Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

01.02.2013 | Колонка / Общество

Об индульгенции

К вам обращаюсь я, друзья, приятели и незнакомые мои.

"Господа граждане", - начну я на несколько зощенковский манер.

"Все те, - скажу я, - кто мыслит себя по сю сторону от той, другой стороны, где располагаются президентские администрации, госдуры, следственные комитеты, подколодные конторы на букву "Э", шустрые с бегающими глазами телевизионные геббельсята и штабы по массовому производству безмозглых якеменковских второгодников. К вам обращаюсь я, друзья, приятели и незнакомые мои.

Меня не надо убеждать - об этом я знаю и сам - в том, что земного рая нет и не бывает, что очевиднейшая, как таблица умножения, убежденность в том, что свобода лучше, чем несвобода, что честность и достоинство предпочтительнее, чем узаконенное жульничество и холопство, и что сама эта убежденность еще не является гарантией того, что носитель этой самой убежденности непременно обязан быть стопроцентно безупречным в моральном или интеллектуальном плане. Нет, не обязан - люди это всего лишь люди. Они иногда врут, иногда плутуют, иногда, и даже очень часто, говорят или делают постыдные глупости.

Не надо - знаю.

Но помнить хотелось бы всегда о том, что та индульгенция, которую мы все так или иначе ощущаем и с радостью применяем к себе, - довольно тухлая индульгенция. Я имею в виду, что мы все тут говорим, пишем, мыслим и действуем на очень уж выгодном для нас фоне. На фоне запредельной и вполне тотальной тупости и подлости нашего "оппонента", то есть всей помоечной околопутинской пиздобратии. Да, на их фоне любой покажется светозарным ангелом, ощущающим приятно щекочущее шевеление невесомых крылышек за спиной.

А это слишком уж легкий и безответственный для всех нас фон, друзья мои.

Тут каждый дурак - д'Артаньян. Давайте все-таки помнить об этом. И давайте, подходя к зеркалу, сравнивать себя все же не с ними. И в истории, и в современности есть более достойные объекты для сопоставлений. Это задача поинтереснее. Не будем искать слишком легких путей.

Вот что я скажу прямо сейчас. И пока - больше ничего



Источник: "Грани.ру",18.01.2013 ,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».