ПРОСТО ТАК КОЛОНКИ ЖИЗНЬ ИСКУССТВО РАЗГОВОРЫ PRE-PRINT СПЕЦПРОЕКТЫ СТУДИЯ ФОТОГАЛЕРЕЯ ИГРЫ

    О ТОМ, ЧТО ПРОИСХОДИТ WWW.STENGAZETA.NET СЕГОДНЯ 26 ИЮЛЯ 2017 года

Опера

Ночь в музее

"Путешествие в Реймс" в постановке Дамиано Микелетто в Нидерландской национальной опере превратилась в фантастическую комедию об оживших шедеврах.

Текст: Дина Годер

Фото: Clärchen&Matthias Baus

Постановщиками «Путешествия в Реймс» в Нидерландской национальной опере, премьеру которой сыграли в конце января,  стали итальянцы:  дирижер Стефано Монтанари \ Stefano Montanari, специалист по барочной музыке и по аутентичному исполнению (в России его знают: в Большом театре он дирижировал оперой «Так поступают все женщины») и режиссер Дамиано Микелетто\ Damiano Michieletto – молодая оперная звезда,  за последние пару лет сделавший множество шумных, модных и провокативных постановок. Для обоих это голландский дебют. Говорят, что  тут публика довольно консервативная и больше любит что-то устоявшееся, чем редкости, как Il viaggio a Reims. Но итальянцы сломали ситуацию – не только пресса очень хвалила этот живой и остроумный спектакль (что не удивительно), но  даже традиционная оперная публика – пожилая и чинная, - хохотала и откликалась на сценические шутки, как и на вокальные нюансы.

Опера эта, как известно, маленькая, написана Россини по случаю – к коронации Карла Х, и сюжета там почти никакого нет – просто разнообразные богатые иностранцы собираются в гостинице Золотой лотос, чтобы поехать на коронацию.  Суета, романы, ревности, комические ситуации, к тому же у щеголихи-француженки пропал багаж с платьями.   А в конце все прославляют короля. В общем, сюжет ни о чем и я предполагала, что в ситуации осовременивания Il viaggio a Reims станет историей про хипстеров в путешествии.  Не тут-то было.  Оказалось, что все про искусство. Для нас, туристов, без конца пропадавших в музеях, и напичканных Ван Гогом так, что студенты говорили, будто в Амстердаме и собаки лают: Ван! Гог!  - это было удивительное попадание.

Итак, по решению Микелетто «Золотая лилия» - это галерея, в которой должна открыться супер-выставка. Так хоры в начале – это уборщицы, транспортные рабочие, монтировщики экспозиции и т.д. Хозяйка гостиницы  превращается в стервозную снобку-кураторшу в седом паричке, напоминающем о Мэрил Стрип из «Дьявол носит Прада» ( Carmen Giannattasio), а антиквар Дон Профондо (Nicola Ulivieri)  становится страстным аукционистом (в изобретательной сцене аукциона торгующиеся покупатели с табличками стоят по всему освещенному партеру и даже на балконе). И вот, когда привозят ящики с упакованными шедеврами, все эти шедевры оказываются живыми: в коробке оживают три грации Кановы, а с великих полотен сходят персонажи. Именно они и есть иностранные гости «Золотой лилии». Картины такие:  первым делом, конечно же, Ван Гог с перевязанным ухом, за ним - с картины Ботеро  «Меланхолия»  - толстяк в женском платье, белый человечек враскоряку с картины Кейта Харинга, магриттовский человек с яблоком на фоне лица, инфанта Маргарита Тереза в платье с гигантским кринолином с картины Веласкеса, кудрявая герцогиня в белом платье с портрета Гойи, Фрида Калло с автопортрета, и вся состоящая из разноцветных кусков женщина с картины Пикассо.

Пока все эти ожившие шедевры бестолково слоняются по сцене, из других ящиков вылезают  прочие персонажи, наполовину одетые в исторические костюмы. А наполовину нет. То есть без штанов. Что это за персонажи, с каких картин, нам пока не понятно, но именно они и есть главные герои оперы, потерявшие в дороге свой гардероб.  В сущности, то, что тут происходит, можно назвать «Ночь в музее» поскольку с одной стороны во всем сплошные чудеса, а с другой – ни работники галереи, ни посетители  этому ничуть не удивляются и искусство вполне естественно встречается с реальностью. Например, в  одном из лучших эпизодов  реставратор влюблен в картину, с которой работает  - таким образом интерпретирована сцена, где Лорд Сидней рассказывает о своей тайной любви к Коринне. Roberto Tagliavini  в этой арии прекрасен, страстен и печален одновременно, и девушка в черном платье с картины «Мадам Х» Джона Сардженте, как будто под лучом его любви оживает.  Сначала начинает шевелиться холст (очень остроумно сделан тянущийся материал, из которого выступают части тела) – а потом она сходит с мольберта. Дальше сцена выглядит весьма эротично:  «галатея»  раздевает реставратора и мажет его лицо и тело краской (как раньше он красил ее),  и на заднем плане уборщицы тоже в восторге раскрашивают лица.

Еще в одном остроумно сочиненном эпизоде действует простенькая девушка из художественного училища, пришедшая в музей порисовать (это Коринна – Элеонора Буратто \ Eleonora Buratto),  а за ней ухлестывает один из персонажей неизвестной картины (это бабник кавалер Бельфьоре в исполнении живчика Juan Francisco Gatell). Кавалеру трудновато завлечь красотку в платьице в горошек, поскольку он странно одет, да и без штанов, но истинный француз находчиво хватает гуляющего по галерее юного хипстера, угрозами  заставляет его раздеться и обольщает девицу уже как ее современник.

Микелетто много и изобретательно играет с самим образом картины – выстраивает композиции из героев и делает стоп-кадр, когда мимо них несут пустую раму, есть момент, когда персонажей «загоняют в холст», затянутый бумагой, и они, чтобы высунуться оттуда и спеть, прорывают себе дырки.  Есть даже очень остроумно придуманная сцена, где объяснению героев, которое происходит как бы в пространстве огромной картины (это ссора и примирение  польской маркизы Мелибеи (Анна Горячева) и русского графа Либенскофа (Michael Spyres)) – дается безмолвная параллель из выяснения отношений посетителей музея.  Любовная сцена парня  с девушкой в сопровождении темпераментного дуэта, недвусмысленно говорит о том, что искусство дает людям голос, объясняет им самим, что с ними происходит. И это правда.

История заканчивается тем, что когда героям приносят потерявшиеся детали одежды, а с затянутого белым интерьера огромной картины сдергивают чехлы, оказывается, что все здесь – персонажи полотна Франсуа Жерара «Коронация Карла Х», и в то время, как они располагаются на своих местах, пришедшая на вернисаж Коринна поет свою прославляющую арию. И когда за прозрачной тканью картины гаснет свет и мы уже не видим оживших героев всей этой суматохи, на холсте возникает сама историческая картина и выглядит это очень торжественно.

Вот прекрасный трейлер:



Картина "Коронация Карла Х"






А ЧТО ДУМАЕТЕ ВЫ?

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Current day month ye@r *



версия для печати...

Читать Дина Годер через RSS

Читать Опера через RSS


опубликовано у нас 16 Февраля 2015 года
ДРУГИЕ СТАТЬИ РУБРИКИ:

НАЧАЛО ПИСЬМА КОМАНДА АВТОРЫ О ПРОЕКТЕ
ПОИСК:      
Сайт делали aanabar и dinadina, при участии OSTENGRUPPE
Техническое сопровождение проекта — Lobov.pro
Все защищены (с) 2005 года и по настоящее время, а перепечатывать можно только с позволения авторов!
Рейтинг@Mail.ru