Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

17.01.2006 | Колонка

Развод без алиментов

Российско-украинские газовые переговоры – хороший политический триллер

Послесловие для Стенгазеты: Завершилась история российско-украинского газового противостояния совершенно фантастическим образом: 4 января был подписан контракт на полгода, согласно которому «Газпром» будет продавать российский газ по 230 долларов за 1000 кубометров, а Украина будет покупать газ по цене 95 долларов за те же 1000 кубометров. Делать они это будут через компанию «Росукргаз», а разницу планируется компенсировать за счет дешевого туркменского газа...

Российско-украинские газовые переговоры уже тянут на хороший политический триллер. Причем уже сейчас очевидно, что ничем конструктивным они не закончатся. К концу декабря они вступили в фазу, когда стороны делают свои предложения через прессу, сопровождая их взаимными угрозами. Причем особенно усердствует украинская сторона: «Газпром» выдвинул жесткий ультиматум и твердо стоит на своем, не идя ни на какие уступки. И если совсем недавно российская нефтегазовая монополия готова была поставлять в 2006 году газ на Украину по «рыночной цене» в 160 долларов за 1000 кубометров (вместо нынешних 50 долларов), то сейчас эта «рыночная цена» составляет уже 230 долларов, и руководство «Газпрома» заявило, что цена эта окончательная и никаким обсуждениям больше не подлежит.

После этого все инициативы исходили из Киева, Москва лишь на них реагировала. Сначала украинский премьер Юрий Ехануров «согласился» платить в 2006 году 80 долларов за 1000 кубометров и постепенно перейти к рыночным отношениям к 2010 году. По странному стечению обстоятельств именно в 2010 году должен быть пущен североевропейский газопровод и поставки российского газа в Европу перестанут в такой степени зависеть от украинского транзита. Наткнувшись на презрительное «торг неуместен», Ехануров заявил, что, если соглашение так и не будет достигнуто до 1 января 2006 года, Украина будет забирать 15% идущего в Европу транзитного газа в качестве платы за транзит. На это представитель «Газпрома» заявил, что компания будет расценивать подобную практику как банальное воровство, и пригрозил международным арбитражным судом.

Конфликт разгорался и постепенно вышел за рамки исключительно газовой проблемы. В качестве последнего аргумента Украина приберегала возможность пересмотра арендной платы базы российского Черноморского флота.

После того как угроза – уже президентом Виктором Ющенко – была озвучена, российский министр обороны Сергей Иванов заявил, что «соглашения по Черноморскому флоту являются составной неразрывной частью большого российско-украинского договора от 1997 года, вторая часть которого содержит пункт о признании нерушимости границ», и «поэтому подвергать ревизии эти соглашения смерти подобно». Иными словами, недвусмысленно намекнул, что Крым далеко не всегда был украинским, а Севастополь и вовсе город русской славы. Остается надеяться, что слова российского министра так и останутся не более чем словами.

И все это происходит на фоне несколько зловещего молчания Европы. При всех симпатиях к революционным массам, сумевшим дать отпор имперскому хамству Москвы, надо констатировать, что позиция Киева по данному вопросу выглядит, мягко говоря, недостойно. В конце концов, все, включая свободу от навязчивой и далеко не всегда компетентной опеки соседей, имеет свою цену, причем цену далеко не чрезмерную. Нельзя требовать у бывшего супруга, чтобы он по-прежнему приносил зарплату в дом, из которого его попросили.

И аргумент, что столь резкое повышение цен на газ ударит по украинской экономике, выглядит жалким и по-детски наивным: какое «Газпрому» дело до украинской экономики. Корпорация должна заботиться о своих доходах и интересах своих владельцев. А откуда брать деньги, чтобы расплатиться за газ, – дело украинского Минфина. Можно поднять налоги, а можно разместить еврооблигации, которые с удовольствием купят европейские, а может, и российские инвесторы.

Переходить на рыночные отношения с соседями, причем не только с Украиной, Грузией и Молдавией, надо было давно. Взаимоотношения с соседями до недавнего времени до боли напоминали «взаимовыгодное сотрудничество» стран-членов СЭВ, результатом которого стал многомиллиардный внешний долг Советского союза, все обязательства по которому приняла на себя Россия. Так что сегодня – и двух мнений быть не может – «Газпром» имеет все основания требовать, чтобы независимое государство Украина покупало газ на общих основаниях с независимым государством Польша или независимым государством Германия. Проблема лишь в том, что принципиальность позиции российской нефтегазовой монополии диктуется мстительным характером президента Путина.

 



Источник: "Ежедневный журнал", 29.12.2005,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.