Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.01.2006 | Колонка

Доллар сдает позиции

Начало года ознаменовалось в России резким падением температуры и курса доллара

Начало года ознаменовалось в России резким падением температуры и курса доллара. И если в голове обывателя с трудом укладывается, каким образом в разгар глобального потепления термометры могут показывать то, что они показывают, то курс доллара ведет себя вполне предсказуемо и, более того, предсказанно.

Из двух зол – инфляция и чрезмерное укрепление реального курса рубля – правительство посчитало меньшим укрепление национальной валюты и провозгласило борьбу с инфляцией.

Не обошел вниманием эту тему и президент, обеспокоенный вполне реальной перспективой того, что рост цен нивелирует его сверхщедрые социальные инициативы, что в свете грядущих выборов было бы совсем некстати.

Тот факт, что резкий рост бюджетных и, в частности, социальных расходов, начавшийся еще в прошлом году и предусмотренный бюджетом этого года, отнюдь не способствует борьбе с ростом потребительских цен, президента, похоже, не смущает. Правительству и Центробанку дано задание инфляцию удержать — пусть держат. Они и стараются.

Когда в Минэкономразвития подсчитали, что за первые 10 дней года инфляция составила 1,1%, в ЦБ просто перестали покупать нефтедоллары, создав тем самым на рынке дефицит рублей. Но поскольку цены на нефть только растут – на этот раз из-за угрозы введения санкций против Ирана, возобновившего свою ядерную программу, – приток нефтедолларов тоже будет расти.

Добавляют свою лепту и иностранные инвесторы, активно покупающие российские акции, особенно акции Газпрома.

Так что особых надежд на то, что 1,1% за первые 10 дней года – всего лишь обычный постновогодний всплеск инфляции и дальше ситуация нормализуется, нет – все из-за тех же социальных проектов, которые только начинают финансироваться. Поэтому у финансовых властей не так уж много инструментов для ограничения излишней рублевой массы. А это значит, что доллар, скорее всего, и дальше продолжит свое падение относительно рубля. Центробанк попытается смягчить и по возможности замедлить этот процесс, поскольку в противном случае рискует получить ситуацию, обратную 1998 году — тогда обвалился рубль, теперь под угрозой доллар. Но приоритетом остается инфляция, а, стало быть, у ЦБ не так много инструментов, позволяющих влиять на динамику курса.

Все это может стать причиной резкого усиления наметившейся тенденции дедолларизации российской жизни.

Уже сейчас американская валюта стремительно сдает свои позиции в качестве средства накопления и долгосрочных сбережений. Многие все еще продолжают по инерции считать свою зарплату в долларах, но получать предпочитают уже рубли. Времена, когда подавляющая часть населения, получив рубли, немедленно несла их в обменный пункт, а потом, по мере необходимости, по частям продавала доллары обратно, канули в прошлое.

Крупные покупки, такие, как квартира или машина, которые еще несколько лет назад совершались исключительно за доллары, сейчас все чаще делаются за рубли. Кроме того, выяснилось, что путешествовать удобнее не с долларами, а с банковскими пластиковыми карточками, куда класть можно рубли, а снимать — хоть доллары, хоть евро, хоть йены с юанями. Тем более что доллар начал сдавать свои позиции не только в России – с начала года он подешевел относительно других мировых валют в среднем на 2%, и тенденция эта, по мнению большинства аналитиков, в обозримом будущем сохранится.

Обрушиться доллару в России мешает лишь широко распространенное и совершенно справедливое мнение, что рубль крепок лишь до тех пор, пока цены на сырье в мире высоки. Однако если курс продолжит снижаться, нежелание терять на долларовых сбережениях здесь и сейчас может пересилить боязнь потерять на рублевых когда-нибудь потом.



Источник: "Ежедневный Журнал", 19.01.2006,








Рекомендованные материалы



«Кому должен, с тех и потребую»

Это раньше человеку казалось, что даже сфабрикованные обвинения должны содержать в себе какие-то признаки правдоподобия. Что следствие и суд так или иначе должны работать — пусть даже и жульнически — с такой священной юридической категорией, как доказательство.Всего этого нет теперь, даже на декоративном уровне. Вот просто нет, и все.


Субпродукты

Это не язык деревни, не язык колхоза, не язык завода или гаража. Это не язык курилки научно-исследовательского института или студенческого общежития. Это язык той специфической социальной группы, которая и во времена моего детства, и во времена моей молодости концентрировалась в непосредственной близости к пивному ларьку.