Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

09.12.2011 | Колонка / Общество

Протест как вызов

Сегодня бьют молодых образованных профессионалов. И они теперь уж точно выберут не Сколково, а «пиндосовский» Стэнфорд.

«Глядишь, через несколько месяцев отвращение к власти станет массовым, и протестующих будут не единицы, а тысячи. Для этого надо лишь перестать подчиняться насильникам», писал ваш покорный слуга в ночь с четвертого на пятое декабря. Я ошибся. Потребовались не месяцы. Меньше, чем через сутки, вечером 5 декабря на Чистопрудном бульваре я увидел тысячи тех, кто не пожелал подчиняться насильникам. Надо признать, что на митинг их собрала не оппозиция, их собрала власть. Путинская вертикаль, желавшая во время странного мероприятия (которое в целях дезинформации потенциального противника называли «выборами») продемонстрировать свою абсолютную власть, подавить любую волю к сопротивлению, оскорбила слишком большое количество людей. Начальники, привыкшие к тому, что их окружает биомасса так называемых сторонников, явно недооценили того, что у многих граждан сохранилось или образовалось чувство собственного достоинства. 7 или 10 тысяч человек пришли на Чистопрудный, чтобы доказать себе, что они не быдло.

И власть отреагировала на происходящее единственным образом, которым она, эта власть, способна реагировать на проявление у граждан чувства собственного достоинства. Она ответила максимально жестокими репрессиями. Полицейская расправа, начавшись 5-го декабря, продолжилась 6-го на Триумфальной площади. В результате были задержаны около тысячи человек, десятки избиты – только по официальным данным, госпитализированы 15 человек. Многим из задержанных было отказано в медицинской помощи. Совершенно очевидно, что перед полицией была поставлена ясная задача – запугать. И полицаи постарались на славу: избивали, мучили, морили голодом и жаждой тех, кого они захватили в плен. В общем, это соответствовало их внутренним установкам. Ау, Дмитрий Анатольевич, вы, помнится, чесали язык про реформу МВД. Согласно закону, который вы подписали, все эти омоновские мордовороты должны были иметь бирки с фамилиями. Однако они избивали людей, пользуясь полной анонимностью. Не иначе начальник поглавнее Медведева разрешил не стесняться в методах.

Некоторая ирония ситуации заключается в том, что полицейские дубинки ходят сегодня по головам тех, кто вроде заранее был объявлен мотором модернизации – сегодня бьют молодых образованных профессионалов. И они теперь уж точно выберут не Сколково, а «пиндосовский» Стэнфорд. Со всеми вытекающими последствиями: их научными достижениями будут пользоваться проклятые западники. Поблагодарите за это Путина В.В.

Только ведь старшему дуумвиру по душе другие, социально близкие. Те, что из подворотни. Москва их наблюдала последнюю неделю. Их набрали из близлежащих областей, дабы противостоять вражеским попыткам оспорить результаты выборов. Ничуть не стесняясь очевидных ассоциаций, руководители прокремлевской гопоты привели барабанщиков на Триумфальную. Заглушим, мол, нашими патриотическими барабанами непатриотические голоса. Лет восемьдесят назад в Германии это получалось замечательным образом. Там, помнится, еще и книжки жгли. Ну, как говорится, еще не вечер. Когда господин Якеменко прочитает где-нибудь про этот опыт старших товарищей из СА, он, несомненно, применит и его.

Мой друг и коллега Сергей Пархоменко, героически попытавшийся вступить в контакт с привезенной в столицу биомассой, исчерпывающе описал ее как «унылое говно». Цитирую: «Именно говно. И исключительно унылое. Немытые, нечесаные. Девки заспанные. Пацаны как будто в один нестиранный носок завернутые. В мокрых этих когда-то белых, а теперь замызганных куртенках. В обвислых портках псивого цвета. Девки в перекрученных колготках, неумело размазанные каким-то дешевым дерьмом, словно послюнявленным пальцем подводились.

Подхожу, спрашиваю: откуда, кто такие, зачем, куда дальше. И вроде, я один, немолодой хрен в кепке. А они — юное, полное сил, надежд и энтузиазма племя. Их человек двадцать. Чего меня бояться? Стоят, ковыряют асфальт носком ботинка. Молчат, сопят. Сопли рукавами утирают. Харкают себе под ноги чем-то зеленым. Бессмысленно зачем-то роются в карманах, как будто найти там что-то в свое оправдание хотят. Полное впечатление, что я в школьном сортире их застал за курением или за рассматриванием засаленного порножурнала. Засунули обслюнявленный бычок в рукав, и дяденьке-учителю не знают, что сказать. Стыдно им. И тошно. И ждут они не дождутся, когда ж их начальство домой отпустит.

Это вот это — авангард передовой молодежи вашей?».

Как раз это «унылое говно» бросили на Триумфальную под защитой омоновских дубинок демонстрировать народную поддержку «Единой России». Такова настоящая, социальная база Путина. Убогие недоросли (вне зависимости от возраста – вспомните этих училок из избирательных комиссий), которые готовы жить на подачки начальников. Их преданность закончится ровно в тот момент, когда у Путина исчезнет возможность эти подачки финансировать.

В этом контексте чрезвычайно любопытны телодвижения дуумвиров. Всю неделю они, не переставая, нахваливали «Единую Россию», отлично, мол, партия выступила на выборах. Ну и что, что к ней намертво приклеилось название «партия жуликов и воров», это ведь штамп для любой партии, находящейся у власти, рассуждал нацлидер, общаясь с руководителями приемных имени себя любимого. Но создалось ощущение, что даже начальники говорят о ЕдРе хорошее, как о покойнике. О желании отвязать это самое ЕдРо от своих ног свидетельствует интервью премьерского пресс-секретаря Дмитрия Пескова: «Популярность Путина и популярность партии – два совершенно разных понятия в нашей внутренней политике. Путин никогда не был связан напрямую с партией, поэтому он рассматривался как независимый политик, а не как член партии. Поэтому это две разные вещи, но, безусловно, люди ожидают обновления».

И, наконец, главное: «Безусловно, люди ожидают Путина в версии номер два. Очевидно, что и партии необходимо будет пройти период обновления, и Путину, как кандидату в президенты на следующий президентский срок в этой стране, нужно будет донести новые идеи, предложения, образовать новые союзы».

Но реакция Путина на волну протестов, реакция простая и ясная, как полицейская дубина, показывает, что никаких новых идей у него нет.

Впрочем, народный протест стал неожиданностью не только для власти. Он стал вызовом и для оппозиции. Прошло несколько дней после выборов. Сегодня Чуров официально признает результаты. Между тем и системная, и несистемная оппозиция до сих пор не сформулировали ясных требований, которые бы объединили протестующих, так как это сделал Максим Блант на нашем сайте. Будем надеяться, что это произойдет на митинге в субботу 10 декабря.



Источник: "Ежедневный журнал", 9 декабря, 2011,








Рекомендованные материалы



Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.


Режим дна…

Я когда-то понял и сформулировал для себя, что из всех типов художественных или литературных деятелей наименьшее мое доверие вызывают два, в каком-то смысле противоположные друг другу. Первые — это те, кто утверждает, будто бы они, условно говоря, пишут (рисуют, лепят, сооружают, играют, поют, снимают) исключительно «для себя». Вторые это те, которые — «для всех».