ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 15 ДЕКАБРЯ 2017 года

Нешкольная история

Дневник моего прапрадеда. Часть 1

Бесценные свидетельства

Публикация: Стенгазета

Автор: Екатерина Рязанова. На момент написания работы  ученица 11 класса школы № 17, г. Полевской, Свердловская область. Научный руководитель Юлия Шамилевна Шамгунова. 3-я премия XVII Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

В нашей семье бережно хранится домашний архив, в котором особое место занимают альбомы с семейными фотографиями и личный дневник моего прапрадеда Ивана Терентьевича Соколова, участника Первой мировой войны. Время написания дневника – предположительно 1930 год. Прапрадед вел его в последний год своей жизни.

Дневник – это тетрадь, напоминающая школьную, в красной коленкоровой обложке., чуть потрепанная и полностью исписанная воспоминаниями, в которых отражены наиболее важные факты и подробности жизни моего предка.

Это бесценные свидетельства его непростой жизни в важные периоды истории страны.

Записи сделаны грамотно, практически без ошибок, с соблюдением знаков препинания, почти каллиграфическим почерком. Но не все страницы хорошо сохранились – на некоторых буквы видны не совсем четко. Хотя Иван Терентьевич пишет так, как привык разговаривать, его речь близка к литературной, что говорит о достаточно высоком культурном уровне прапрадеда. К тетради подклеены вырезки из газеты «Новое время».

Прочитав записи, я решила написать в память о своем замечательном предке эту исследовательскую работу.

Мой прапрадед, Иван Терентьевич Соколов, родился 14 июня 1893 года в деревне Куликовой Щучанского района Челябинской губернии. Он был пятым ребенком в крестьянской семье Терентия Дмитриевича и Устиньи Спиридоновны Соколовых. Как следует из личного дневника, воспитанием Ивана занимались дедушка Спиридон Семенович и бабушка Анна Ивановна.

Иван очень любил науку и технику, всегда тянулся к учебе. До глубокой ночи просиживал за чтением книг. Ему хорошо давались математика, чтение, письмо. Судя по приложенному к дневнику табелю с отметками, школу мой прапрадед окончил хорошо.

«Счастье и радость человеческую видел в обучении, – признается Иван Терентьевич, – но с 12 лет я стал заглушать свою потребность в этом. Мои порывы к учению родители не поощряли и не использовали, несмотря на то, что это было возможно». Иван хотел продолжить обучение, но родители не дали на это своего согласия, так как нужно было заниматься крестьянским хозяйством.

В 1913 году, в возрасте 20 лет, Иван Терентьевич женился на Пелагее Илларионовне Коротких. Их брак был счастливым. Чтобы зарабатывать средства на содержание семьи, прапрадед стал обучаться профессии маслодела.

В 1914 году приступил к работе маслодельным мастером в родной деревне, но не проработал и сезона – началась Первая мировая. «1 августа 1914 года страну захлестнула горячая Империалистическая война. В ней участвовала масса стран Запада. Партия большевиков была против ввязывания России в войну». Последняя фраза свидетельствует о том, что в 1930 году, когда он делал записи, в нем была сильна советская пропаганда.

Война вызвала сплочение российского народа. Практически все слои общества поддержали правительство: многих охватили антинемецкие настроения и готовность российского народа защищать свою Родину.

«К нам в деревню прискакали конники и известили о том, что страна в опасности. По России прокатилась волна демонстраций с патриотическими лозунгами и призывами за битву до победного конца. Пришлось идти на защиту своего государства».

1 ноября 1914 года в семье Ивана Терентьевича и Пелагеи Илларионовны родилась дочь Александра, но Первая мировая нарушила их мечты и планы. В январе 1915 года прапрадед был призван в армию: в военное время воинская обязанность стала всеобщей. «Делать нечего, надо было собираться в путь». Отправили Ивана в город Балашов Саратовской губернии. «По улицам города мобилизованных на войну провожали с музыкой». В Балашове он пробыл неделю, а затем был направлен в фельдшерскую школу города Самары.

Тяжело было Ивану, но он всё-таки окончил фельдшерские курсы. Полученная профессия хоть и не определила на всю жизнь его трудовой путь, но в разные периоды серьезно помогала при устройстве на работу.

3 сентября 1915 года прапрадед был назначен в пехотный 135-й полк там же – в городе Балашове Саратовской губернии. Среди солдат шли разговоры о том, сколько может продолжаться война. Офицеры объясняли, что скоро Германия придет к истощению и будет вынуждена просить мира. Однако война разгоралась всё сильнее.

В мае 1916 года отряд, где служил Иван Соколов, прибыл на позицию в Галицию в город Тернополь, где бойцы его полка выгрузились и направились в расположение деревни Романовка. «Слышна была сильная стрельба. Нам было приказано идти вперед укреплений».

В дороге Иван Терентьевич простудился, так как полк находился в скверных и трудных условиях. Замерзали от холода и мучились от недоедания. Потому что не было хлеба и, по словам прапрадеда, «нельзя было ожидать подвоза ввиду сильного расстройства дорог».

В конце июня 1916 года у Ивана Терентьевича начался сильный кашель, а позднее случилось кровоизлияние в легкие. С каждым днем больному становилось всё хуже. По этой причине он был эвакуирован в тыл в Харьковскую губернию, откуда по болезни отпущен в отпуск на 4 месяца. Прапрадед сразу же поехал домой.

18 августа 1916 года Иван Соколов вернулся на военную службу на Урал, в город Челябинск, откуда был перенаправлен в город Оренбург. В дневнике прапрадед сделал любопытную запись о том, что оказался теперь в «слабосильной» команде. Я попыталась предположить, что он имел в виду. Вероятно, он подразумевал крупные военные потери в тот период со стороны русских войск.

Отречение Николая II поразило современников атмосферой праздника, ликования, охватившей почти все слои населения. Иван Терентьевич пишет, что во время молебнов на площади и в церкви «многие плакали от радости и клялись работать, не покладая рук».

В мае 1917 года Иван Соколов заболел правосторонним плевритом и был эвакуирован в тыл в Харьковскую губернию, а затем отписан на 8 месяцев в отпуск домой. Получив документы, он отправляется в путь. «Где пешком, где на подводе, потом на «кукушке» (так называли узкоколейную железную дорогу) и на поезде».

Дома Иван Терентьевич вынужден был восстанавливать свои силы и здоровье. В дневнике в тот момент он ничего не писал о своей фронтовой жизни, не давал никаких комментариев, не высказывал своего мнения. Я думаю, что постоянное столкновение со смертью, голод, холод и болезнь убили в нем все эмоции. К тому же он видел, что в тылу многие люди не знают, как солдаты голодают и как воюют. «Они даже не чувствовали той тяжести, которая длится вот уже три года», – с горечью писал прапрадед.

Октябрьскую революцию мой прапрадед принял с надеждой на мир, потому что, как он пишет, «в стране создаются совершенно новые политические условия».

Симпатию вызвали принятые декреты о мире и земле – людям нужно было заботиться о семье, кормить детей. Решение далось прапрадеду не без некоторых сомнений. Иван Терентьевич писал в дневнике так: «Переживать приходится порядочно, ведь всё происходящее отражается на нервах. То одна власть, то другая. Неизвестно, переживем или нет…»

После окончания войны Иван Соколов поступил на службу в Челябинскую городскую больницу фельдшером. Вскоре ему пришлось помогать врачам в заразном бараке с больными сыпным тифом. Иван заразился и тяжело заболел сам, лечился. «После тяжелой болезни и счастливого выздоровления в ноябре получил отпуск на четыре месяца», – пишет он в конце 1918 года.

После отпуска Иван Терентьевич снова вернулся в Челябинскую городскую больницу, прослужил там до февраля 1920-го, а из Челябинска был командирован в город Новосибирск в распоряжение начальника эвакуационного пункта 5-й Армии, где начал работать в санитарном поезде № 339.

2 июня 1920 года, пока Иван Соколов находился на службе, у него родился второй сын – Евгений.

В июне 1920 года прапрадед вместе с врачами выехал в Польшу, так как началась Советско-польская война. Маршрут поезда проходил через Екатеринбург, Москву, Смоленск, Витебск, Полоцк.

Ночью 10 июня 1920 года наши войска пошли в наступление. Из дневника Ивана Терентьевича: «Не доходя до Варшавы верст 6–8, простояв там несколько дней, так как произошла тактическая ошибка командования, нам пришлось отступать обратно. Но поляки перерезали путь. Пришлось перейти границу Германии около пограничного города Кёльн. Простояли несколько дней еще и там».

К сожалению, таких тактических ошибок командиров, за которые расплачивались рядовые (порой своей жизнью), было немало.

Далее из записей следует, что после перехода на территорию Германии солдаты решили бежать в Советскую Россию через Литву. Так и сделали. Достигли Литвы и через Вильно выехали на пограничную станцию Молодечно, а оттуда – около 20 верст до деревни (ее название в дневнике не указано).

«Стали вновь формироваться, затем подошли к городу Гомелю, по дороге вставали на постой в деревнях, – писал прапрадед. – Через месяц ушли в город Рогачев, там узнали, что был заключен мирный договор с Польшей». По Рижскому договору Россия потеряла еще часть территорий: к Польше отходили Западная Украина и Западная Белоруссия.

В марте 1921 года Иван Соколов получил перевод из 30-го стрелкового полка в Челябинский карантинный пункт. Там и служил до осени.

Окончание следует

Екатерина Рязанова

Екатерина Рязанова


Страницы личного дневника Ивана Терентьевича Соколова. 1930 год.


Иван Терентьевич Соколов с женой Пелагеей Илларионовной и дочерью Александрой. 1915 год






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Нешкольная история через RSS


опубликовано у нас 20 Июля 2017 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru