Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

11.04.2012 | Колонка / Общество

Утечка

Пересменка в тандеме рождает фантомы

Всем хороша (для начальников, разумеется) путинская вертикаль власти, но есть у нее существенный недостаток. В критические моменты она начинает вибрировать. То есть, попросту говоря, всех чиновников, составляющих эту самую вертикаль, начинает трясти от страха. И в этом состоянии они бог знает что могут натворить. Не от хорошей жизни нацлидер поторопился в сентябре прошлого года объявить о предстоящей «рокировочке» в тандеме. Понимал ведь, насколько это унизительно для подведомственного народа. Но выхода другого не было. Чиновный люд, главная путинская опора, от ужаса неизвестности стал бросаться друг на друга.

Сейчас во время пересменки в тандеме происходит нечто подобное. Пока Путин держит совет с Медведевым по поводу грядущих назначений, столоначальники различных министерств сходят с ума, не зная, кто сядет в министерское кресло и будет вершить их дальнейшую судьбу. Особенно остро это переживают бюрократы силовых ведомств. В силу специфики (полной закрытости, абсолютной неподконтрольности обществу) борьба кланов там носит наиболее ожесточенный характер. Да и каждое кадровое решение в отношении силовиков Путин готовит как секретную операцию. Так что нервничать есть от чего.

Для чиновников силовых ведомств единственный способ прощупать ситуацию — это запустить некую «утечку» (чем несуразнее, тем лучше), а затем посмотреть на реакцию всех заинтересованных сторон. В последнее время таковых было как минимум две.

Сначала на фоне разговоров о скорой и неизбежной отставке главы МВД Рашида Нургалиева «Независимая газета» сообщила вдруг о предстоящем переподчинении внутренних войск непосредственно президенту, переименовании их в национальную гвардию и выводе из состава Министерства внутренних дел. Более того, сообщалось, что численность Национальной гвардии составит 300-400 тысяч военнослужащих. В нее якобы вольется МЧС (ведь Сергей Шойгу, обладавший в правительстве немалым аппаратным весом, покинул спасательное ведомство). Кроме того, в состав Национальной гвардии должны-де войти также части воздушно-десантных войск, военно-транспортной авиации и даже военно-морского флота. Практически создавалась бы параллельная армия, некое подобие иранского корпуса стражей исламской революции.

Если Путин действительно вынашивал бы подобные планы, это могло означать только одно: российский народ и является в его глазах главным противником Кремля. Причем сдерживать этот народ предполагается военным путем. Ведь при таком раскладе численность Национальной гвардии превысит численность сухопутных войск. Разумеется, подобные замыслы абсолютно неосуществимы. Причем отнюдь не по идеологическим причинам. Вполне допускаю, что нацлидер готов переориентировать все силовые структуры на борьбу с внутренней угрозой, которую создали, как он уверен, внешние враги.

Однако такой возможности у него просто нет. Как было уже многократно написано, страна испытывает гигантские демографические трудности. Начиная с 2012 и до 2025 года число юношей, достигающих ежегодно 18-летнего возраста, будет составлять 600-650 тысяч. При этом около полутора миллионов молодых мужчин должны были бы нести военную службу (Вооруженные силы плюс Национальная гвардия). Это невозможно в принципе: непонятно, кто в этих условиях будет трудиться.

Однако очевидно несуразная «утечка», которую все бросились обсуждать, заставила путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова заявить, что никаких подобных планов не существует. И тем самым успокоить переживающих за свое будущее чиновников МЧС и МВД.

Не меньше переживают и столоначальники из Минобороны. Тональность выступления Анатолия Сердюкова на последней коллегии военного ведомства практически не оставляла сомнений: он считает свою миссию выполненной. Ведь военная реформа, по его словам, практически завершена. За свою судьбу он может не волноваться: наверняка в путинской администрации ему уготовано важное кресло. Подозреваю, что это должность секретаря Совбеза, на которого ныне возложена функция контроля за деятельностью Минобороны и силовых структур и даже участие в выработке внешней политики. Однако его подчиненные не знают, чего и кого ждать. И вот на свет появляется новая «утечка». Оказывается, сам Сердюков и его ближайший сподвижник начальник Генерального штаба Николай Макаров обратились с просьбой не переназначать их на прежние должности в будущем правительстве. Уже найдены якобы будущий министр и начальник Генерального штаба. Это вице-премьер Дмитрий Рогозин и главком Сухопутных войск Александр Постников.

Разумеется, этом случае мы имеем дело с «информацией», которая выдумана от начала до конца. И дело здесь совершенно не в том, хочет или нет Сердюков быть министром обороны. Невозможно представить, чтобы столь опытные царедворцы, как Сердюков и Макаров, решили бы столь откровенным образом нарушить правила поведения путинского окружения. Эти правила требуют, чтобы чиновник (особенно силовик) смиренно ждал решения своей участи и был бы готов работать там, куда пошлет товарищ Путин. Попытки диктовать нацлидеру любые кадровые решения заканчивались скверно для тех, кто рисковал это делать.

И эта утечка представляет собой своего рода «разведку боем»: посмотреть, кто и как будет опровергать информацию (например, будет ли опровергнуто возможное повышение Постникова), и исходя из этого строить собственные планы.

Вся эта возня совершенно небезобидна. Мало того, что деятельность важнейших ведомств сегодня практически парализована. Представим, что именно сейчас возникает некая кризисная ситуация. Готовы ли будут командиры выполнить приказы, ответственность за которые несут начальники, находящиеся в подвешенном состоянии?   



Источник: "Ежедневный журнал", 09.04.2012г.,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».