Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

06.12.2011 | Театр

Балтийский круг

Норвежцы привезли на театральный фестиваль в Финляндию сказку про Гитлера, а русские - быль о кровавом режиме Лукашенко

В конце ноября в Хельсинки пять дней подряд показывали спектакли из Финляндии, Австрии, Норвегии, Америки, Исландии и России. Baltic Circle – третий по величине финский театральный фестиваль. Возник он сразу следом за распадом СССР – в формате всебалтийского смотра. Финские учредители фестиваля решили, что пора уже выяснить, что делают в театре их ближайшие соседи, восстановить утраченную коммуникацию. Три года назад стало ясно, что концепция себя исчерпала: границы и без того стали проницаемыми, и в ежегодном локальном сборе театров стран Балтии уже не было особого смысла. Тогда директор фестиваля Ева Некляева предложила новый принцип формирования программы, не географический.

Теперь Baltic Circle гонится не за балтийской идентичностью, а за мировым авангардом и премьерами.

Призов на Baltic Circle как не раздавали, так и не раздают, впрочем, в Финляндии, в отличие от России, вообще не принято устраивать из театральных фестивалей конкурсы. Конкурсы – это для киношников. Авторы спектаклей не соревнуются, а делятся: вместо гонки сценический вооружений – культурный обмен. Чтобы коллеги менялись эффективнее, в программе Baltic Circle – масса мастер-классов и дискуссий. Разговоров тут не меньше, чем показов готовой продукции.

«В этом году мы попытались привлечь новую, молодежную аудиторию», - говорит Ева Некляева. И уточняет со смущенной улыбкой: хипстеров. Не только Россия, значит, стесняется своих хипстеров, в Финляндии это тоже чуть-чуть неловко.

Чтобы хипстеры Хельсинки лучше ходили на Baltic Circle, стиль фестиваля заказали дизайн-конторе, которая сделала им айс.

Ловко или нет, но расчет верный. Baltic Circle-2011 обречен был понравиться хипстерам: начиная с афиши, составленной из синтетических спектаклей на грани между театром и артом, и заканчивая деталями вроде фирменного стиля фестиваля (шрифты – те самые, верстка – та самая) и мини-ярмарками подержанной одежды. Вещи – строго красные либо черные – красиво вывешены рядком в фойе Q-Театра, попадается и винтаж. Одна из площадок – в здании кабельной фабрики – красива модной хипстерской красотой, как наши Винзавод или Красный Октябрь: кирпич, железо, много «воздуха». Ежевечерне – клубные вечеринки с перфомансами и музыкальными концертами. В общем, куда ни глянь – всюду точное стилистическое попадание.

Билеты на Baltic Circle стоят от 15 до 20 евро, залы на всех показах полные, и не только за счет хипстеров. Постдраматический театр финской публике мил. Ева Некляева в результате многочисленных поездок по театрам мира составила программу, намеренно разнообразную и – непреднамеренно – с явным акцентом на женский голос.

«Перезагрузка драмы: Йерма» (Drama Reloaded: Yerma) - название следует понимать буквально. Автор Катарина Нумминен действительно берет пьесу Лорки и делает с ней reset. То есть миксует историю женщины, обезумевшей на почве бездетности, с реальными историями современных женщин, которые не могут иметь детей. За столом как за кафедрой восседают с микрофонами два эксперта женского пола и вместе со зрителями наблюдают за тем, как артисты разыгрывают сцены из настоящей «Йермы». Смотрят испанскую драму, как телевизор, периодически нажимая на паузу и комментируя. «Стоп!» - командует эксперт, и Йерма послушно замирает. «Смотри, сейчас она будет плакать, я тебе говорю» - пауза отжимается – Йерма плачет. Катарина Нумминен специализируется на документальном театре и сотрудничает с финским Reality Research Center. Она уже делала нон-фикшн про стариков и человеческий возраст, про взаимоотношения отцов и детей, перемешивая расшифровки интервью с текстом Чехова. Финские театралы рассказывают, что по национальным меркам то, что делает Катарина – довольно смело, и такой театр тут распробовали далеко не все.

Спектакль по мотивам пьесы Лорки "Йерма" играли частично на финском, частично на испанском - для колорита.

Еще смелее – австрийка Дорис Ухлич со спектаклем «Более чем достаточно» (More Than Enough).  В аннотации сказано, что автор задается вопросом: что такое красота, кого считать красивым, а кого нет? Речь о красоте телесной: в течение часа свое обнаженное тело во всей его красе предъявляет зрителям довольно крупная танцующая женщина. Танцует она не только ногами, руками и корпусом, но и, например, грудями и жировыми складками – получается такое кожное тремоло, нанобалет. В кульминационный момент нанобалерина щедро и ритмично осыпает себя тальком в ярком контровом свете. А в перерывах между пластическими этюдами – разговаривает по телефону о критериях физической привлекательности со своими знакомыми.

Последний ее собеседник – слепой, исследующий мир на ощупь – формулирует итоговую мысль: красиво любое тело, даже большое и неподтянутое. За несколько дней до показа Дорис провела в Хельсинки мастер-класс по работе хореографа с обнаженным телом, о нюансах его пластики и средствах выразительности, которые невозможно использовать, пока человек не сорвал с себя все покровы.

В постановке «Построй мне гору!» (Build Me A Mountain!) опять постдраматический театр – без пьесы в основе. Фантазии на тему Второй мировой с использованием ростовой куклы Гитлера и еще многих, многих кукол, напоминающих зомби, масок и пластмассовой флоры. На глазах у зрителей люди театра сочиняют спектакль, громко размышляя вслух. «Нам нужен герой – представитель рабочего класса!» – вопит в микрофон держатель безумного шапито и хватается за кукольного Гитлера. «Герою нужна невеста!» - подхватывает его партнерша, ярко одетая и накрашенная пульчинелла. «А она красивая?». «Очень!». Как и все творческие люди, ведущие спектакля склонны по триста раз менять решение, поэтому в итоге Гитлер женится на мужчине, а красивую невесту отвергает.

Самый важный для Евы Некляевой спектакль-участник фестиваля – «Двое в твоем доме» московского Театра.doc. Режиссер Михаил Угаров поставил его по мотивам свежей истории с домашним арестом отца Евы – кандидата в президенты Белоруссии. С января по май 2011-го оппозиционер Некляев и его супруга вынужденно делили жилплощадь, включая кухню и санузел, с гэбэшниками.  Театр.doc спустя полгода отреагировал выпуском документального спектакля. Владимира Некляева играет драматург Максим Курочкин, его жену Ольгу и трех представителей власти – профессиональные актеры.  Вместо задника на сцене – точный план двухкомнатной минской квартиры Некляевых, он тут вроде карты.

Показ в Хельсинки на Baltic Circle – это премьера, причем после Финляндии труппа Театра.doc отправилась играть «Двое в твоем доме» в Таллин и Мюнхен. Московская публика спектакль увидит только 19 декабря. Несмотря на такую расстановку гастрольных приоритетов, Михаил Угаров уточняет, что его иронический нон-фикшн о белорусском кровавом режиме – в первую очередь не для европейцев, а для россиян и братьев-минчан. В Европе новеллу о вторжении гэбэшников в частное пространство смотрят с чувством облегчения: слава богу, у нас так не бывает. В России, по мысли Угарова, чувство будет другое, правильное – чувство причастности. 

Клуб на Baltic Circle Festival Lounge - чтобы плясать и слушать музыку: по-фински интеллигентно, без мракобесия.

Одна из финских газет накануне показа опубликовала большой материал о спектакле «Двое в твоем доме» и авторской группе. Создатели пьесы - Елена Гремина, Екатерина Бондаренко и Талгат Баталов – постановочно сфотографированы на фоне кирпичных стен. «Как хипстеры», - смеется Гремина, в которой  коэффициент хипстерства стремится к минус бесконечности. Несмотря на это, хипстерам, не только финским, но и отечественным, посмотреть на результаты труда Teatra.doc небесполезно. Дело только за изящным маркетинговым решением, способным привести их в театр, как это получилось у организаторов Baltic Circle. А хипстеры после испытания документальным театром, где этика побеждает эстетику, это наверняка уже какая-то новая, более сознательная публика, говорить о которой можно без чувства неловкости.



Источник: Полит.ру, 2 декабря 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
29.05.2020
Театр

Все едят друг друга. И это нормально?

Спектакль, основанный на реальной научной проблеме и всерьез увлекшийся негуманитарной темой, взялись ставить в лаборатории «Угол». Маленький независимый театр нашел в огромном количестве повторяющихся тем и произведений то, что не видят столичные гиганты.

Стенгазета
10.04.2020
Театр

Метерлинк в космосе

Пространство, в котором происходит действие «Пелеаса и Мелисанды» — тесное, длинное, залитое ослепительно белым светом и оттого напоминающее коридор космического корабля из современных фантастических фильмов.