Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

10.09.2014 | Колонка / Экономика

В Россию могут вернуться талоны на продукты

Теперь это называется рыночной мерой.

Правительству не стоит административными мерами бороться с ростом цен на продовольствие. Эти меры неэффективны и чреваты дефицитом и возникновением нездорового ажиотажа, результатом которого станет еще больший рост цен.

Только за последние несколько лет правительство несколько раз предпринимало кампании по борьбе с торговыми наценками в розничных сетях. В свете софитов руководители партии и правительства совершали «неожиданные» инспекционные походы в магазины, качали головами и цокали языками. Потом они собирали совещания и публично распекали «жадных» торговцев и монополистов. Эффект от подобного рода мероприятий, как правило, если и был, то временный. По окончании кампаний «социально значимые» продукты быстро догоняли в цене «социально незначимые». А население с тоской взирало на ползущую вверх среднюю сумму чека и принималось перекраивать продовольственную корзину.
Эксперты Федеральной антимонопольной службы считают, что вместо этого лучше оказывать адресную продовольственную помощь малоимущим слоям населения. Остальные пусть сами выкарабкиваются, как хотят. Теперь это называется рыночной мерой.

Позицию ФАС поддерживают и утомленные борьбой за дешевое продовольствие для всех чиновники Минпромторга. Нынешними денежными программами помощи малоимущим они недовольны: деньги дают на покупку свежих овощей и мяса, а покупаются на эти деньги крупы и дешевые консервы. «Ведомости» цитируют представителя министерства: «Помимо социальной стороны, программа адресной продовольственной помощи важна для поддержки местных производителей. Речь о свежих скоропортящихся продуктах, а это продукты местного производства. Это оптимальный способ расходования государственных средств, так как субсидируется потребитель и практически исключаются хищения и злоупотребления».
Упоминание о поддержке отечественного сельхозпроизводителя – аргумент по нынешним временам весьма популярный, что должно повысить шансы предложения в правительстве. Если кабинет министров прислушается к мнению ведомств, в страну могут вернуться продовольственные талоны.

Причина озабоченности ФАС и Минпромторга понятна. Покупательная способность российских граждан в последние месяцы неуклонно стремится вниз, а для малообеспеченных рост цен уже становится критическим. Шансов на то, что в обозримом будущем ситуация начнет разворачиваться в обратном направлении, никаких. Если в 2010 году можно было отговариваться временными трудностями и ссылаться на засуху и неурожай, сейчас никаких факторов, способных снизить продовольственную инфляцию, на горизонте не просматривается. Скорее, наоборот. Эффект от «антисанкций» только сейчас, по мере вычищения забитых еще до их введения складов, начинает сказываться на ценах. Подливает масла в огонь и ослабший до рекордных минимумов рубль. Минфину при 37 рублях за доллар бюджет наполнять, конечно, проще, чем при 35. Да и то лишь в том случае, если цены на нефть при этом стоят на месте. А цены на месте отнюдь не стоят. Во вторник бочка смеси Brent упала ниже 101 доллара, вплотную приблизившись к «круглому» психологически значимому уровню. «Штурм» трехзначной отметки может состояться в любой момент, а ниже 100 долларов за баррель у правительства начинаются настоящие проблемы с деньгами. Компенсировать бюджетные потери может только дешевый рубль.

И все это означает, что наблюдать неумолимо растущую сумму среднего чека после похода в продовольственный магазин, перекраивать потребительскую корзину и постепенно забывать вкус «деликатесов» – качественных импортных продуктов – нам предстоит и дальше. Причем всем, поскольку денег на адресную продовольственную помощь у Минфина тоже нет. Максимум, чего можно ожидать от правительства – очередного совещания с представителями розничных сетей главы кабинета, да его прогулки до ближайшего супермаркета. С заранее предсказуемыми последствиями.

Источник: "Ежедневный журнал", 3 СЕНТЯБРЯ 2014,








Рекомендованные материалы



Проблемы неотомизма

В детстве все мы играли в магазин, в больницу, в милицию, в почту… Играли также и в выборы. Помню, как в тупиковой части огромного коммунального коридора был нами обустроен «Избирательный участок № 97». В посылочный фанерный ящик, закутанный в старый халат чьей-то бабушки, кидались обрезки тетрадных листков, на каждом из которых было написано: «Света. Дипутат».


Зима патриарха. Бесконечная

2019-й год был переломным в деградации российской государственности. Дело не только в том, что в ходе выборов в Мосгордуму российская власть продемонстрировала: она не уверена, что за нее проголосуют. И под надуманными предлогами отстранила своих оппонентов от участия в выборах. А потом устроила судебную травлю тех, кто протестовал против этого. Дело еще и в том, что человек, обладающий абсолютной, ничем не сбалансированной властью, решительно перестал стесняться.