Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.02.2018 | Колонка / Общество

Ураган блесток и фонтан желаний

Корпоратив, особенно новогодний, незаметно стал для россиян насущной потребностью. Даже непонятно, как раньше без них обходились?

Когда в 2008 году случился кризис, корпоративы затаились на время, но потом снова расцвели, заблагоухали, заколосились. В 2014 году их снова накрыло волной сокращения бюджетов, но смотрите – прошло всего несколько лет, а специалисты сообщают: «Число работодателей, планирующих устроить праздник для сотрудников, увеличилось».
Правда, есть и плохая новость – «общие затраты будут ниже, чем годом ранее». Интересно, правда? Числом поболее, ценою подешевле. Еще одна тенденция — в провинции отметить Новый год корпоративной вечеринкой желающих больше, чем в столице.

Кажется, что выбросить пару миллионов рублей только за то, чтобы сотрудники выпили бочку шампанского, рухнули лицом в салат и потом течение года обменивались сомнительными фотографиями, — глупо. Но раз руководители компаний на это идут, значит, им зачем-то нужно. Понять бы зачем.

Первый вариант ответа — ради престижа компании. И действительно, просмотрев несколько десятков отчетов провинциальных фирм, я нашла довольно много сообщений о том, что наличие интересных корпоративных вечеринок рассматривается офисными работниками как повышающее степень привлекательности компании качество.

Руководители хвастаются: «Когда к нам приходят устраиваться на работу, в первую очередь спрашивают про наши вечеринки, и когда уже можно на них попасть. Мы гордимся, что смогли выстроить сильные тренды, и намерены продолжать. С нового года у нас будет создан целый отдел по развитию внутрикорпоративной культуры».

Трудно представить себе, что внутрикорпоративная культура – то есть благоприятная атмосфера, хороший психологический климат, — сегодня зависит от праздников, а не от сути работы, ее успешности, эффективности, осмысленности. Но даже допустим, что праздник в коллективе действительно сближает и окрыляет сотрудников, делает компанию конкурентоспособной. Однако что тогда заставляет устраивать вечеринки в таких местах, куда и так желает попасть каждый, например, в Государственной думе?

Впрочем, вот уже второй раз новогоднего гуляния у депутатов не будет, это в 2015 году, скинувшись на праздничный стол по 5 тысяч рублей, «депутаты пели вместе со Львом Лещенко, Дианой Гурцкой и Олегом Газмановым», и депутат Кобзон тоже пел, а потом пришел Володин и все отменил.

Но думаю, что корпоратив в Думу вернут.

Россияне привыкли, что накануне Нового года, в момент, когда все и так перенапряжены, тревожны, взволнованы нескончаемыми пробками, покупкой подарков, сборами на каникулы, долгими темными ночами не переходящими в день, — надо красиво одеться и пойти в какое-то место, сияющее разноцветными огнями, чтобы там предаться неудержимому веселью.

Петь, танцевать, выпивать и закусывать, безответственно и за счет фирмы. Впрочем, в последнее время частные компании делают участие в новогоднем корпоративе для сотрудников платным – иногда это символическая сумма, якобы для того чтобы знать, на сколько людей рассчитывать, но бывает, что гуляние почти целиком происходит за счет работников. А некоторые крупные фирмы даже продают билеты на свои праздники посторонним. Так что уже и не разберешь, кто с тобой рядом выпивает: твой коллега из бухгалтерии или совсем чужой человек.

Но ничто не влияет на судьбу корпоратива: праздник продолжается.

Новогодний корпоратив может быть скромным или роскошным. Самый скромный – столы накрыты в столовой или большом зале компании, закуску и выпивку покупают сами, диджей ставит музыку, концерт проводят силами местной самодеятельности. Такой праздник обходится во «сколько соберем, столько и выпьем».

Приличный корпоратив – артисты, знаменитая площадка, украшения, еда и выпивка от специалистов или, как говорят организатор: «программа с активностями, инстапоинтами, банкетом и прочим», — стоит около 2 000 — 3000 на одного человека. Богатый праздник начинается с бюджета от 10 000 рублей на гостя.

Многие нынче экономят, крупные компании заменяют приглашенных звезд диджеями, банкеты с рассадкой – фуршетом, ресторан бронируют с лета, переносят мероприятие в офисные помещения, в общем – затягивают пояса, корпоратив, обходившийся в 2014 году в $2,5 млн сегодня проводят всего за 10 млн руб.

Знаменитым артистам, с их заоблачными гонорарами в $150 тыс. за 45-минутное выступление все чаще предпочитают менее известных, стоят они дешевле, но, как написано в рекламных листовках, «любой из них способен «зажечь» на вашем празднике, внести в него свою изюминку оригинальности».

А можно — и это тоже вполне бюджетно, — позвать фокусника, акробата или дрессированного медведя. «Агентства, продающие события» вместо концертных номеров все чаще предлагают более затейливые выдумки с участием гостей. Тематические вечеринки в стиле «Крестного отца» и русских народных сказок, латино, «Алисы в стране чудес», диско 80-х и прочие по-прежнему популярны, но сегодня их теснят квесты и даже мастер-классы (психолог Михаил Лабковский обойдется в 540 тыс. руб. за два часа лекций от ответов на вопросы).
Вообще после многочисленных жалоб на выпивших начальников, пристающих к сотрудницам, или напротив, не в меру рьяных сотрудниц, домогающихся шефа, наиболее продвинутые фирмы решают изменить формат, отказаться от алкоголя и отвести сотрудников, например, в аква-парк, на концерт или в театр.

Но сами сотрудники в большинстве случаев однозначно походу в оперу предпочитает поездку на природу. А еще лучше – в Таиланд или Турцию, но этот вариант, распространенный в прошлые жирные годы, сегодня мало кому по карману.

Есть еще один вариант: вместо праздника и танцев перечислить эти деньги в фонд помощи больным детям, или инвалидам, или на лекарства старикам.

«Эта тенденция наблюдается на протяжении нескольких последних лет, и причем чаще всего в иностранных компаниях. Некоторые отечественные компании следуют этому веянию, но тенденция в России пока закрепилась недостаточно», — считают исследователи.

Одна большая компания в прошлом году решила заменить корпоратив елкой в детском реабилитационном центре – там сотрудники пили чай вместе с детьми, участвовали в конкурсах, дарили подарки. Всем очень понравилось, но в этом году традиционный корпоратив все же решено устроить. Благотворительный вечер сам по себе, а праздника душа просит.

Проект-менеджер из Сибири, которая занимается корпоративами для нефтяников, рассказывает, что с предпочтениями клиентов очень трудно бороться: «Мы начинаем объяснять, что есть варианты интереснее, готовим предложение с феерией инстапоинтов, ураганом блесток, фонтаном декора и модной программой, а мне говорят: «Не, вези лучше двойника Михаила Круга, его хотим».

Рестораны Перми, по сведениям местных журналистов, стали отказываться от заказов на корпоративные вечеринке – они очень снижают уровень мероприятий, а выгоды от них немного. Рестораторам, потратившим много сил на создание специального меню, атмосферного дизайна и музыкальных программ, обидно, когда заказчики требуют лишь «салат Цезарь», Верку Сердючку и конкурсы типа «поймай ртом яблоко».
Несмотря на все старания продвинутых руководителей, энтузиастов из мира проект-агентств и даже самих рестораторов, до сих пор в массе офисные служащие хотят во время праздника «оторваться» по максимально полной программе, несмотря на реальные неприятности, которые ждут их на следующее утро.

Портал «Работа@Mail.Ru» выяснил, что «23% сотрудников позволяют себе на корпоративе те или иные вольности, например, грубят руководству, напиваются до беспамятства, пристают к коллегам и начальнику с объятиями, поцелуями и даже предлагают интимную связь и устраивают драки». И только 4% останавливает возможность увольнения, то есть большинство готово на все, чтобы расслабиться на полную катушку, а дальше – хоть трава не расти.

Кажется, что новогодний праздник в родном коллективе, готовиться к которому начинают с лета – это не просто возможность пообщаться под коктейль или приятно провести время в компании с героями «Комеди Клаб» или их более дешевыми двойниками. Потребность в карнавале, в разгуле страстей и полном освобождении от социальных масок – это же функции средневекового карнавала, времени неповиновения, когда разрешается и даже поощряется ненасытное обжорство и похоть, а «индивид ощущает себя неотрывной частью коллектива, членом массового народного тела», как писал Михаил Бахтин.

И «чем страшнее и жестче материальная и духовная власть», «чем формальнее и оторваннее от реальной жизни эта власть», тем сильнее чувство протеста и тем более материальным он хочет стать. «Чем более заиерархиезирована и повязана сложными искусственными правилами-ритуалами официальная социальная жизнь, тем более простыми, обыденными, приземленными окажутся альтернативные действия».

Так что не будем судить строго наши стихийные новогодние гулянки – в них наша тень, наше народное подсознание находит себе отдушину. На миру и на пиру наша свобода, наша отдушина. Не случайно в одной из фирм, занимающихся организацией этих корпоративов должность ведущего сотрудника называется — «директор по счастью клиентов».

Источник: "Газета.ру", 24.12.2017,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.