Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

05.07.2012 | Колонка / Общество

Несгибаемая Меркель

Под конец пошел разговор о том, чтобы скинуться

В том, что европейский долговой кризис станет главной темой завершившегося в мексиканском Лос-Кабосе саммита «большой двадцатки», сомнений с самого начала ни у кого не возникало. Политический кризис в Греции, распродажа испанских и итальянских государственных долговых бумаг, всеобщая истерия по поводу катастрофических последствий неконтролируемого распада еврозоны — все это заставило изрядно понервничать мировых лидеров. Стоит ли удивляться, что в Мексику они приехали взвинченными и преисполненными решимости.

Причем решимость в основном была направлена на то, чтобы научить пока еще кредитоспособную часть Европы, как ей спасать уже не слишком кредитоспособную. Наиболее серьезному давлению подверглась канцлер Германии Ангела Меркель, занимающая наиболее жесткую позицию по отношению к странам-получателям общеевропейской помощи.

Мировые лидеры во главе с президентом США Бараком Обамой в один голос убеждали Меркель пересмотреть условия предоставления помощи грекам, перестать требовать от них дополнительных сокращений госрасходов. Сделать, в конечном итоге, ставку не на меры жесткой экономии, которые помогут стране-банкроту научиться жить по средствам и расплатиться когда-нибудь по списанному наполовину долгу, а на меры стимулирования, которые приведут к росту экономики и, соответственно, налоговых поступлений в казну.

Президент США выразил озабоченность тем, что долговой кризис в ЕС усугубит ситуацию в американской экономике всего за несколько месяцев до президентских выборов. Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон, обращаясь к Меркель, заявил, что если европейские лидеры не примут смелых шагов по решению долгового кризиса, то еврозоне грозит эпоха застоя: «Становится ясно, что еврозона в своей центральной части, включая ЕЦБ, должна сделать больше для того, чтобы поддержать спрос и разделить бремя снижения долгов».

Сделать главным приоритетом экономический рост, а не бюджетную консолидацию прописали мировые лидеры и в отношении других – актуальных и потенциальных – получателей помощи со стороны ЕС и МВФ. Так прямо в итоговом коммюнике и записали: страны еврозоны должны предпринять серьезные меры для наращивания «целевых инвестиций, повышения занятости и конкурентоспособности». Жесткие программы сокращения бюджетных дефицитов нужно, по мнению «двадцатки», сделать менее жесткими, не мешающими экономикам расти.

Справедливости ради следует отметить, что одними советами канцлеру Германии и рецептами спасения евроаутсайдеров мировые лидеры не ограничились. Под конец пошел разговор о том, чтобы скинуться. По итогам заседания было принято решение о пополнении резервов МВФ. Вложить по 10 млрд. долларов согласились Россия, Индия и Бразилия, ЮАР внесет 2 млрд. долларов, Китай предоставит 43 млрд. долларов. Весной ресурсы Международного валютного фонда было решено увеличить на 430 млрд. долларов. На тот момент ряд стран взяли на себя твердые безусловные обязательства в общем объеме 360 млрд. долларов. Крупнейшим вкладчиком стала Япония, выделившая 60 млрд. долларов. С учетом новых обязательств, взятых на себя 12 государствами, ресурс фонда увеличивается до 456 млрд. долларов.

Выделенные средства аккумулируются как «вторая линия обороны» и будут подключаться после того, как в значительной степени будут использованы другие средства.

Проблема в том, что даже если МВФ ограничится лишь помощью европейским аутсайдерам, этих 456 миллиардов хватит очень ненадолго. Одной Испании (а ее переход в режим внешнего финансирования – вопрос месяцев, если не недель) потребуется, по самым скромным подсчетам, более триллиона евро. Столько нет даже у Германии. Про перспективы распространения «долговой эпидемии» на Италию и вовсе думать не хочется. И сейчас основные расходы несет Германия, а по мере увеличения количества получателей помощи и сокращения числа «спонсоров», это бремя будет только расти. Стоит ли осуждать «несговорчивого» канцлера Германии, которая упорно, вопреки всем, раз за разом занимает жесткую позицию на переговорах с должниками, отказывается от выпуска общих еврооблигаций, настаивает на бюджетной дисциплине в зоне евро.

Так что в итоговом коммюнике саммита «большой двадцатки» может быть записано все, что угодно. Последнее слово, в конечном итоге, останется за «несгибаемой» Меркель.



Источник: "Ежедневный журнал", 21 июня 2012,








Рекомендованные материалы



Свобода мелкими глотками

Урок фестиваля 57-го года — это очередной урок того, что свобода не абсолютное понятие. Что свобода осязаема лишь в контексте несвободы. Что она, вроде как и материя, дается нам лишь в наших ощущениях. Что свобода — это всего лишь ощущение свободы и не более того. А оно, это ощущение, было тогда. Нам не дали свободу, нам лишь показали ее сквозь дырку в занавеске.


О всемирной забивчивости

Среди обильно размножившихся языковых мутантов последнего времени, среди потенциальных экспонатов языковой кунсткамеры вполне достойное место стало занимать чудовищное слово «забивака». Наткнувшись на него где-то, я почти что вздрогнул, потому что вспомнил, что, когда мне было года два с половиной, я именно таким образом к бурной радости родителей и соседей обозначал молоток.