Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.02.2013 | Колонка / Общество

Об индульгенции

К вам обращаюсь я, друзья, приятели и незнакомые мои.

"Господа граждане", - начну я на несколько зощенковский манер.

"Все те, - скажу я, - кто мыслит себя по сю сторону от той, другой стороны, где располагаются президентские администрации, госдуры, следственные комитеты, подколодные конторы на букву "Э", шустрые с бегающими глазами телевизионные геббельсята и штабы по массовому производству безмозглых якеменковских второгодников. К вам обращаюсь я, друзья, приятели и незнакомые мои.

Меня не надо убеждать - об этом я знаю и сам - в том, что земного рая нет и не бывает, что очевиднейшая, как таблица умножения, убежденность в том, что свобода лучше, чем несвобода, что честность и достоинство предпочтительнее, чем узаконенное жульничество и холопство, и что сама эта убежденность еще не является гарантией того, что носитель этой самой убежденности непременно обязан быть стопроцентно безупречным в моральном или интеллектуальном плане. Нет, не обязан - люди это всего лишь люди. Они иногда врут, иногда плутуют, иногда, и даже очень часто, говорят или делают постыдные глупости.

Не надо - знаю.

Но помнить хотелось бы всегда о том, что та индульгенция, которую мы все так или иначе ощущаем и с радостью применяем к себе, - довольно тухлая индульгенция. Я имею в виду, что мы все тут говорим, пишем, мыслим и действуем на очень уж выгодном для нас фоне. На фоне запредельной и вполне тотальной тупости и подлости нашего "оппонента", то есть всей помоечной околопутинской пиздобратии. Да, на их фоне любой покажется светозарным ангелом, ощущающим приятно щекочущее шевеление невесомых крылышек за спиной.

А это слишком уж легкий и безответственный для всех нас фон, друзья мои.

Тут каждый дурак - д'Артаньян. Давайте все-таки помнить об этом. И давайте, подходя к зеркалу, сравнивать себя все же не с ними. И в истории, и в современности есть более достойные объекты для сопоставлений. Это задача поинтереснее. Не будем искать слишком легких путей.

Вот что я скажу прямо сейчас. И пока - больше ничего



Источник: "Грани.ру",18.01.2013 ,








Рекомендованные материалы



Поэтика отказа

Отличало «нас» от «них» не наличие или отсутствие «хорошего слуха», а принципиально различные представления о гигиене социально-культурных отношений. Грубо говоря, кому-то удавалось «принюхиваться», а кто-то либо не желал, либо органически не мог, даже если бы и захотел.


«У» и «при»

Они присвоили себе чужие победы и достижения. Они присвоили себе космос и победу. Победу — особенно. Причем из всех четырех годов самой страшной войны им пригодились вовсе не первые два ее года, не катастрофическое отступление до Волги, не миллионы пленных, не массовое истребление людей на оккупированных территориях, не Ленинградская блокада, не бомбежки городов. Они взяли себе праздничный салют и знамя над Рейхстагом.