Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

07.09.2012 | Колонка / Экономика

Продовольственный кризис

Нехватки зерна в России на этот раз не предвидится, однако урожай этого года будет серьезно ниже прошлогоднего

Уже сейчас можно не сомневаться, что одной из главных тем конца лета – начала осени в России станет всплеск продовольственной инфляции. На вызванный самой сильной за последние четверть века засухой в США взлет мировых цен на сою, пшеницу и кукурузу наложится рост цен на импортные продукты из-за слабого рубля, а также гораздо более скромный российский урожай, в свою очередь пострадавший от засухи.

Сильнее всего от засухи в США пострадал так называемый кукурузный пояс и, по прогнозам, урожай этого года будет почти на треть ниже прошлогоднего. Биржевые цены на пшеницу и кукурузу с весны взлетели в полтора раза и приближаются к рекордам 2008 года. При этом уровни 2010 года, памятного неурожаем в России, последовавшим за ним эмбарго на экспорт российского зерна и пропавшей из магазинов гречкой, превышены. Вслед за кормовыми культурами – соей и кукурузой – дорожает мясо.

Нехватки зерна в России на этот раз не предвидится, однако урожай этого года будет серьезно ниже прошлогоднего.

Если годом ранее было собрано более 94 млн тонн, то на этот год Минсельхоз дает оценку в 80-85 млн тонн, причем оценка эта была пересмотрена в сторону понижения (предыдущий прогноз – от 85 млн тонн). Это позволит экспортировать, по разным оценкам, от 16 до 20 млн тонн зерна. Но это все арифметика Минсельхозпрода, механический подсчет, не учитывающий других факторов.

Высокие цены мирового рынка и слабый рубль делает экспорт зерна гораздо более выгодным, чем поставки на внутренний рынок. Этот фактор станет еще более значимым, если цены на нефть, а за ними и рубль снова начнут падать. Крупнейшие игроки зернового рынка постараются воспользоваться ситуацией и вывезти из страны по максимуму. Так было в прошлом году с бензином и соляркой, когда Россию, соперничающую с Саудовской Аравией за мировое первенство по добыче нефти, накрыло топливным кризисом.

Рост внутренних цен заставит власти реагировать, а как реагируют российские власти на подобного рода ситуации, известно. Федеральная антимонопольная служба непременно начнет расследование и, можно не сомневаться, обвинит кого-нибудь в сговоре. Президент и премьер «неожиданно» посетят продовольственные магазины и в свете софитов сделают контрольные закупки.

«На ковер» будут вызваны владельцы крупнейших розничных сетей, которых вынудят «абсолютно добровольно» взять на себя обязательство зафиксировать цены на социально значимые продукты и снизить уровень торговой наценки.

Еще одно совещание проведут с главами крупнейших агрохолдингов, которым пригрозят повторением запрета на экспорт зерна (после чего цена на мировом рынке взлетит еще выше). А те пообещают накормить страну, после чего в ряде регионов попросту пропадут с прилавков отдельные социально значимые товары. Позже они появятся в «улучшенном» виде (например, вместо обычной муки будет какая-нибудь витаминизированная) и по двойной цене.

Будет предпринята попытка получить дешевые продукты у партнеров по Таможенному союзу, однако едва ли она будет успешной. Лукашенко получит возможность отыграться за все молочно-яичные и газовые «войны» и этой возможностью, безусловно, воспользуется, введя какие-нибудь ограничения на поставки сельхозпродуктов за пределы Белоруссии.

При этом президент и премьер, и без того напуганные прогнозируемым на осень ростом протестных выступлений, постараются действовать максимально решительно, делая упор на административные рычаги. Но результат будет ровно противоположным: чем большее давление будет оказываться на сельхозпроизводителей и ритейлеров, тем глубже будет продовольственный кризис.



Источник: "Ежедневный журнал", 24 июля 2012г.,








Рекомендованные материалы



«Мы мечтали, чтобы скорее была война»

Говорят, что такого не было еще. Что такое наблюдается впервые после окончания войны. Что выросло первое поколение, совсем не боящееся войны. Что лозунг «Лишь бы не было войны», долгое время служивший знаком народного долготерпения и, в то же время, девизом неявного низового пацифизма, уже вовсе не работает.


Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.