Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.05.2014 | Нешкольная история

Храм на воде

Работа второкурсницы Технического колледжа АГУ из Астрахани. История плавучего храма «Святитель Николай Чудотворец», 1910–1915-е годы

публикация:

Стенгазета


АВТОР: Людмила Севостьянова, на момент написания работы – студентка 2-го курса Технического колледжа АГУ, 2 курс, г. Астрахань. Научный руководитель: Чемоданова Татьяна Вячеславовна. 3-я премия XV Всероссийского конкурса исторических исследовательских работ «Человек в истории. Россия – ХХ век», Международный Мемориал.

Летом этого года я и мои родители отправились в село Красный Яр, которое находится в 35 км от Астрахани. Мы ехали навестить мою крестную – настоятельницу Христорождественского женского монастыря Астраханско-Енотаевской епархии игуменью Августину. Перед самым въездом в село есть понтонная переправа через реку Бузан. Переезжая через нее, я подумала: «Как же православный люд жил раньше, в отдаленных от города местах, без храма или церкви ведь переправу построили лишь 7 декабря 2005 года?» По приезду я поспешила расспросить об этом матушку Августину. Матушка была удивлена и с улыбкой ответила: «До революции в казачьей станице Красноярской было три церкви: храм Покрова, храм Ильи Пророка, церковь Великомученика Пантелеймона. Но я слышала о существовании плавучей церкви, она как раз и предназначалась для отдаленных уголков Астраханской епархии».

Дома я решила поискать информацию о плавучей церкви в интернете. К моему удивлению, первая в России плавучая церковь появилась именно в Астраханской губернии!

Поиск информации о плавучей церкви я начала в Астраханской библиотеке им. Н. К. Крупской. Но, к сожалению, мной были найдены лишь вырезки из газет и материалы, опубликованные в 1990-е гг., которые содержали общие сведения о постройке. По совету научного руководителя, свою работу я продолжила в Государственном архиве. Работа с перечнем фондов не дала результатов, описей с материалами о пароходе-храме не оказалось. В каталоге читального зала мною были найдены и просмотрены «Епархиальные Ведомости» за 1908–1916 гг., отчеты Кирилло-Мефодиевского братства, отчеты Миссионерского общества; ценным источником стал отчет «Плавучая церковь на волнах реки Волги в 1912 г.», написанный священником А. Луцким. Так же мне посчастливилось поработать с хранящейся в Областном краеведческом музее книгой Д. Фаворского. «Плавучая церковь на волнах реки Волги и Каспия во имя св. Чудотворца Николая», напечатанной в 1911 г. с благословения преосвященнейшего Георгия, епископа Астраханского и Енотаевского, в ней дается подробное описание устройства храма и деяний его священнослужителей.

Прежде всего, я выяснила, что идея создания плавучего храма принадлежала астраханскому мещанину Н. Е. Янкову. Проживал он на ловецких промыслах и занимался скупкой рыбы на море. В декабре 1903 г. Янков обратился в Астраханскую епархию с предложением о сооружении передвижной плавучей церкви для обслуживания ловецкого люда и сезонных рабочих в низовьях Волги, которые в течение 7–8 месяцев навигации были оторваны от большой земли и «божьего дома». Тем не менее, его запрос отклонили.

Лишь в 1908 году Кирилло-Мефодиевское братство решило избрать комиссию, которая занялась рассмотрением проектов плавучей церкви. Она находилась под покровительством протоирея Петра Горохова и двух его помощников: протоирея Дмитрия Фаворского и купца С. И. Захарова. Вот что писал протоиерей Д. Фаворский о необходимости постройки плавучей церкви: «Не слыша живого слова о Любящем творце и Промыслителе мира, о загробной жизни и о наказаниях за грехи, рыбаки грубеют, дичают и развращаются, особенно в лице своего молодого поколения».

Не имея нужной суммы для заказа нового судна, комиссия решила купить у пароходных обществ или частных лиц один из готовых пароходов и приспособить его под плавающий храм. В январе 1910 г. пароход был куплен уполномоченными совета Кирилло-Мефодиевского братства протоиреем В. Карасевым и Д. Фаворским. «Астраханские епархиальные ведомости» от 1 апреля 1910 года по этому случаю сообщили: «Для оборудования плавучей церкви недавно приобретен колесный полуморского типа пароход 60 сил, длинною корпуса 134 фута, шириной 23 фута и осадкой 4 четверти 2 вершка».
Потребовалось всего два месяца на переоборудование парохода. На месте штурвальной рубки возвели храм и часовую звонницу. Церковь имела пять глав. По воспоминаниям очевидцев, храм, увенчанный позолоченными главами с крестами, выглядел необычайно нарядным. Церковь внизу могла вместить до 200 человек молящихся.

В нижнем носовом помещении церкви был оборудован алтарь с иконостасом. В Епархиальных ведомостях за 1910 г. мне встретилось описание некоторых икон и внутреннего убранства церкви. Впереди иконостаса размещался аналой, на котором выставлялась икона святого Николая Чудотворца, почитаемого всеми ловцами, покровителя обездоленных и страждущих. Он был изображен по пояс, в митре, украшенной драгоценными камнями. На стенах и потолке плавучего храма были изображены сцены из Библии. Роль купола выполняла носовая постройка, на которой были парящие ангелы.

Постройка и оборудование храма оказалось делом затратным. Поэтому Кирилло-Мефодиевская община начала сбор средств на строительство храма. Всего пожертвований за 1910 год набралось 20479 рублей. Основными жертвователями средств были комитет Каспийско-Волжских рыбных и тюленьих промыслов – 6000 руб., преосвященный Георгий, архиепископ Астраханский – 1000 руб.

Я попробовала систематизировать найденную в отчетах информацию о суммах пожертвований за 1910–1912 гг. и личностях их дарующих. Это были:

  1. благотворители, меценаты, купцы и промышленники г. Астрахани. Среди них известные каждому краеведу Беззубиковы, «Товарищество братьев Нобель», К. Догадин, братья Сапожниковы и др.;

  2. надзиратели шаланд;

  3. сельские общества: Забузанское, Некрасовское, Ильинское и др.;

  4. простые горожане и сельчане, прихожане плавучего храма.


Суммы жертвовались совершенно различные от 500 руб. от Экономического Управления города Астрахани до 5 руб. от надзирателя шаланд некоего Мельникова.

Меня удивил тот факт, что и снаряжали плавучий храм тоже, что называется, всем миром. За счет пожертвований церковь была оснащена практически всем необходимым для совершения богослужений. Свой труд в создание храма вложили рабочие и инженерно-технические служащие ряда астраханских заводов.

Плавучая церковь – первый в истории православия храм такого рода. Его   конструкцию и строение приходилось продумывать и воссоздавать, не основываясь на опыте других построек, так как подобных попросту не было.

11 апреля 1910 года в пасхальную седмицу, что предавало дополнительную торжественность мероприятию, плавучая церковь «Святитель Николай Чудотворец» была освещена владыкой Георгием. В архиве я нашла газету «Астраханский вестник» за это число. Вот что пишет автор заметки: «Церемония освящения храма на плаву началась ранним утром. Это событие произвело большое впечатление на общественность. И на площади Беззубикова собрались люди абсолютно разных сословий. Лица купечества, пристанские рабочие, представители знати, духовенство, простой люд заполонили всю огромную площадь. Все находились в напряженном ожидании. Преосвященный владыка Георгий произнес торжественную речь. Было проведено богослужение». Удивительно, но астраханцы действительно выступили своего рода новаторами. Ведь плавучий храм «Святителя Николая Чудотворца» был первым и единственным в  своем роде храмом-пароходом.

В тот же день астраханский губернатор, генерал-лейтенант И. Н. Соколовский отправил Николаю II телеграмму, в которой уведомил императора о постройке плавучей церкви «под руководством и непрестанной заботой архиепископа Астраханского и Енотаевского Георгия».

12 апреля 1910 г. в Астрахань доставлено сообщение о том, что на телеграмме губернатора «Государь Император собственно начертать соизволил: «Искренно радуюсь доброму делу удовлетворения духовных нужд ловецкого населения и благодарю всех за выраженные чувства».

В пятницу Страстной седмицы 16 апреля 1910 года в 12 часов пополуночи «Святитель Николай Чудотворец» отправился в свое первое плавание. В отчетах Кирилло-Мефодиевского общества я нашла сведения о священниках, несших службу в храме-пароходе в первый год его работы. Для общего заведывания плавучей церкви и проповедования Слова Божьего поочередно командировались протоиреи А. Горохов, Д. Фаворский, Е. Кочергин и миссионер священник А. Луцкий. Все они были постоянными членами Кирило-Мефодиевского братства».

Светская команда состояла из 9 человек: командира, штурвального, трех матросов, машиниста, помощника машиниста и двух кочегаров.

В период с 1910–1915 гг. плавучий храм посетил все отдаленные населенные пункты, жители которых, не имеющие церкви, нуждались в духовном утешении.

Конечно, главное внимание заведующих храмом было обращено на удовлетворение религиозных потребностей христиан. Ежегодно совершалось обедней и литургий свыше 60-ти. Почти за каждой службой священнослужитель читал проповеди, а после раздавались брошюры и листки религиозно-нравственного содержания, в которых особенно осуждались пьянство и сквернословие.

Я обратила внимание на то, что в команде обязательно был фельдшер. Медицинская помощь оказывалась всем нуждающимся в ней прихожанам, лекарства выдавались бесплатно. Все необходимые для лечения  медикаменты и специальные инструменты при содействии губернатора отпускались местным врачебным отделением. За врачебной помощью обращались не только православные, но и представители других религий – киргизы, калмыки, казахи. Из этого я сделала вывод, что храм был не только «врачевателем души», но и тела.

Плавучая церковь «Святитель Николай Чудотворец» имела и свой небольшой доход. Источники дохода, на мой взгляд, традиционны для начала ХХ в.: продажа церковных свечей, кстати, приносящая наибольшую прибыль, кружечный и тарелочный сбор, служение молебнов, исповедь, крещение и похороны, продажа брошюр «Пловучая церковь» и открыток с ее видами, случайные пожертвования.

Можно сказать, что плавучий храм вполне оправдывал свое назначение, являясь как-бы стражем веры и нравственности. Восторг и необъяснимая радость при встрече храма молящимися ясно говорят, как дорог был плавучий храм жителям. 4 июня 1913 года плавучую церковь посетили прибывшие в Астрахань члены императорского двора и после краткого молебна с интересом осмотрели ее.

В 1913 году плавучая церковь была передана монастырю Чуркинской Николаевской пустыни на полное содержание.

Шли годы. Ловецкий люд привык к плавучей церкви и уже не мыслил жить и трудиться без нее. С начала путины и до осени все были в ожидании ее прихода.

Однако, отслужив пять навигаций, плавучая церковь в навигацию 1916 года не вышла навстречу ожидавшему ее ловецкому люду. К осени все киоты, иконы, церковные книги, церковная утварь были сняты с парохода и переданы на хранение в Чуркинскую Николаевскую пустынь. По Астраханскому краю пошли слухи о продаже плавучей церкви и ее разрушении.
Поразительно, но пароход купил почти за бесценок (по слухам, за 5000 рублей, застрахован же он был на 19000 рублей) предприниматель и купец К. И. Рябцев. Так недавняя еще святыня в 1916 году превратилась в обычный буксир для доставки бочковой тары на рыбные промыслы низовья Волги и Каспия, получивший название «Нечаянный».

Особо меня тронуло описание разрушения церкви. В моем сознании рисовалась картина того, с каким безразличием и хладнокровием уничтожался плавучий храм. Бригада плотников с помощью топоров и ломов разломала деревянные храм и часовню и снесла на берег их обломки. В «Астраханском вестнике» за 1916 г. я нашла заметку следующего содержания: «Валяется всё абы как на платформе. Одна главка, например, лежит совсем на неподходящем месте. Купола пока не разламываются – почему: разное тут говорят. Один купол на барже поставлен, другой на платформе. На одном треплется что-то вроде изображения св. Серафима. Ломают не как храм, а как простое жилье какое».

В это же время в поселке Форпоста близ стоянки бывшей плавучей церкви было окончено строительство церкви и всё было подготовлено, чтобы совершить чин освящения ее также во имя святого Чудотворца Николая. Заложенная в начале века, она стала как бы преемницей плавучей церкви.

В начале февраля 1916 года в Астрахань прибыли прикомандированные Священным Синодом Преосвященный Нафанаил, епископ Архангельский, и обер-секретарь Святейшего Синода статский советник Рутковский для проведения ревизии в епархии. «В городе, и особенно на Форпосте, упорно говорят, что их приезд связан с историей продажи плавучей церкви», – сообщали в ту пору газеты.

На страницах газет Астрахани, Москвы и столицы развернулась полемика, которая дошла до того, что стала делить астраханское духовенство на «белое» и «черное» в соответствии с тем, как оно относилось к продаже плавучей церкви. К «белому» духовенству относили тех, кто осуждал эту продажу и ожидал «раскрытия этой истории в связи с приездом Преосвященного Нафанаила», к «черному» – клир Чуркинской Николаевской пустыни да и самого епископа Филарета, по инициативе которых и была продана плавучая церковь.

В ответ на нападки печати в адрес духовенства и главным образом архиерея, без которого продажа парохода, где была устроена церковь, не могла быть произведена, епископ Филарет и главные строители плавучей церкви протоиреи Петр и Дмитрий Фаворский обратились с письмом в редакцию «Астраханского вестника», в котором сообщали, что «главным мотивом, вызвавшим неотложность продажи, послужила непригодность корпуса судна и его котлов». В письме был приведен «подлинный акт освидетельствования церкви-парохода специально назначенной для этого епархиальным начальством комиссией». Епархиальная комиссия пришла к выводу, что «в настоящем своем состоянии судно к плаванию не пригодно и требует капитального ремонта на сумму около 15000 рублей». «Принимая во внимание значительность суммы, потребной для проведения судна в пригодный для работы вид, а также старость его, в особенности корпуса и котлов, мы приходим к заключению, что затрату значительных средств на ремонт этого судна следует признать нецелесообразной». Таково было заключение комиссии, представленное в епархиальную консисторию, которая, «приняв во внимание полную непригодность парохода плавучей церкви к дальнейшему плаванию, нашла, что церковь сия ныне подлежит упразднению». Немалую роль в ликвидации плавучей церкви сыграл и ежегодный дефицит на ее содержание.

К концу сентября 1916 г. волнения, вызванные продажей плавучей церкви, улеглись. Жизнь заставила людей решать другие проблемы. То было время, когда Россия испытывала не только радость побед, но и горесть поражений на фронтах войны с Германией. В этих условиях нельзя было ожидать сбора больших средств на постройку нового плавучего храма. Февральские события, а затем революция 1917 года идею о новом плавучем храме окончательно похоронили. Настали времена, когда не только не создавали новые храмы, а наоборот, старые под разными предлогами разрушали и использовали для хозяйственных нужд.

26 января (8 февраля) 1918 года В. И. Лениным подписан Декрет о национализации флота. Все суда Рябцева были национализированы и переданы правительству. «Нечаянный» работал в Баку, затем в Астрахани. 5 ноября 1924 г. он был разобран на металлолом в Астрахани. Так бесславно завершилась история некогда уникального сооружения пароход-храм.









Рекомендованные материалы


Стенгазета

Свои или чужие? Часть 2

Большую же часть эвакуированных обеспечивали жильем за счет уплотнения местного населения. Натыкаемся в архиве на ранее неопубликованные документы: «При вселении в дома по уплотнению, отношение некоторых местных жителей было явно враждебное. Смотрели, как на приехавших из другого государства, которые нарочно приехали – мешать жить». Очень злое отношение.

Стенгазета

Свои или чужие? Часть 1

Ленинградцев эвакуировали по рекам на баржах, катерах и пароходах, самолетами, автотранспортом, но преимущественно по железной дороге. Дорога была долгой, лишенной каких бы то ни было бытовых удобств, голодной и небезопасной. Переезд в далекий тыл тянулся в среднем около месяца.