Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

28.12.2005 | Наука / Просто так

На полях русской идеи

Хотя всегдашними снегами покрыта северна страна...

1. ХОТЯ... НО...

Ломоносов, излагая концепцию российской богоизбранности при кажущейся богооставленности, сталкивает климат и Провидение: 

Хотя всегдашними снегами

Покрыта северна страна,

Где мерзлыми Борей крылами

Твои взвевает знамена;

Но Бог меж льдистыми горами

Велик своими чудесами.


2. ИСХОДИЛ

Поборник той же уступительной конструкции, Тютчев в части «хотя» изображает смиренную наготу России, а в части «но» – шествие по ней Спасителя:

Удрученный ношей крестной

Всю тебя, земля родная,

В рабском виде Царь Небесный

Исходил, благословляя.


3. ОБХОДИТ

Надобность в уступительной конструкции снижается по мере превращения отечественного климата из символа богооставленности в символ спасительной неприступности. У Некрасова:

Мороз-воевода дозором

Обходит владенья свои.


4. ИДЕТ

Блок соединяет тютчевское с некрасовским: Христос идет по Руси – во главе дозора и «поступью надвьюжной», а имя Его рифмуется со словом «роз», зарезервированным за «морозом». Основаниями для контаминации послужили неразлучность «младенца Христа» с рождественским дедом или св. Николаем в западных традициях и отождествление св. Николая с Христом в традиции отечественной.


5. ПРОХОДИТ

Лебедев-Кумач переводит время родины с вечной зимы на вечную весну («Над страной весенний ветер веет») и из двух мотивировок шествия по стране сохраняет одну – дозорную:

Человек проходит, как хозяин

Необъятной родины своей.











Рекомендованные материалы



ЕБЖ и другие

Сильно задолго до того, как я узнал труднопроизносимое слово «аббревиатура» и научился правильно его писать, а именно когда мне было лет пять или шесть, на вопрос, где работает мой папа, я умел без запинки произносить слово «Гипроспецпромстрой», что очень развлекало и даже восхищало взрослых.


Место автора

Чаще всего это сакраментальное отчество произносилось даже и без имени. «Соломоныч», — так чисто по-приятельски называли своего однополчанина господа офицеры. Ну да, ведь именно таким, как известно, манером во времена поручика Лермонтова и обращались друг к другу офицеры. «Алё! Соломоныч! Ты Юрьичу, что ли, стрелку забил? Ну, ты даешь в натуре!»