Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

21.04.2014 | Общество

Абырвалг: донецкий «сепаротизм»

Отсюда, из Киева, донецкие повстанцы не выглядят страшными, но пугает непредсказуемость кукловодов.

Трудно вообразить, как выглядят донецко-луганские повстанцы в российских новостях, до какой степени они одушевлены художественной режиссурой и насколько убедительно звучит вдохновенный комментарий каждого отдельно взятого «киселева», но из Киева вся эта история видится дурной пародией. И при том, что чаще всего невозможно удержаться от смеха, потому что на сцену в большинстве своем вышли откровенные «персонажи»—от приблатненных люмпенов до исторических «реконструкторов» в игрушечных кольчугах с георгиевскими ленточками, — но, честно говоря, мы здесь уже как-то устали смеяться и бояться. Отсюда, из Киева, донецкие повстанцы не выглядят страшными, но пугает непредсказуемость кукловодов, абсолютная спонтанность действий тех сил, которые создают всю эту высокохудожественную телекартинку и помещают нас внутрь давнего голливудского фильма про хвост, который вертит собакой.
Итак, в Донецке люди, которых называют «сепаратистами», сами они пишут это слово через «о» — «сепаротисты» (у них вообще серьезные проблемы с тем языком, который они хотят объявить государственным), установили баррикады вокруг местной обладминистрации — по примеру киевского Майдана они огородили себя покрышками и… засели внутри. Как всякая пародия, это, мягко говоря, нефункционально: в Киеве горящими покрышками перекрывали подступы к Майдану и отгораживались от «Беркута», в то время как в занятых помещениях находились раненые и волонтеры. А в донецком случае, если, не дай Бог, «сепаротисты» запалят свои странные баррикады, то с заседающими «органами новой власти» будет покончено за пару часов: они или задохнутся, или сами себя выкурят.

Общая численность тех, кто находится за баррикадами и на площади перед ними, не более 2 тысяч человек. «Заседающие» и митингующие постоянно заявляют о планах штурма их баррикад, но никто их не штурмует. Тем забавнее выглядят их призывы помогать «отбивать штурм», вообще все это напоминает провинциальный театр абсурда. Так, 10 апреля член самопровозглашенного «временного правительства Донецкой народной республики» (на тот момент уже отмененной), 32-летний уроженец Макеевки и функционер вновь созданной финансовой пирамиды МММ Денис Пушилин, заявил о формировании собственной «народной армии» и призвал записываться в нее всех присутствующих в зале заседаний. Единственный из «заседателей» человек в камуфляже Игорь Какидзянов был назначен командующим. На площади «сепаротисты» установили пограничный столб с российским гербом — символический или декоративный… Сами они вряд ли отдают себе отчет в модальности собственных действий, и прибывший на площадь «хозяин», Ринат Ахметов, говорил с ними как с детьми неразумными и утешал их как мог: «Я понимаю, что у вас болит душа. И все у кого болит душа — мои братья. Я буду просить, чтобы ни одного штурма не было».

Ахметов — реальный хозяин Донецка, он в состоянии контролировать город — так же, как Игорь Коломойский контролирует сейчас Днепропетровск. И разница между происходящим в Донецке или Харькове и фактическим отсутствием на российских каналах картинки из Днепропетровска свидетельствует, главным образом, о разнице в позиции украинских олигархов. Ахметов официально заверяет, что он за целостность Украины и перераспределение власти из центра на места, то есть фактически за «федерализацию». Иными словами, встречался Ахметов с Путиным (как о том говорят) или не встречался, но он проводит линию, которая сейчас декларируется как официальная точка зрения России по «украинскому вопросу». Проблема лишь в том, что никто уже не верит, что у России есть ответственная политика и официальная точка зрения. Проблема в полной спонтанности решений в искусственно создаваемом хаосе. Самое популярное слово здесь сегодня — «провокация»: вчера это было в Харькове, сегодня в Луганске, завтра ждем где-нибудь еще. Ждем провокаций на «памятные даты»: 22 апреля и 9 мая. Ждем всего что угодно. Но более всего боимся вынужденного ЧП и срыва майских выборов.
Популярная мысль состоит в том, что главная цель «дестабилизаторов» — срыв выборов, и напрашивается естественный вывод: во всем этом безобразии заинтересованы те, кто не рассчитывает выиграть майские выборы законным образом.

Когда обезглавленная Партия регионов распылила силы и заявила главным своим кандидатом анекдотического Михаила Добкина, стало понятно, что либо у ПР и Ахметова есть некий другой «неочевидный» кандидат, либо регионалы вообще не намерены «играть» в эти выборы. Впрочем, и «неочевидный кандидат» Ахметова (профессиональные наблюдатели подозревают, что это Юлия Тимошенко), судя по рейтингам, проигрывает, так что есть ощущение, что за «сепаротистов» играют всерьез, и не исключено, что с обеих сторон. Неслучайно донецкие спецназовцы, призванные противостоять повстанцам, до сих пор носят береты официально расформированного «Беркута».

Источник: "Ежедневный журнал", 11 апреля 2014,








Рекомендованные материалы



Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.


О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.