Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.04.2018 | Наука

Горе от ума

Крупный мозг скорее повышает шансы своего обладателя попасть в Красную книгу, чем снижает их

 

«А умный в одиночестве гуляет кругами,


Он ценит одиночество превыше всего,


И его так просто взять голыми руками,


Скоро их повыловят всех до одного».


Булат Окуджава


 
Как известно, мозг – орган чрезвычайно затратный. Он съедает огромное количество энергии (так, например, человеческий мозг, составляя около 2% веса тела, потребляет примерно 20% всей расходуемой организмом энергии), не терпит малейших перебоев в поступлении питательных веществ и кислорода, требует надежной защиты от повреждений и от «несанкционированного» поступления химических веществ и т. д. Чем же окупаются эти расходы для животных с крупным мозгом?

Ответ можно найти во множестве учебников, популярных книжек и других авторитетных источников: большой мозг обеспечивает пластичность индивидуального поведения, накопления опыта, сложных форм обучения, а в некоторых случаях – и элементарных форм рассудка. Все это сильно повышает приспособленность данного вида животных – особенно в условиях быстрых изменений в окружающей среде, с которыми вид раньше не встречался и не имеет к ним врожденных приспособлений. Из этого можно сделать вывод, что в нашу эпоху, когда деятельность человека быстро и непредсказуемо меняют условия жизни животных по всей планете, «мозговитые» животные имеют больше шансов приспособиться к этим изменениям и реже будут оказываться на грани исчезновения, чем животные с относительно маленьким мозгом.

Группа исследователей решила проверить, насколько это верно. Материалом для их анализа послужили данные по среднему относительному размеру мозга (отношению массы мозга к массе тела) для нескольких сотен видов млекопитающих разных групп. (Прочие животные в данном исследовании не рассматривались, поскольку даже у других классов позвоночных строение мозга настолько сильно отличается от мозга млекопитающих, что прямые сопоставления будут заведомо некорректны.) Эти данные были сопоставлены с тем, в насколько угрожаемом положении находится каждый из анализируемых видов – о котором судили по статусу вида в Международной Красной книге (от «мало затронутого» до «находящегося в критическом положении») либо по факту его отсутствия в этом документе.

Результаты анализа оказались довольно неожиданными: выяснилось, что относительно крупный мозг скорее повышает шансы своего обладателя попасть в Красную книгу, чем снижает их. Связь между размером мозга и экологической уязвимостью оказалась не очень жесткой, но ее знак не вызывал сомнения. Он не изменился и после того, как из анализа были исключены наиболее редкие виды. И даже когда авторы работы провели такие подсчеты отдельно для каждого из трех наиболее обильно представленных в исходной выборке отрядов (парнокопытных, хищных и приматов), связь всякий раз получалась такой же. Мало того: у приматов выявилась высокая корреляция между абсолютным размером мозга и угрозой вымирания – чего не наблюдалось в прочих группах и во всей выборке в целом.

Как это может быть? Сами исследователи видят причину столь парадоксальной связи в тех биологических особенностях, которые неизбежно сопутствуют крупному мозгу: у таких животных в среднем меньше размер выводка, детеныши рождаются менее зрелыми, дольше зависят от родителей и т. д. Все это неизбежно увеличивает экологическую уязвимость вида. Объяснение убедительное, но недостаточное: ведь все эти факторы действовали и в прежние времена, на протяжении всех 200 миллионов лет существования класса млекопитающих. Однако в его эволюции отчетливо видна тенденция к увеличению относительного размера мозга, причем она прослеживается в разных ветвях этого класса. Почему же именно сейчас издержки крупного мозга стали вдруг перевешивать приносимые им выгоды?

Вероятно, дело в беспрецедентной скорости и глубине изменений, переживаемых ныне биосферой. Можно привести такую аналогию: сильный пловец имеет больше шансов выгрести против волн, чем слабый, однако в шторм оба они оказываются одинаково беспомощны. Изменения, производимые на Земле человеком, превышают возможности адаптации животных с любым размером мозга, уравнивая их в этом отношении, – и тогда на первый план выходят издержки, связанные с крупным мозгом.

Впрочем, это только гипотеза. Вероятно, могут быть предложены и другие объяснения выявленной тенденции.

 

 

Источник: «Знание – сила», №12, 2016 год,








Рекомендованные материалы


02.10.2018
Наука

Дурная наследственность. Часть 5

Нередко приходится слышать недоуменный вопрос: как же так, вы говорите, что Лысенко – шарлатан, а между прочим в сельскохозяйственных вузах до сих пор изучают яровизацию. Ту самую, которую он внедрял. Это как понимать – студентам головы морочат или Лысенко все-таки открыл нечто такое, без чего никак не обойтись?

25.09.2018
Наука

Дурная наследственность. Часть 4

От сторонников разного рода паранаучных направлений – «энерго-информационных» и торсионных полей, «памяти воды», гомеопатии, экстрасенсорики, экзотических терапий и прочей отвергаемой современной наукой премудрости – часто приходится слышать в качестве аргумента «ладно-ладно, генетику-кибернетику тоже в свое время не признавали!».