Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

14.03.2014 | Общество

Городу и миру

Приду, чтобы собственными глазами убедиться в том, что нас все же не так мало, как это может показаться со стороны.

   
В ближайшую субботу в центре Москвы состоится "Марш мира". И я на него приду.
Мне очень хорошо понятен скепсис тех, кто говорит об исчерпанности этого жанра и его не слишком, мягко говоря, высокой политической эффективности; тех, кому кажется унизительным шествовать по разрешенному сверху маршруту и фактически под конвоем. Понимаю и отчасти разделяю. Но давайте признаемся хотя бы друг другу и самим себе, что нас на сегодняшний день не настолько много, чтобы количество смогло перейти в качество. Это печально и обидно. Но это так.

Поэтому я приду. Приду, чтобы собственными глазами убедиться в том, что нас все же не так мало, как это может показаться со стороны. Что не так мало людей, имеющих иммунитет против тотального зомбирования, людей, не восприимчивых к массовому гипнозу, людей, которые не могут смириться с оскорбительным, наглым и циничным враньем, исходящим из государственных СМИ или, тем более, из уст первых лиц государства, людей, не разучившихся отличать фашизм от воли к свободе.

Почему "за мир"? Мне кажется, понятно почему. Потому что из-за чьих-то капризных амбиций, из-за чьих-то неизжитых подростковых комплексов, из-за чьих-то "геополитических" бредней и навязчивых великодержавных галлюцинаций страна и мир могут быть втянутыми в войну. Это вполне реальная угроза, возможность и опасность которой уж лучше преувеличить, чем преуменьшить.

Интересно, кстати, как радикально перекодируются и обретают новый и свежий смысл старые советские плакатно-пропагандистские клише. Как по-новому звучат разные "Миру мир", "За мир во всем мире" или "Мир победит войну".
Во времена моего раннего детства в разных "Крокодилах" или просто газетах часто публиковались картинки на антивоенные темы. Про то, что прогрессивное человечество, возглавляемое великим СССР, хочет мира, а мир капитала, напротив, хочет войны и все время "бряцает".

На этих картинках часто изображалось, как злобные псы-полицейские свирепо разгоняли демонстрации рабочих и прогрессивного студенчества с самодельными плакатами, на которых красовались пикассовские голубки и надписи (по-русски, почему-то) "МИР".

Сегодня кажутся актуальными и они. И, кажется, впору уже запеть азартным хором и без всякой иронической дистанции: "Дети разных народов, мы мечтою о мире живем".

Мне кажется, что "За мир" - это правильный лозунг. Потому что угроза настоящей - не метафорической, не информационной, не идейной, не виртуальной, а самой настоящей войны с настоящей кровью и искалеченными человеческими судьбами вполне реальна в наши дни.

Мне кажется, что всем ответственным и свободным гражданам надо по возможности выйти на улицы родного города, чтобы как можно слышнее заявить впавшей в полную невменяемость власти: хватит нагнетать ненависть и нетерпимость, хватит нагло и цинично нарушать международные договоры, правила и законы, а также законы собственной страны, хватит беспрерывно и запредельно врать, хватит сознательно отравлять и развращать души наших сограждан, хватит злобно отгораживаться от современного цивилизованного мира, превращая нас всех в заложников, а нашу страну – в мировое пугало и посмешище. Это наша страна, и все это касается каждого из нас, в том числе и тех, кто надеется отсидеться в стороне.

Для того чтобы все это было хорошо и далеко слышно, нас должно быть не просто много, а очень много.

Я, разумеется, не настолько прекраснодушен, чтобы надеяться на то, что наш голос будет услышан властью. Это, так сказать, программа-максимум.

Но есть еще и программа-минимум, которая мне лично не менее дорога, а главное, вполне осуществима.
Во-первых, необходимо просто показать всем, кто способен это увидеть, в том числе и нашим многочисленным украинским друзьям, что мы есть и что наше общество все же не настолько тотально, как это может показаться, поражено позорным единодушием. Необходимо показать это и друг другу.

В наши дни, когда особенно легко впасть в отчаяние и оцепенение, для каждого из нас насущно необходимо наглядно убедиться, что он не остается один на один со своими базовыми ценностями, со своей картиной мира, со своими представлениями о норме и патологии, со своим кромешным бессильным стыдом.

Хорошо, если нас будет много. Но даже если и не много, мы все равно есть.

До встречи, мои дорогие.



Источник: "Грани.ру" 11.03.2014,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.