Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

23.09.2013 | Колонка / Общество

Отдельные достатки

Неужели все, что захочется? Неужели сколько угодно? Неужели бесплатно?

Чаплин – не тот, настоящий Чаплин, в котелке и с тросточкой, а этот, нынешний, местный фрик-идеолог – сказал, что "нужно переходить от экономики роста к экономике достаточности" и что "именно достаточность и самоограничение в стяжании земных благ всегда были свойственны православной цивилизации".

Ну да, ну да. Какие сомнения могут быть? Особенно если посмотреть на их "экономически достаточные" дворцы и тачки, да и просто на их убедительные фигуры, никак не вызывающие прямых ассоциаций с "самоограничением".

Впрочем, это он не про себя и не про свою преисполненную приблатненно-державного благочестия шоблу. Зачем же так вульгаризировать? Это он про "народ", который во все времена взыскал "самоограничения в стяжании", радостно и вдохновенно давясь в очередях за мороженым хеком, за обглоданными коровьими костями, за китайскими кедами "Два мяча" или за румынским шифоньером.

Да и только ли православной цивилизации были свойственны упомянутые "достаточность и самоограничение"?

Я вот хорошо помню - хотя и был подростком - начало 60-х, когда само словосочетание "православная цивилизация" прозвучало бы как опасная ересь. Зато много и горячо говорилось тогда о коммунизме, заря которого уже занималась на историческом горизонте. Партия тогда "торжественно" провозгласила: "Нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме". Коммунизм был назначен примерно на 80-й год, но вместо него случилась всего лишь Олимпиада, та самая, где надутый "ласковый Миша" в конце концов улетел в небесную высь и куда приехали делегации только тех стран, которые тоже худо-бедно устремляли свой взор в сторону окончательно выцветшего к тем годам призрака коммунизма.

А вот в начале 60-х этот призрак, отбродив свое по Европе и никого там толком не соблазнив, прочно укрепил свои позиции в первом в мире государстве рабочих и крестьян, то есть в СССР. О нем говорили тогда как о практически свершившемся факте. Только вот еще бы чуть поднатужиться, только вот построить бы наконец его "материально-техническую базу" под мотив песни "сегодня мы не на параде, мы к коммунизму на пути". И все – вот вам и коммунизм, вылезайте, товарищи, приехали.

Основным законом жизни при стремительно приближающемся коммунизме был торжественно заявлен принцип "от каждого по способностям, каждому по потребностям". Первый пункт этой чеканной формулы обсуждался населением как-то довольно вяло. Потому что он довольно бестактно напоминал о том, что, видимо, и при коммунизме придется работать, пусть даже и "по способностям". А вот насчет "потребностей" говорилось много. Люди фантазировали, как же это будет. Неужели все, что захочется? Неужели сколько угодно? Неужели бесплатно? А что это еще за такая "потребность"? А может, я хочу все, много и сразу. А всем хватит? А очереди будут?

Тогдашние идеологи тоже время от времени нежными голосами пели что-то про "достаточность и самоограничение", пусть и другими словами. При том что в те времена, как, впрочем, и в последующие, никакого "само-" от людей вовсе и не требовалось. Но все равно это загадочное "по потребностям" занимало досужие умы.

В те годы на фоне цветущего официального утопизма не менее пышно расцвел фольклор в виде частушек и анекдотов. Иногда совершенно блистательных. В том числе и про "коммунизм". Ну, например. Вот, допустим, уже наступил коммунизм. И вот, допустим, некий человек коммунистического будущего, отработав по своим способностям рабочий день (разумеется, короткий, как в пятницу), отправляется в бесплатный магазин, чтобы удовлетворить свои потребности. Подойдя, он видит на двери объявление: "Сегодня потребности в масле не будет".

А если серьезно, то я, например, тоже сторонник самоограничения. Более того, я уверен, что сознательное самоограничение есть непременное условие социального поведения цивилизованного человека. Мне нравится, когда мультимиллиардер ездит по городу на велосипеде. Мне нравится, когда автомобиль премьер-министра вместе со всеми останавливается на красный свет светофора. Мне нравится, когда бизнесмен изрядную часть своего состояния тратит на благотворительность, на культурные проекты, на обучение или лечение детей из малоимущих семей. Это все и есть самоограничение. Но ключевым в этом сложном слове является не столько "ограничение", сколько "само". Потому что в нем заложен главный принцип существования современного свободного человека – право на выбор.

А потому "самоограничение", положенное в основу государственной экономической доктрины, есть чистейший анекдотический абсурд, четко рифмующийся с упомянутой мною "потребностью в масле".

Любо-дорого наблюдать, как все в истории рифмуется и перекликается. Собственно, только это одно кое-как еще и радует, а вот остальное – как-то уже не очень.



Источник: "Грани.ру"12.08.2013 ,








Рекомендованные материалы



Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».


Блеск и нищета российской дипломатии

Это сущие цветочки по сравнению с прозвучавшими заявлениями о том, что Москве еще предстоит решить историческую проблему и объединить разделенный русский народ. Тот, кто произносил это, или не знал, или не смущался тем, что практически дословно цитирует Гитлера. Другой участник дискуссии вполне всерьез говорил, что России следует задуматься, какую политику проводить на территориях, которые будут присоединены в будущем.