьевич, оказавшийся Александром Галинуровичем, языка не знал. Но в отличие от многих других, он не считал это правильным и активно взялся за воплощение своей идеи. Собрав группу единомышленников, обратился в администрацию города. И не сразу, но был услышан. Благодаря его усилиям в городе открылись две татарские школы: гимназия №5 в городе и школа № 16 в микрорайоне Мирный, два детских сада, татарские группы в других детских садах. А в 1995 году – татарская газета «ЯшелҮзән» («Зеленый Дол»). Кстати, сегодня редактором этой газеты является выпускница нашей гимназии 2000 года, золотая медалистка Завилейская (Гисматуллина) Ильсия Мансуровна.
Я заинтересовалась личностью Хусаинова Александра Галинуровича, который удивил меня тем, что при жизни сумел воплотить самые дерзкие свои мечты. Мечты не о богатстве, путешествиях, особняках. Не о славе и привилегиях. А о татарском языке (хотя всю жизнь преподавал русский и литературу!) и судьбе своего народа.

И даже после смерти его дело живет, а некоторые замыслы продолжают осуществляться. Кто он – человек, в одиночку свернувший горы? Как ни странно, но в гимназии я получила отрывочную информацию. Все его помнят, чтут, но уже мало кто может о нем рассказать. К счастью, жива его вдова- замечательный и уважаемый в городе врач – гинеколог Лобанова Светлана Гумеровна (так называют её пациенты). Ей недавно исполнилось 80 лет, но она только год не работает. Но без дела не сидит. Это очень светлый, жизнерадостный, активный человек. Светлана Гумеровна оказалась Залиной Гумеровной и была очень приветлива. Вот что я от неё узнала.

Хусаинов Александр Галинурович родился 13 ноября 1932 года в городе Мичуринске Тамбовской области, где его родители после окончания сельхозинститута работали на селекционной станции ‒ питомнике под руководством известного ученого И.В. Мичурина. Семья была татарская. С одним НО. Мама ‒ крещеная татарка. Для сведения: Кря́шены (тат. керәшеннәрот рус. крещён; крещёные тата́ры, тат. керәшентатарлар, keräşentatarlar) ‒ этноконфессиональная группа в составе татар волжского и уральского регионов. Исповедуют православие, проживают, в основном, в Татарстане, в небольшом количестве в Башкортостане, Удмуртии, Челябинской области, а также Самарской и Кировской областях. В настоящее время нет единого мнения о статусе кряшен: официальная наука преимущественно рассматривает их как часть татарского народа; в то же время заметная часть кряшен считает себя отдельным народом. У кряшен в процессе обособления сформировался ряд собственных говоров. Папа – Хусаинов Галинур Тимерханович, мама – Подьячева Варвара Владимировна (фамилию в браке она не меняла).
Татарский язык она знала и говорила на нем. Сына папа назвал Али. Мама именовала Аликом. В документе написали – Александр.

Отца Али- Алика призвали на военную службу. Семье пришлось много колесить по стране и жить в разных районах и городах. Теперь меня уже не удивляет, почему мальчик забыл язык. Папы часто не было дома. Языковая среда русскоязычная. Мама говорила с сыном по-русски.

Отец дослужился до звания подполковника. Семья обосновалась в Казани.

Александр поступает в Казанский педагогический институт. После его окончания работает учителем в школах Теньковского и Бавлинского районов ТАССР. Затем их семья переезжает в наш Зеленодольск (40 км. от Казани). В 1963 году здесь открывалось медицинское училище. Туда он и пошел работать и проработал 26 лет – до 1990 года.
Учителем он был увлеченным, хотя и строгим. Ученики в нем души не чаяли.

Он принимал активнейшее участие в жизни училища, возглавлял редколлегию училищной газеты «Медик», которая постоянно занимала призовые места на смотре стенгазет средних учебных заведений республики. И немудрено! Он был невероятно творческим человеком: профессионально занимался фотографированием, прекрасно играл на аккордеоне, гармони, фортепиано! А какой у него был кабинет!

Стенды сделаны Александром Галинуровичем. Материал тщательно подобран им же. И уже по ним можно понять, что заботило и интересовало учителя, что стало буквально смыслом его жизни!
По воспоминаниям его жены, Александр Галинурович был человеком удивительной эрудиции и отличался пунктуальностью и стремлением к точности. После него информацию можно было не перепроверять!

Александр Галинурович одним из первых учителей в городе овладел техническими средствами обучения ‒ ТСО. Прекрасно владел киноаппаратом. Многократно награждался Почетными грамотами республики. Ему присвоено звание «Отличник народного просвещения». Он был активным членом совета городского народного музея. Эрудированный, с глубоким знанием предмета, он обладал даром убеждать. Этот дар ему пригодился, когда он решил возрождать национальное образование и культуру в своем городе.

После открытия гимназии он стал здесь постоянным гостем. Не свадебным генералом, а неофициальным членом коллектива. Материалами по краеведению он щедро делился с учителями истории и литературы. Но у него было еще одно дело жизни. Он собирал материалы о татарах – Героях Советского Союза. Списывался с оставшимися в живых, с родственниками погибших. Выяснял подробности биографии. Собирал артефакты. И открыл в нашей гимназии музей. Единственный в республике. Гостей из разных городов сейчас здесь принимают ученики. Они ведут экскурсии как для школьников, так и для взрослых посетителей.
Музей пополняется материалами, подаренными членами “Снежного десанта” (поискового отряда Казанского университета) и воинами-афганцами.

В 1999 году над гимназией нависла угроза закрытия. Здание из двух корпусов в центре города и земля вокруг понадобились власть имущим. И тогда вновь в бой ринулся Александр Галинурович, обивая пороги властьпредержащих. Самым убедительным доводом оказались для нового Главы администрации его слова, что народ запомнит прежнего руководителя тем, что тот подарил городу национальную гимназию, а этот – тем, что её закрыл. Говорил резко. Но твердо. Убеждать он умел. Да и родители учеников встали на защиту учебного заведения, призвав на помощь СМИ. Гимназию удалось отстоять. И здесь мы с удовольствием учимся. На своем родном языке. Как и мечтал Александр Галинурович.

Всю свою жизнь Александр Галинурович посвятил своему народу. Дело его живет. Следуя его примеру, в нашей гимназии открыли Музей члена Союза писателей Республики Татарстан и бывшего преподавателя гимназии Азата Вергазова, Музей-выставку художника и скульптора, преподавателя нашей гимназии В. Ш. Шарафутдинова, этнографический музей.
Александра Галинуровича Хусаинова не стало в 2009 году.

Учитель – не обязательно тот, кто в школе. В первую очередь, это твои родители. И не в последнюю – твои предки. Учителем может стать любой человек, который научил тебя самому главному – жизни. В нашей семье трое детей. Я старшая. Мы все прекрасно владеем как русским, так и татарским языком. Хотя до того как я пошла в школу, русского не знала совсем. Таким образом мои родители создавали языковую среду. Они понимали и помогли понять мне важность знания родного языка.

В нашем роду немало учителей. Мой прадед – Хаммадов Кашаф ‒ всю свою жизнь проработал простым учителем. Он родился в семье муллы в 1892 году в многодетной семье, учился в медресе (аналог церковно-приходской) в родной деревне, в 1904 году поехал в Казань продолжить своё образование в медресе «Халидия» при Четвёртой соборной («Голубой») мечети. Свою деятельность в качестве учителя он начал в год окончания медресе – в 1910 году в том же медресе «Халидия». Закончил педагогическую деятельность в 1955 году. Русский язык мой прапрадед освоил самостоятельно, беря частные уроки, и впоследствии мог преподавать на двух языках одинаково хорошо.
Так что профессия учителя, можно сказать, для Хаммадовых ‒ династийная.

Старшая дочь Хаммадова Кашафа Хамматовича и его жены Гимматбану Жаббаровны, Тазкия Хаммадова, моя тетя, пошла по стопам своих родителей и продолжила учительскую династию, посвятив призванию всю свою долгую жизнь и проработав в сфере образования 40 лет. Она была учителем начальных классов, вела русский язык и татарский язык, русскую литературу и татарскую литературу. Тазкия Кашафовна активно участвовала в культмассовых мероприятиях: ставила концерты, спектакли, постановки в домах культуры, клубах, кинотератрах, школах

Её родные братья, Виль и Рим, – тоже стали учителями. Виль Кашафович был доктором наук и преподавал в Казанском авиационном институте. Сфера деятельности Рима Кашафовича – армия. Их двоюродный брат Анас Мисбахович преподавал в школе физику и математику как на русском, так и на татарском языке, одна его дочь Роза Анасовна – преподаватель английского языка в университете, другая - Гульсинур Анасовна – учитель татарского языка в школе.
Благодаря моим родственникам я поняла важность семьи, ценность знаний, в том числе и родного языка, умения уважать людей труда. Я понимаю, что знание дополнительного языка не бывает лишним.

В нашем классе учится 21 человек. С разной степенью знания родного языка. Двое – не знают его вообще. Они перевелись к нам из другой школы. Обычно если к нам приходят без знания русского языка в младших или 5-6 классах, то к старшим они успевают его выучить. Понятно, что за год только школе без помощи семьи это сделать сложно.

В этом учебном году решением прокуратуры отменили обязательно изучение татарского языка во всех школах. Даже в нашей. Он может изучаться только на добровольной основе. У нас высказались «за» все, даже те, кто плохо им владеет или не владеет совсем. Оно и понятно: знали, куда шли. В других школах многие вздохнули с облегчением: наконец-то! А я задумалась. А как же известная мудрость: «Сколько языков ты знаешь, столько раз ты человек?»
На курсах в КФУ преподаватель рассказал нам, слушателям, о своем коллеге, который, услышав, что во Франции находится последний убых очень преклонных лет, взял на работе отпуск на 1 год и поехал изучать этот удивительный язык.

Что имеем – не храним, потерявши – плачем? Исчезающих животных заносят в Красную книгу. Может, что-то подобное изобрести и для языка? Хотя понятно же, что его судьба в наших руках. И если мы хотим сохранить свой язык, культуру, менталитет, то нужно, в первую очередь, каждому человеку начинать с себя. Так же, как мы бережем свое физическое здоровье, следует оберегать и свою душу, язык, сохраняя преемственность поколений.

Печатается с сокращениями









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Трудная дорога к правде. Часть 2

В национальном музее Республики Татарстан находится удивительный источник – книжка для маленького сына, сочиненная и написанная его матерью, отбывающей наказание как жена врага народа. Посвятила она ее двум своим сыновьям: Марату и Марлису Давлетьяровым. Их отец председатель правительства Татарской республики был арестован и расстрелян

Стенгазета

Трудная дорога к правде. Часть 1

В 1937 году умерла мама. Нас осталось четверо детей. Через три месяца забрали папу. Двое людей приехали на черной машине и сказали всего одно слово: «Собирайся». Я только помню, что отец все время повторял: «Дети, это какая-то ошибка. Не волнуйтесь, я скоро вернусь...». Но отец не вернулся ни завтра, ни послезавтра, ни через неделю