Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

24.03.2015 | Колонка / Общество

Год после аннексии

Отношение к «большой» войне в обществе за последний год катастрофически изменилось.

На минувшей неделе по стране с размахом прокатились праздничные мероприятия, посвященные годовщине аннексии Крыма. В том, что это была именно аннексия, сомнений не осталось после откровений Путина, показанных в документальном фильме, снятом специально к годовщине. Те же, кто не праздновал, подводили итоги года строительства «русского мира» и пытались понять, чем еще этот мир может грозить человечеству и, главное, живущим в этом стремительно меняющемся мире его заложникам.
С экономическими итогами все более или менее понятно. Не нужно быть погруженным в ворох цифр аналитиком, чтобы их оценить. Достаточно зайти в магазин и сравнить цены и ассортимент с прошлогодними. Достаточно быть работающим пенсионером, лишенным пенсии, чтобы понять, как изменилось финансовое состояние государства. Про бизнесменов и инвесторов тоже писано-переписано. Первые обивают пороги в правительстве в надежде получить льготный кредит или господдержку в иной форме. Вторые продолжают спасать то, что еще можно спасти, придя к выводу, что Россия перестала быть страной, которая всего несколько лет назад считалась потенциальным раем для инвесторов и вложения в которую окупались сторицей.

Уход из страны General Motors и SsangYong – это уже не бегство «горячих денег», которые сегодня ушли, а завтра – вернулись. Это стратегическое решение, за которым стоит весьма неприятная для страны оценка ее экономических перспектив. И если еще в случае с GM можно было бы попытаться за уши притянуть какие-то политические мотивы, то с корейским автопроизводителем это не проходит.

Правительство, между тем, лучится не совсем объяснимым оптимизмом. Министр финансов Антон Силуанов на съезде РСПП заявил, что пик кризиса в России, скорее всего, пройден, экономика адаптировалась к новым условиям, и уже в следующем году не исключен экономический рост. Из этого можно сделать вывод, что тем, у кого «подкожного жира» до конца года хватит, беспокоиться не о чем. Пока же можно смело проедать накопления. Чем, собственно, вся страна, включая правительство, и занимается. Что будет, когда накопления подойдут к концу, а экономического чудо так и не случится, никто думать не хочет. Этот вариант попросту не рассматривается, как, например, год назад никто всерьез не обсуждал, во что выльется падение нефтяных цен ниже 80 долларов за баррель. К чему обсуждать фантастические сценарии?
Впрочем, говорить о том, что власти совсем никак не пытаются оздоровить отечественную экономику, не совсем справедливо. На том же съезде РСПП Путин активно продвигал амнистию капитала. Казалось бы, либералы должны радоваться, но радоваться не очень получается. Мешает опасение, что амнистия просто выльется в «пшик», и никто в здравом уме и твердой памяти не станет возвращать сюда то, что с таким трудом удалось спасти. Хуже того, «вернуться» могут криминальные деньги, в результате чего страна превратится в занимающую одну шестую часть суши «прачечную», к политическим санкциям добавятся финансовые, а имидж российских инвесторов, и без того небезупречный, будет окончательно испорчен.

Но все эти экономические проблемы, которые, и это уже очевидно, носят системный характер, далеко не главный фактор, позволяющий сделать вывод о том, что страна за последний год изменилась кардинально и, к сожалению, бесповоротно. Гораздо большее беспокойство вызывает нарастающее бряцанье оружием. Дня не проходит без сообщений об очередных учениях и маневрах, размещении ракет в Крыму и Калининградской области. Включающая аннексию Крыма украинская военная кампания преподносится как крупнейшая военно-политическая победа России со времен Второй Мировой войны. И атмосфера в обществе все больше напоминает ситуацию конца 30-х, когда череда реальных и мнимых военных успехов породила в обществе иллюзию собственной непобедимости. Иллюзию, которую развеяли первые месяцы войны с гитлеровской Германией. Отношение к «большой» войне в обществе за последний год катастрофически изменилось. И откровения Путина, который не отрицал возможности применить в случае необходимости ядерное оружие – самое страшное из того, что произошло с российским обществом за истекший год.









Рекомендованные материалы



Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.


Возвращение символа

Нет сомнений, что коррупция является одной из главных, если не самой главной проблемой Украины. Чиновничество этой страны, что называется, на корню куплено противоборствующими олигархическими кланами. И вот в страну вернулся человек, который пусть и потерпел поражение в этой борьбе в бытность одесским губернатором, но, по крайней мере, выиграл несколько сражений.