Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

03.11.2016 | Нешкольная история

Мой маленький Советский Союз. Часть 1

«Межнациональные отношения» в поселке Свобода

публикация:

Стенгазета


Автор: Аксинья Козолупенко, на момент написания работы ученица 11 класса гимназии №1, г.Кумертау, Республика Башкортостан. Научный руководитель Козолупенко Александр Романович. 3-я премия VI Всероссийского конкурса «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Век прошлый дал миру удивительное и не понятое до сих пор до конца историческое образование, в котором родилась и я – Советский Союз. Он возвышался над другими государствами, как прочнейшая конструкция из союзных республик, скрепленных в единый монолит дружбой народов. Дружба народов выдержала многие удары истории: войну отечественную и войну холодную, переселения и выселения народов, но неожиданно разрушилась от перестроечной гласности.
Так огромный стальной мост, по которому советский народ должен был перебраться в светлое будущее, выдерживавший многочисленные натиски бурь и ураганов, легко развалился от слабого порывистого ветерка.

Этот ветерок называется «межнациональные отношения». Мне, как автору данного исследования, повезло родиться и жить в поселке Свобода, который появился на свет вместе с Советским Союзом, вместе с ним и умер, как центр сельского советского хозяйства – совхоза, который при жизни был маленькой копией огромной страны. В нашем поселке, как и в СССР, жили и продолжают жить люди 65 национальностей, съехавшиеся когда-то со всех сторон строить светлое будущее, и для меня понятие «межнациональные отношения» не абстрактно, а выражено в реальных лицах, именах, поступках односельчан. Я провела небольшой социологический опрос, в котором участвовало 43 старшеклассника поселка Свобода (село) и 96 гимназиста (город). Из всего собранного в разговорах, опросах и документах материала, я попыталась слепить мозаичную картину.
























Есть ли у тебя близкие родственники другой национальности? Есть ли у тебя родственники другого, чем у тебя вероисповедания? Смог бы ты жениться (выйти замуж) за человека другой национальности? Смог бы ты жениться (выйти замуж) за человека другого, чем у тебя вероисповедания?
Село Есть 94% Есть 25% Да 83% Да 33%
Город Есть 98% Есть 39% Да 90% Да 56%

Земля народу

Мой прадед Петр, переселившийся в эти края в самом начале прошлого века из Украины, имел в башкирской деревне Кинзябызово хорошего знакомого – Мансура. Он сдавал прадеду в долгосрочную аренду сенокосы. А прадед, в свою очередь, научил Мансура укладывать снопы способом Марья-баш («голова Марьи»: 9 снопов внизу, а один, как голова, сверху) и есть украинский борщ с пампушками и злым соленым перцем. Они звали друг друга «знакум» – славяно-тюркское словообразование, в котором сплелись слова «знакомый» и «кум». Прадед отдал последний долг за аренду Мансуру, уже будучи колхозником, хотя мог бы и не отдавать – Мансур тоже колхозником стал, только другого колхоза, а за такие операции с землей оба колхозника могли и на нары угодить. Но долг не велик, а спать не велит – говаривал прадед.

Примечание: Нужна ли тебе собственная земля и для чего?

























Да(%) Нет (%) Для дома, дачи(%) Для фермерского хозяйства(%)
Село 40 60 35 5
Город 80 20 80 0


Молодежь поселка Свобода спит и видит себя горожанами, поэтому о работе на земле (своей или чужой), планы не строит …
Троцкий с огурцами

– Александр Моисеевич в нашем совхозе главным специалистом был, я у них в семье в служанках была, пока его в Уфу в Совхозтрест не забрали на повышение. Они с семьей уезжали, и мне много своих вещей Сара Львовна оставила – мы с ней комплекцией одинаково выходили. Подружка Маруся из зависти и донесла, что тарелка с Троцким у меня есть. Пришли ко мне пьяные активисты Василь с Азатом и требуют: «Ставь бутылку да огурец положи на Троцкого» – я сразу поняла, откуда ветер дует. Вытащила незаметно из сундука проклятую тарелку и побежала за бутылкой к продавщице, а её под крыльцо барака засунула. Знала бы, что так обернется, так эту тарелку я бы ещё год назад выкинула, когда Александр Моисеевич приказал, но пожалела я тогда целенькую тарелку выбрасывать – припрятала на собственную погибель. Мою бутылку активисты выпили, да меня же потом и в лагерь отправили…

Примечание. В 20-е годы на ленинградском фарфоровом заводе делали агитационный фарфор – чашки и тарелки с портретами вождей революции, лозунгами и символикой той поры. Тарелка с Троцким, будь она сейчас у наследников бабушки Веры, пошла бы на лондонском аукционе тысяч за 25-30$. Хорошая компенсация за 10 лет лагерей бабушки. Но увы! где сейчас это крыльцо и эта тарелка…Бабушка Вера после лагерей опять жила в поселке, но зла на людей (причем людей другой национальности), отправивших её туда, не держала: «Бог им судья!»
Праздник плуга

– У Эльтутара спирометрия была – ведро! 11 литров воздуха в легкие влезало. В кузнице он работал молотобойцем, так иной раз меха, чтоб уголь раздувать, не включает, а наклонится и дунет на угли, – угли синим огнем полыхнут. А если перед этим ещё и выпьет, то прямо как факир какой пламя изо рта извергает. Петь по праздникам в клубе любил. Бывало, выйдет на сцену и поет песню на одном дыхании, не останавливается. До середины допоет, замолчит. Баянист уже знает его такую привычку, тоже замолчит и не играет – ждет. Эльтутар полные легкие воздуха опять надует и уже тогда (опять без остановки!) песню и допоет. Фильм тогда популярный в поселке шел: «Человек–амфибия». Так Эльтутар после него все свободное время на пруду проводил: нырял, трубить в бутылку научился, как Ихтиандр в раковину. И погиб из-за этого – на сабантуе поспорил с русскими мужиками, что бутылку водки со дна пруда достанет. Мужики мало не на середину пруда бутылку зашвырнули, Эльтутар нырнул, а через два дня водолазы его с бутылкой той в руке на дне и отыскали – за корягу бедняга зацепился…

Примечание: Некоторые старики – башкиры считают, что неумеренно пить водку коренное население научилось от пришедших в эти края русских. Русские, в свою очередь, винят украинцев, те – поляков и татар (как её татары пьют!). Поляки винят евреев, евреи – араба, придумавшего перегонный куб. Замкнутый круг. Но чаще всего линия раскола общества в поселке проходила не по национальному признаку, а по линии «Руководитель – рабочий».
Китайские вредители

В 30-е годы в поселке на совхозном огороде работало несколько китайских семей. Они года два жили тихо и незаметно, даже похоронили несколько своих на краю кладбища. А весной, на Родительскую, на кладбище народ пошел, и увидел, что китайцы там деньги жгут. Китайцев, как вредителей, сразу и забрали. Долго потом в поселке говорили, что денег и так мало, а их ещё и китайцы жгут.

Примечание: Китайцы отмечают Праздник весны (цин-мин) на кладбище, где при этом сжигают особые бумажные ритуальные деньги. Это обстоятельство и ввело в заблуждение местных жителей.

В настоящее время неудачи и просчеты тоже пытаются списать на происки людей другой национальности (торгаши – азеры, евреи – олигархи, цыгане – наркодельцы, чеченцы – террористы и т. д.)
Дети контр-адмирала Папанина

По округе вперемешку деревушки русские и украинские были. Украинцы русских «кацапами» звали – «Кацап за ж… цап», и наоборот: «Хохлы – чтоб вы сдохли». Русские к родителям обращались «маманя, папаня», что украинцев смешило, поэтому, когда в 1937 году весь мир заговорил о полярной станции «СП-1», сочинилась частушка:

Чей медведь на вспашке льдины

Заработал трудодень?

Я маманин, я папанин,

Я с колхоза «Красный день».

Примечание: Крайнее проявление национализма в нашем поселке сводилось и сводится к приклеиванию нехороших качеств людям других национальностей. Глупый, как…; грязный, как…; тупой, как… Но могут оскорбительно звучать и сравнения, типа: умный, как…; гордый, как…

Иногда простое упоминание собеседником твоей национальности (даже без прилагательных), показывает его негативное к тебе отношение.
Негр с китайцем – братья навек

В нашем поселке негров никогда не было – их только на картинках в книжке «Хижина дяди Тома» да по телевизору местные видели, но к очередному празднику Октябрьской революции в большом окне хозяйственного магазина сделали из подручных материалов композицию «Рабочий и колхозница». Композиция больше на осьминогов походила: «Рабочего» изображал медный самовар с респиратором на голове, из живота самовара несколько кусков разноцветных шлангов торчали, а на концах этих шлангов вместо ладоней, резиновые белые перчатки с зажатым рабочим инструментом (распылитель, молоток, мастерок, пила, дрель). А «Колхозницу» в виде негритянки из черных полиэтиленовых бочек и ведер соорудили. Волосы у неё из зеленой полиэтиленовой мочалки, купальник из красных тазиков. Зеркальные очки, губы красные… В каждой руке «Колхозницы» – разные садово-огородные инструменты: серп, грабли, мотыга, секатор, лейка. А к её хвосту, с кистью на конце, продавщицы большой бант прицепили…«Рабочего» народ сразу Мао Цзэдуном прозвал, а «Колхозницу» – Анджелой Дэвис.

Примечание: Частушка того времени:

На столе стоит бутылка,

Рядом – четвертиночка.

Мой миленок – дзяофань,

А я хунвейбиночка!

Окончание следует









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Осьминкины и другие. Часть 2

Нас накрыли одеялом и вдруг опять рев самолета над нами… видимо, решил нас расстрелять из пулемета, низко пролетел над нами, но в пулемете не было ничего, он взмыл и улетел. Тишина. Я поднимаю одеяло, смотрю, а бабушка Надя стоит на коленях на барже, в руках у нее наша родовая икона Казанской Божьей Матери и говорит: "Дуня, а ведь мы живые!”»

Стенгазета

Осьминкины и другие, Часть 1

"Кому-то это дом, поднятый из руин, понравился, и на них донесли, что здесь окопались кулаки, приехали забирать мужчин ночью. Мама рассказывала, что все спали просто на полу. Было лето. Выгнали нас, женщин, отталкивали от мужчин, не дали им ничего передать, никакой одежды, ни смены нижнего белья, ни еды – ничего. Только повторялось: кулаки, кулаки! Через два дня нас выгнали из дома".