Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.07.2014 | Колонка / Экономика

Гражданское общество и иностранные агенты

Для оптимизма нет абсолютно никакого повода

Российские граждане и финансовые рынки «выдохнули»: заседание Совета безопасности России закончилось, доллар не запретили, война не началась, «гаек» обещали не закручивать, гражданское общество и Дальний Восток – развивать, обороноспособность и государственность – крепить. Последние два пункта, конечно, не слишком  обнадеживают: за подобного рода обещаниями, как правило, следует рост налогов, воровства и коррупции, но воровство и коррупцию строго наказано победить. Главное ведь – «гайки» и гражданское общество, национальный мир и права человека. Кто-то даже поспешил сделать вывод о том, что Путин испугался и готовит отступление.

На мой взгляд, для подобного рода оптимизма нет абсолютно никакого повода. Главный посыл вступительной речи, произнесенной на Совете безопасности: Россия в кольце врагов, и кольцо это неуклонно сжимается.

«Мы хорошо видим, что происходит на деле: фактически группировки войск НАТО на территории восточноевропейских государств демонстративно усиливаются, в том числе в акваториях Чёрного и Балтийского морей, растёт масштаб и интенсивность оперативной и боевой подготовки».

Напасть они, конечно, не посмеют, но навредить постараются по максимуму. Ополчившиеся на Россию страны спят и видят, как бы ввергнуть национальную экономику в пучину кризиса, готовят при помощи спецслужб, самых современных информационных и коммуникационных технологий, а также «карманных» неправительственных организаций государственный переворот – «цветную революцию».

Так что главная задача сегодняшнего момента – выстроить надежную оборону, поставить на запасной путь бронепоезд (а лучше – пару), сплотить ряды и дать решительный отпор. А для этого необходимо максимально снизить внешнюю зависимость экономики и финансов, превратить Крым и Севастополь в неприступную крепость, но главное – укрепить государственную власть и «конституционный строй». Укрепить, опираясь на гражданское общество.

Вот это «гражданское общество» и дало повод для оптимизма некоторым либерально настроенным экспертам и аналитикам. Между тем, к либерально настроенным гражданам, как манны небесной ждущим «оттепели», этот пассаж никакого отношения не имеет. Поскольку укреплять власть и защищать то, что Путин называет «конституционным строем», будет совсем другое «гражданское общество» в лице кургинянов, казаков и широких слоев «крымнашевцев». А то, что под «гражданским обществом» понимается во всем цивилизованном мире, у Путина зовется по-другому. Это экстремисты, радикалы и иностранные агенты, которых используют, чтобы раскачать общественно-политическую ситуацию и совершить антиконституционный переворот.

«Но попытки раскачать общественно-политическую ситуацию, тем или иным способом ослабить Россию, ударить по уязвимым, проблемным местам, безусловно, предпринимаются будут … для этого в том числе задействуются возможности специальных служб; используются современные информационные и коммуникационные технологии, каналы зависимых, «карманных» неправительственных организаций– механизмы так называемой  мягкой силы. Всё это, видимо, в некоторых странах понимается как демократия».

Именно им, по мысли Путина, и должно противостоять «настоящее» «гражданское общество в одном строю с правоохранительными и судебными органами.

«И конечно, укреплению российской государственности должно способствовать повышение эффективности деятельности судебной системы, прокуратуры, контролирующих и надзорных органов».

Я был бы счастлив, окажись мое восприятие путинского выступления на Совете безопасности излишне пессимистичным. Однако действительность, к сожалению, убеждает меня в собственной правоте. За день до выступления Путина Минюст включил пять общественных организаций, включая «Мемориал» и «Агору», в список иностранных агентов. В день заседания СБ Путин подписал ряд законов, среди которых закон, который устанавливает уголовную ответственность за неоднократные нарушения порядка организации или проведения митингов. Организаторам теперь грозит до пяти лет, а участникам – штраф от 600 тысяч до миллиона рублей или 480 часов принудительных работ. Подписан и закон о запрете на хранение за рубежом персональных данных интернет-пользователей. Этот закон предоставляет Роскомнадзору полномочия требовать от операторов связи ограничения доступа к интернет-ресурсам, которые не гарантируют хранение персональных данных внутри страны. Под угрозой блокировки оказались западные социальные сети, почтовые и другие сервисы.

Так что ни о каком отступлении, ни о какой «оттепели» речь не идет. Путин укрепляет позиции и мобилизует резервы. То ли перед лицом санкций, то ли перед наступлением.

Источник: "Ежедневный журнал", 22 ИЮЛЯ 2014,








Рекомендованные материалы



Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.


Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.