Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

31.05.2018 | Нешкольная история

История татарской письменности в истории моей семьи

Как влияет государство на судьбы людей через языковую политику

публикация:

Стенгазета


Автор: Алсу Хаммадова. На момент написания работы ученица 10 класса гимназии №5 г. Зеленодольска, Республика Татарстан. Научный руководитель Резеда Шамилевна Багавиева. 2-я премия 18 Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал.




Долг каждого настоящего мусульманина – знать наизусть свою родословную до 7 колена. Исповедующий ислам человек при молитве обязан вспомнить и назвать своих предков до 7 колена. Но у моего народа эта традиция возникла значительно раньше, ещё до принятия ислама. Знать свои корни был обязан каждый уважающий себя татарин. Годы советской власти, к сожалению, вытравили из памяти многих семей историю, обычаи и традиции народа. Уверена, что это была целенаправленная политика советского государства. Иванами, не помнящими своего родства, стали представители многих народов и этносов СССР. Ведь людьми без истории легче управлять. Многие мои одноклассники с трудом называют имена своих прадедушек и прабабушек. Всё из-за того, что их бабушки и дедушки были представителями советского народа.
А на уроках истории им было сказано, что в ближайшие 50-70 лет не будет ни татар, ни мари, ни башкир – будет единый советский народ с общим языком. Безусловно – русским.

Ситуация стала меняться в конце XX века, после распада СССР. Изучение истории своего народа, сохранение своей культуры и языка стало частью национальной политики Республики Татарстан, изучение истории своей семьи – важной, интересной и необходимой частью жизни каждого культурного, уважающего себя человека. Открылись национальные школы, в одной из которых я учусь. В нашей татарской гимназии есть предмет – история Татарстана, мероприятия у нас проходят на татарском языке, и мы гордимся своей историей, своими предками. У нас есть этнографический музей, музей истории «Татары – Герои Советского Союза в Великой Отечественной войне», созданные силами сотрудников гимназии при участии гимназистов; музей татарского писателя, члена писателей РТ, много лет отдавшего нашей гимназии в качестве преподавателя, Азата Вергазова. У нас работает Виль абый – замечательный художник; скульптор, музыкант Шарафутдинов Виль Шариязданович. Он учит школьников игре на курае, его картины выставлены в галерее гимназии, а созданные им скульптуры украшают не только музеи гимназии, но и улицы наших районов и деревень. Есть в гимназии уголок, посвященный советской эпохе.
Сегодня стало модным знать своих предков. Но составление родословной – дело очень непростое. И хотя мне невероятно повезло (благодаря моим родственникам я знаю историю моей семьи с конца XVIII века), все же существуют очень серьезные препятствия, мешающие полноценно погрузиться в историю своей семьи даже при наличии артефактов.

Одно из них – это татарская графика, которую в XX веке меняли трижды: до 1920 года (с X века – времени принятия ислама) существовала арабица (арабское письмо «иске имлә» — старое письмо); с 1920 по 1927 – упрощенная арабская графика, так называемое новое письмо – «яңа имлә»; с 1927 по 1939 – латиница; с 1939 по настоящее время – кириллица. Так «повезло», по-моему, только моему народу. Хотя объективности ради следует сказать, что в подобной ситуации оказались и другие тюркоязычные народы. Если русскому человеку не нужно особых усилий, чтобы прочитать письмо, написанное на русском языке в XVIII-XIX веках и даже ранее, то чтобы прочитать письмо татарина, например, с Великой Отечественной войны, потребуется приложить немало усилий и затратить немало времени, если это латиница, и месяцы упорного труда, если это арабская вязь, возможно даже, что придется прибегнуть к помощи немногочисленных специалистов.
Таким образом, в своей работе я хотела бы коснуться именно этой проблемы: влияние государства на судьбы людей через языковую политику.

Историю нашего рода нам удалось проследить до XVIII века. Оказалось, что в роду Хаммадовых (по линии моего папы) до 1912 года все мужчины были священнослужителями. При каждой мечети, как известно, существовало медресе, поэтому мулла – это не только духовный наставник, но ещё и учитель в прямом смысле этого слова. Он занимался обучением детей и взрослых, учил не только слову Божьему, но и письму, чтению, грамоте, счёту, литературе. То, что население России было поголовно неграмотным, – это миф. Казанские татары в дореволюционной России были одной из наиболее образованных народностей. По переписи 1897 г. читать на родном языке умело 87% татар, т.е. грамотных среди них было в три с лишним раза больше, чем в среднем по стране (27%), и всё это благодаря религии, мечетям, труду священнослужителей, к числу которых принадлежали и мои предки.
Я бы хотела подробнее остановиться на личности моего прадеда – Хаммадова Кашафа, который всю свою жизнь проработал простым учителем.

Он родился в многодетной семье муллы в 1892 году, учился в медресе (аналог церковно-приходской) в родной деревне, в 1904 году поехал в Казань продолжить своё образование в медресе «Халидия» при Четвёртой соборной («Голубой») мечети (была закрыта постановлением Секретариата ТатЦИКа от 10 марта 1932 г.). Свою деятельность в качестве учителя он начал в год окончания медресе – в 1910 году в том же медресе «Халидия». Закончил педагогическую деятельность в 1955 году. В 1916-17 служил в царской армии по призыву.

Мой прадед был хорошо образованным человеком, он много читал, хорошо знал литературу, сам писал стихи. У нас в доме хранится книга с его поэмой, прочитать которую не может никто. Я год занималась в медресе, освоила арабскую графику, но у нас не преподают старое письмо. Поэтому я не могла понять, что это за книга и что в ней напечатано. Знала только название произведения прадеда «Волки»

Не смог прочитать это произведение и мой учитель татарского языка. Помог другой учитель татарского языка – Рахатуллин Рахип Мубинович, работающий в нашей гимназии, к которому обратилась за помощью моя учительница по русскому языку Багавиева Резеда Шамилевна. Он не только объяснил, что это за книга, но и перевел поэму.
Как выяснилось, книга эта выпущена в 1913 году и называется «Новая литература». В ней напечатаны произведения татарских писателей и поэтов, в том числе и поэта №1 для татар – Габдуллы Тукая (это как Пушкин в русской литературе).

Стихи моего прадеда в одном ряду с великими поэтами! Я, правда, не поняла, альманах это или хрестоматия по татарской литературе, но меня удивила строка перед поэмой моего родственника – если переводить дословно: «из Хаммадова». Значит, его творчество было достаточно обширным? Очень хотелось бы узнать, но в современной графике вряд ли можно найти его стихи. Хотя я очень постараюсь. Из автобиографии прадеда я узнала, что до революции многие его произведения были опубликованы в татарских журналах и газетах, в том числе и детских. Часть произведений основана на татарском фольклоре. Именно издательство дало рекомендацию моему прадеду и направило его в сельскую школу учительствовать.
Среди настольных книг моего прапрадеда оказались и переводы стихов восточных поэтов, например, Физули.

Несмотря на то, что религия была отделена от государства, и активно пропагандировался атеизм, а прапрадед мой работал учителем, он не перестал верить в бога. Об этом говорят многочисленные молитвенники, доставшиеся ему от его родителей и хранящиеся у нас дома. Они зачитаны буквально до дыр.

Многие наши соотечественники эмигрировали в начале XX века в Китай, а из Китая большая их часть (значительно позже) – в Австралию. Несколько студентов-татар из Китая приезжали к нам в гимназию и рассказали о немногочисленной татарской диаспоре в Китае (по их сведениям, около 9 тысяч человек. По данным Википедии – 7400). Мы с радостью и удивлением услышали их речь, узнали, что татары Китая пользуются арабским письмом по настоящее время. То есть устное общение между нами возможно, письменное, к сожалению, нет.
Русский язык мой прапрадед освоил самостоятельно, беря частные уроки.

И если русский язык со временем можно было только совершенствовать, татарской письменности нужно было сначала переучиваться, а потом и заново учиться! И всё это на фоне очень непростой жизни. Как известно из истории, уже в 1918 году начались процессы перераспределения конфискованных у богатых земель, распределение конфискованного инвентаря, продовольственных излишков. У некоторых наших родственников в то время были отобраны так называемые «излишки», хотя семьи были многодетными и особо не шиковали. Вряд ли корову при наличии детей можно считать излишеством. К тому же в Поволжье в 1921—1922 годах свирепствовал голод. К тому времени у прадеда уже была своя семья: молодая жена (тоже учитель) и двое детей.

Мой прапрадед не стал дожидаться, когда заберут последнее, хотя богатыми их трудно было назвать, и они в поисках пропитания и чтобы не умереть от голода всей семьей отправились сначала на Урал, потом в Тюмень. Таким образом семья уцелела.
Вернулись они на родину в 1928 году, так как заболела моя прапрабабушка, и прадед принял решение о возвращении.

В это время уже был другой алфавит. Сначала Декретом СНК Татарской АССР от 19 декабря 1920 г. было уточнено и упрощено употребление арабского письма в татарском языке: изъяты некоторые буквы и знаки, введены дополнительные буквы. Вот поэтому так трудно прочитать дореволюционное татарское письмо, даже если ты знаком с арабской графикой. В ноябре 1925 года Академцентр Наркомата просвещения ТАССР издал Постановление об обязательности нового письма во всех советских учреждениях и татарской печати. «Яна имля» использовалось в татарском языке до 1927 г., после чего был внедрен «Яналиф» на основе латинской графики.
Кампания по переводу национальных письменностей на латиницу проводилась с невиданным размахом. И хотя ее инициаторы были заинтересованы исключительно в политической составляющей реформы, к ее проведению удалось привлечь лучших лингвистов страны.

«Яналиф» (сокращение слов, которые на татарском значат «новый алфавит») вызывал искренний энтузиазм у молодежи, которая видела в нем символ модернизации (о реакции старшего поколения, конечно, можно только догадываться). В 1927 году латинская графика была введена в учебный процесс. В 1928 году в единый латинский алфавит были внесены некоторые изменения, после чего он был в официальном употреблении в течение двенадцати лет. В течение 12 лет активного использования латиницы также использовался арабский алфавит (как яна имля, так и иске имля). Например, одна Моабитская тетрадь татарского поэта-героя Мусы Джалиля была написана на яналифе, а другая — арабским письмом. Обе тетради были созданы в немецкой тюрьме после официального введения кириллицы. В период с 1923 г. до 1939 г. на латиницу было переведено 50 языков. Но наших соседей (удмуртов, марийцев, чувашей) почему-то этот процесс не коснулся.
Татары Турции, Финляндии, Чехии, Польши, США и Австралии используют татарскую латиницу в настоящее время. И опять ситуация повторяется: устное общение между нами на родном татарском возможно, письменное – затруднено.

С 1936 г. начинается новая кампания по переводу только что латинизированных языков на кириллицу. Кириллические алфавиты для них создавались ударными темпами, и единственная «филологическая» задача, которая решалась в ходе кампании – сделать алфавиты для близкородственных языков максимально непохожими друг на друга. Едва ли нужно напоминать, что реформа проводилась в атмосфере террора и сопровождалась физическим уничтожением национальной интеллигенции, ликвидацией всех следов национально-культурной автономии и насаждением русского языка. Говорить о каком-то положительном эмоциональном отношении к кириллическому алфавиту у народов, которые получили его из рук Сталина, было бы странно.
В 1938 году был представлен первый вариант татарского алфавита, основанного на кириллице, куда были добавлены буквы ә, ө, ү, җ, ң, һ. Их поместили в конце алфавита. Данный алфавит был введён в официальное употребление с 1939 года.

Хаммадов Кашаф Хамматович – Учитель с большой буквы. Он постоянно совершенствовался, много читал, повышал свой уровень, не останавливался на достигнутом. Мой прадед в течение своей жизни пережил 4 смены графики татарского письма, но я ни разу не видела даже в его личных бумагах, чтобы он смешивал буквы разных алфавитов. Это, на мой взгляд, признак высокой культуры.

Хаммадов Кашаф Хамматович и его жена Гимматбану Жаббаровна были примером не только для своих детей, внуков и правнуков, но и для своих учеников. Для многих поколений сельчан они до сих пор остаются образцом прекрасной семьи (прожили 60 лет вместе) и служения делу. Их деятельность оставила след в жизни многих людей. Они были не только учителями, но и занимались культмассовой работой: ставили спектакли и сами в них принимали участие, организовывали концерты.
Мои прадед и прабабушка родили и воспитали 7 детей, дали им прекрасное образование, помогли каждому выбрать свой путь в жизни. Они с честью выдержали все испытания, которые им уготовала жизнь и наше государство, и прожили достойную жизнь.

Языковая политика советского государства была направлена на разобщение людей (представители татарской диаспоры разных стран имеют разную письменность и графику), разрыв связи поколений (невозможность свободного чтения первоисточников, литературы, написанной за 60 лет до моего рождения, не говоря о более ранних источниках, письмах своих предков). Как обстоит дело с языковой политикой сегодня?

В 1997 году Постановлением Государственного совета РТ был закреплен иной порядок букв. На мой взгляд, более удобный. Но мои родители помнят старый. Им кажется удобным тот. Но это изменение как слону дробинка.
Вопрос о введении латинской графики в Татарстане был поднят уже в начале 90-х годов. Второй Всемирный конгресс татар, прошедший в Казани в 1997 году, рекомендовал республиканским властям принять закон о восстановлении татарского алфавита на основе латиницы.

Аргументы сторонников перевода татарского языка на латиницу (среди них — представители судебной и законодательной власти Татарстана):

1) латинская графика позволяет выразить специфические звуки татарского языка;

2) введение латиницы ускорит интеграцию татарской нации в мировое пространство, приблизит её к западной цивилизации.

15 сентября 1999 года Госсовет (парламент) Татарстана принял закон "О восстановлении татарского алфавита на основе латинской графики". Закон вступил в силу 1 сентября 2001 года.

Предполагалось, что переход с кириллицы на латинский алфавит будет проходить поэтапно в течение целого десятилетия. С осени 2000 года латиница применялась в ряде школ в виде эксперимента, в том числе и нашей. Уроки латинской графики были введены в начальную школу. Новый татарский алфавит условно назывался «Яналиф-2». Республикой была проделана огромная работа. На новом яналифе были напечатаны учебники и пособия, подготовлены специалисты.

Чтобы облегчить переход татар на латиницу, были изданы книги по татарской литературе, в которых первая часть произведения дана на привычной кириллице, а продолжение напечатано на латинице. В нашей школьной библиотеке их немало.
На уроках татарского языка и литературы мы знакомимся со всеми вариантами татарской письменности.

Федеральное собрание России, чтобы противодействовать переходу, в спешном порядке приняло Закон "О языках народов РФ", который установил, что графическая основа всех языков РФ – кириллица. В октябре 2004 года Конституционный суд Российской Федерации приступил к рассмотрению нескольких вопросов, касающихся статуса татарского языка.

16 ноября 2004 года Конституционный суд РФ признал право органа федеральной законодательной власти устанавливать графическую основу языков народов России, отклонив тем самым попытки властей Татарии перевести татарскую письменность с кириллицы на латиницу.

Конституционный суд отметил, что изменение графической основы допустимо, если оно "отвечает историко-культурным, социальным и политическим реалиям и интересам многонационального народа России". Но решение такого вопроса республикой в одностороннем порядке может привести "к ослаблению федеративного единства и ограничению прав и свобод граждан, в том числе проживающих за пределами данной республики, для которых данный язык является родным". (А за пределами государства? Или они не татары больше?)

Но поскольку в ряде школ республики проходит эксперимент по обучению на татарском языке с использованием латинской графики, результаты которого будут обобщены через несколько лет, то лет через пять-десять Татарстан будет добиваться принятия на федеральном уровне закона о возможности перевода татарской графики на латиницу.
По мере развития российского общества латиница в любом случае будет приобретать все большее значение – этот процесс связан с глобализацией и распространением английского языка. Но этот путь для нас пока закрыт.

Таким образом, насильственное изменение советским государством графики татарского языка негативно повлияло, на мой взгляд, на связь поколений внутри семьи. Языковая политика СССР затронула народ с древней историей и богатейшей литературой, уходящей корнями вглубь веков, и привела не только к нарушению связей внутри каждой отдельной семьи и народа в целом, но и затормозила развитие литературы, искусства и культуры нашего народа. Правительство РФ продолжает и сегодня диктовать свои требования относительно графики татарского языка, не учитывая интересов и потребностей народа.

Печатается с сокращениями









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Левиафан и человек. Часть 1

Война! Молотов уже выступил. На второй день войны нашу учительницу немецкого языка Маргариту Генриховну, как «немецкую шпионку», арестовали. Так наши «отцы родные» начали бороться с врагом, своих уничтожая…

Стенгазета

История церкви Успения Пресвятой Богородицы и судьба её священника. Часть 2

Особенно хороша наша церковь летом: она напоминает драгоценную шкатулку на зеленом бархатном ковре. А зимой храм сверкает, словно хрустальный ларец. Любой горожанин или приезжий при виде обновленной церкви настраивается на добрую волну, верит, что в его жизни и в жизни всех соотечественников будет все только самое хорошее.