Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

19.03.2015 | Нешкольная история

Донос как способ взаимоотношений человека с властью

По материалам документов 1920х- 1940х г.г. ОГАЧО

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Денис Степанов. На момент написания работы ученик 11 класса, г. Челябинск. Научный руководитель - Салмина Марина Сергеевна. Лауреат IV Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал

Однажды, после моего прихода домой с подготовительных курсов, я сел как обычно посмотреть вечерние новости. И вдруг услышал, что из-за низкой активности налогоплательщиков в налоговой полиции разрабатывается законопроект по привлечению граждан к выявлению злостных скрывателей налогов. А чтобы привлечь народ, полиция решила давать некоторый процент с изъятой суммы налогов человеку, сообщившему о факте утайки. «Вот это да! – удивился я. – Да о чем они все там думают!» И каково было мое изумление, когда в Научном обществе учащихся среди множества других тем по истории мне предложили написать о доносе. Многие поначалу вообще не понимали моего странного увлечения данной темой. Действительно, тема не только очень заманчивая, но еще и очень щекотливая, сложная с этической стороны.

Никогда не забуду утомительные часы, проведенные в читальном зале в поисках «чего-нибудь о доносе». На горе, по теме доносительства написано очень мало литературы, информацию приходилось выискивать даже в периодической печати. Невзирая на трудности, подходящие книжки и статьи были собраны. Начитавшись всего этого, у меня появилась в работе новая задача: провести хоть какую-нибудь классификацию доноса. Но для классификации требовался материал, которого из книг почерпнуть не удалось. Где можно добыть такой материал? Я отправился в архив. В архиве работа оказалось самой захватывающей, почти детективной. Вы не представляете, какое дикое чувство восторга ты испытываешь, когда открываешь архивные дела, которые (судя по списку исследователей), еще никто до тебя не открывал, просто Колумб какой-то! Во время долгой архивной работы вырисовывалась уже новая задача: изучить явление доносительства в отдельно взятой Челябинской области, тем более что это оказалось новым и неисследованным.

ИЗ ИСТОРИИ ДОНОСИТЕЛЬСТВА В РОССИИ.
Что такое донос? Это информация, которая сообщается индивидом власти. Именно благодаря доносам, власть владела информацией; именно благодаря доносчикам, власть, контролировала, ситуацию. И именно благодаря системе сбора информации, власть оставалась властью.

Ещё во времена становления Московского государства, московские князья, с целью укрепления своей власти, обязывали своих вассалов доносить о замыслах против них. Подчинённые подписывались под грамотой, гласившей: «Где какие лиходея государя своего возведаю или услышу, и мне то сказати своему государю великому князю безо всякие хитрости по сей укреплённой грамоте» .

А Соборное уложение 1649 года уже говорило о смертной казни, «безо всякой пощады» в случае недонесения о заговоре против «царьского величества». И уже тогда следовало извещать о родственниках изменника, которые ведали об измене и которых тоже ждала смертная казнь.

Пётр I пошёл дальше. Создав в 1718 году Тайную розыскных дел канцелярию, он делает доносительство профессией. Доносчик, в случае подтверждения данных, получал половину штрафа, наложенного на обвиняемого. Вот так. А дальше - больше. Впереди тайная экспедиция Сената и III отделение. Но уже в 18 веке недоносительство стало злом, оно каралось смертной казнью и изъятием всего имущества. Зато если ты верно информируешь государство, то «возьми, пожалуйста» и льготы в налогообложении, и «милость государеву», да и «награду немалую». Политика поощрения доносительства делала ложные данные и клевету ненаказуемым.
Интересен тот факт, что петровское законодательство нарушало «святая святых» - тайну исповеди. Если священник во время исповеди прихожанина услышит о задуманном или совершённом преступлении и не сообщит «куда следует», то по закону он мог подвергнуться смертной казни.

Под преступлением понимались также и «непристойные слова», произнесённые или, упаси Бог, написанные. Например, некто Павел Михелкин 27 мая 1735 года сообщил о кучере М. Иванове говорившем, что «граф Бирон в милости у государыни, он с ней телесно живёт». А дальше кучера ждала незавидная судьба: его «били кнутом и, вырезав ноздри», послали «в Сибирь, в Охоцкий остров, в работу вечно». Все боялись наказания и бежали доносить, как только услышат что-нибудь преступное.

Система действовала безотказно долгие годы. Но вдруг, как снег на голову, происходит восстание декабристов. И о ужас (!) - никто не сообщил. Сделал своё дело Манифест «О вольностях дворянства» 1762 года. Донос стал рассматриваться людьми не как святая обязанность, а как гнусное предательство. Прошли золотые времена «извета». Нужно было что-то делать. И Николай I создаёт 3 июля 1826 года III отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии, в функции которой входило информирование государя о состоянии государства. С 1826 года по 1869 год к нему приходили ежегодные нравственно-политические отчёты, в которых встречались и такие пункты как «Обозрение расположения умов». Но это не изменило отношения большинства людей к доносу.

Достаточно вспомнить гениальный голос эпохи - А.С. Пушкина, и его злую эпиграмму на Фаддея Булгарина, дававшего литературные консультации III отделению. И хотя Николай провозгласил как-то: «У меня полиции нет, я не люблю её: вы моя полиция», - общество, к которому обращался император, не спешило информировать государство.
Донос стал восприниматься как подлость, он стал высмеиваться в «приличном обществе». Доносительство стало уделом немногочисленного меньшинства, что в свою очередь не мешало прекрасной работе канцелярии, просто это меньшинство стало лучше работать, просто донос поднялся на новый, неизведанный уровень, донос становится идейным, то есть человек по своим убеждениям, по своим внутренним законам просто не может не донести.

Далее в процессе нарастающего «брожения умов», растёт количество доносов. Функции сбора информации переданы Департаменту полиции, и как только появляются первые партии, в каждой из них вербуются осведомители, которые продолжают не рвущуюся нить доносов. После революции 1905 года в созданной Думе также появляются свои докладчики о разговорах, о поступках, о деятельности депутатов. Донос живёт и здравствует вплоть до Февральской революции.

В 1917 году, после смены власти было не доноса. Вокруг царила неразбериха. В разрушении старых, императорских устоев, Временное правительство не заметило, как  уничтожило систему сбора информации, которая очень могла бы пригодиться. Сохранив её, Керенский, может быть бы, удержался у власти, своевременно узнав о готовящемся перевороте. Но было поздно. Происходит Октябрьская революция - у власти большевики. Именно им удастся воскресить мирно упокоившийся на долгие семь месяцев, донос. Он придёт к ним как мессия, как избавление от многих проблем, приняв невиданные доселе формы.

В своём стремлении любыми способами удержать власть, Ленин лицемерно возвращается к системе политического контроля, яростным противником которой он был до революции. Он и его соратники «искренне» возмущались тогда применением доносительства. Но всё забыто. И Ленин начинает укреплять свою власть. В условиях разгоравшейся гражданской войны, наиглавнейшей целью партии было своевременное получение объективной информации о реальных настроениях населения. Зная такую информацию, можно было с лёгкостью, при помощи агитации, увлекать народ на защиту Советов, демонстрировать свою заманчивую чуткость по отношению к проблемам населения. Для этого нужно было наладить каналы получения информации. Одним из первых каналов сбора политической информации стала коммунистическая партия.
В июне 1918 года создаётся информационно-организаторский отдел ЦК, куда стали стекаться отчёты о настроениях населения из губкомов. Но слишком мал был тогда партийный аппарат и слишком плохо он работал. Срочно требовалось учреждение, для которого политический контроль стал бы главной целью существования. Таким учреждением стало ВЧК. Особый отдел ВЧК выпускает циркуляр, в котором разъяснялось:

«1) каждый коммунист обязан прислушиваться к ведущимся вокруг него разговорам, сообщая подозрительное Особому отделу;

2) на месте своей  службы  каждый коммунист должен  наблюдать за подозрительными лицами, информируя Особый отдел;

3) каждый коммунист обязан доставлять особому отделу сведения об общем настроении учреждения или части войск, где он служит;

4) ни один коммунист не имеет права отказаться дать сведения о том или ином лице;

5) также не может отказаться от поручения познакомиться с той или иной личностью по указанию особотдела, ходить в указанный дом и сообщать, что там говорилось».

Если раньше ещё допускалась возможность недонесения, теперь же это непреложная обязанность каждого.

Итак, донос возрожден.

Время всё идёт, и молодое государственное образование перерождается в тоталитарное, меняются цели государственной политики и способы их достижения. Именно в период тоталитаризма донос расцветает ядовитым цветком, опутывая каждого.

Для доноса нет преград. Они были полностью уничтожены Сталиным. Донос вырвался на свободу и породил умопомрачительный страх, которого не было даже в Средневековье. Страх сковывал души, умы и сердца людей. Человек не мог найти защиту ни в чём. Бога уже уничтожили, сострадание друг к другу уничтожали. «А закон? А как же закон?» - крикните вы, И вам ответит А.Я. Вышинский: «Законы надо отложить в сторону». Законы, начиная с 1927 года, наказывали недонесение о контрреволюционном преступлении.

Главное донести, а потом уже власть решит контрреволюционно ли преступление или нет. За пределами СССР велась милая, добродушная политика, постоянно кричащая об успехах. И лишь немногим с Запада удавалось увидеть правду - так умело ложь скрывала ужасную реальность. Андре Жид писал: «...не совершить подлости и предательства - значит погибнуть самому вместе со спасаемым другом». «Не думаю, чтобы в какой-либо другой стране, хотя бы и в гитлеровской Германии, сознание было бы так несвободно, было бы более угнетено, более запугано, более порабощено».
А официальная идеология только поддерживала донос. Кто был главным героем эпохи? Доносчик Павлик Морозов, который предал своего отца. Лидия Тимащук - предательница своих коллег, имя которой, как писала в «Правде» журналистка Ольга Чечёткина, «стало символом советского патриотизма, высокой бдительности, непримиримой, мужественной борьбы с врагами нашей Родины».

Если ты патриот - донеси. Поиски врагов и вредителей - вот цель доносов. И они шли, могучей полноводной рекой, унося за собой тысячи и миллионы жертв. Сталин провозгласил идею -«нарастающую классовую борьбу» - читай, указал доносчикам про кого сообщать. Идея самокритики и чистки рядов от «чуждых элементов, разложившихся, обюрократившихся, примазавшихся», а на деле «эта критика...кроме доносительства и замечаний по мелким поводам ...состоит только в том, чтобы постоянно вопрошать себя, что соответствует или не соответствует «линии». Одновременно под лозунгом развития критики развёртывалась кампания по поощрению публичных доносов, демагогических обвинений. Чистка аппарата заключалась лишь в том, что умножались ненужные и негодные Сталину люди.

Сколько несчастных жертв пало на колени перед ложным доносом? Жданов на ХVII съезде ВКП (б) говорил о человеке, написавшем 142 ложных доноса. Представить страшно, один жалкий человек смог оклеветать (а может быть и погубить) 142 души.

Массовая пропаганда приучала людей к правомерности доносов, призывала громить «врагов» и срывать маски с их «приспешников». Если приспешник твой родственник - тем более, надо сообщить. По свидетельству А.Солженицына, «доносом пользовались в любовной борьбе: мужчина, убирал не желаемого супруга, жена убирала любовницу или любовница жену, или любовница мстила любовнику за то, что не могла оторвать его от жены». Все общемировые моральные ценности были подавлены доносительством. «Стукачество» официально провозглашалось новой классовой моралью.

После смерти Сталина на советский «трон» взошёл Н.С. Хрущёв, который тут же поспешил откреститься от злодеяний Иосифа Виссарионовича. Он осудил репрессии, осудил кровавую политику Сталина, но незамеченным и неосуждённым остался донос.
При Брежневе, во времена застоя, когда вчерашний день похож на завтрашний, доносительство становится иным. Оно мельчает под прессой разнообразных будней. Донос теперь не героическая обязанность, а скорее подленькая тихая выгода, обязательно с какой-нибудь целью. Уже нет идейных доносчиков. Если и доносить, то, чтобы продвинуться наверх или, например, защитить диссертацию. Донос стал пакостно-корыстным «явленьецем».

Теперь он направлен на разоблачение иностранных шпионов и людей с некоммунистическими взглядами. Когда после хрущёвской оттепели началась кампания по укреплению партийного руководства, стало пресекаться всякое свободомыслие, искоренялось всякое губительное влияние Запада. Газета «Правда» восхваляла в те времена мать с подругой, которые донесли на сына, что он слушает иностранные радиопередачи и получил из-за границы письмо. Сына, между прочим, расстреляли за шпионаж. Если при Сталине грезились повсюду гнусные вредители, то при Брежневе выявлялись «яростные антисоветчики» (что впрочем одно и то же). Достаточно вспомнить великое «искание диссидентов». И стукачи царапали доносы на человека по поводу того, что у тебя есть книги «самиздата». А тебя за такое увольняли. Невероятно возросла роль КГБ (преемницы НКВД) в жизни советских граждан. КГБ удалось внедрить своих агентов в каждое ведомство или организацию. Агентурная сеть продолжала, прекрасно работать, а доносчик продолжал прекрасно себя чувствовать.

И даже в годы перестройки, в годы гласности, в годы стремления СССР к демократизации, газета «Известия» напечатала интервью с начальником Управления КГБ А.Бураковым, в котором он говорил о необходимости крепить сеть «нештатных сотрудников в каждом коллективе». Опять лицемерие, опять оправдывание подлости. Опять есть поле деятельности для доносчиков. А что дальше? Как долго предательство будет поощряться государством? Ведь человек способный предать человека, может с чрезвычайной лёгкостью предать и свою родину. Не мина ли это замедленного действия?

Что впереди? Не воскреснет ли вурдалак - донос? Не подтолкнёт ли растущая потребность в информации к «доносомании»?

Хочется надеяться, что нет. По крайней мере будущее в наших руках - в руках подрастающего поколения, и я думаю нам хватит сил и ума бороться с этим отвратительным «феноменом».

Работа написана в 2003 году. Печатается с сокращениями.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Гибель в «бешеном доме». Часть 1

Старики вспоминают, что до войны летом после работы молодежь веселилась на полевом стане местного колхоза до упада, как бешеная, поэтому стан назвали «бешеным домом». Здесь и встретили матросов немецкие танки, замаскированные скирдами соломы. Их расстреливали в упор. Говорят, даже грохот боя не мог заглушить крики погибающих.

Стенгазета

Окруженцы. Часть 2

Ближе к зиме большой проблемой стала стирка белья. Начался тиф. Нужно было бороться с вшивостью, а без мыла ничего не выходило. Пробовали стирать глиной, терли кирпичом, но после такой стирки белье становилось страшным. Я вспомнила, что моя мама стирала золой. Приступили к делу. Собрали золу, залили водой и дали настояться. На следующий день отстирали белье в замочке и положили в новый зольный раствор. Кипятили часа три. Потом полоскали много раз. Белье вышло желтоватым, но чистым и приятным в носке.