Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

29.09.2011 | Кино

Диорама

По каналу «Культура» начали показ сериала «Раскол»

Про то, что Николай Досталь снимает сериал про протопопа Аввакума и патриарха Никона для канала «Россия», было объявлено давно.  Писали, что бюджет в почти $10 млн — неслыханно большой для нынешнего сериального производства. Что для съемок построили декорации на «Мосфильме», а натуру снимают в Карелии, что в ролях в основном неизвестные актеры, что музыку пишет Владимир Мартынов, что над сценарием Досталь и его соавтор Михаил Кураев работали несколько лет. В общем, интерес к имиджевому проекту подогревали. А потом оказалось, что премьеру перенесли с «России 1» на «Россию К» , то есть на «Культуру», что значило сильное понижение статуса. О причинах гадали СМИ: кто предполагал длинную руку РПЦ, кто вспомнил об иске продюсера сериала Владимира Досталя к ВГТРК. Еще была версия конспирологическая — власть-де увидела в сериале обличение, ну и наконец, что сериал слишком хорош для главной задачи телевизионщиков — обыдлячивания нации, а потому его спрятали  в резервацию «Культуры».

Увы, боюсь, что правы те, кто предполагал , что «Раскол» не подошел для широкого показа потому, что «получился малодинамичным, с занудным, статичным и, главное, малопонятным сюжетом».

В понедельник, 5 сентября, началась его демонстрация. Казалось, что руководство канала сильно извинялось перед  авторами — показали сразу две серии, Досталя позвали в студию, обещали еще какие-то «круглые столы» и обсуждения…

Но. Смотреть сериал, увы, неинтересно. И типичная беда наших «культурных проектов» — уж очень они нудные, чинные и вялые. На титрах показывают фрески Дионисия и за кадром поют псалмы — так же медленно и торжественно обычно начинаются наши документальные фильмы о «духовном», как будто динамика, энергия и остроумие опасны для высоких помыслов.

Первая серия началась с путешествия слепцов и судьбоносной встречи юного царя Алексея Михайловича с малолетним поводырем. Надо думать, тут иносказательно речь шла о сложных путях пастырства — как светского, так и духовного. Но «забрать» так зрителя сложно, а потерять — легко.

Николай Досталь много сам говорил о том, что исторический материал мало знаком публике, ну так надо было как-то ее с ним познакомить… Боярин Морозов (я знаю, что это воспитатель царя, его главный управляющий и причина многих бед, а также родственник единственной героини, знакомой всем боярыни Морозовой ) в исполнении Романа Мадянова кажется довольно живым персонажем, но ведь не со справочником в руках сидеть зрителю перед телевизором, чтобы понять, кто есть кто. Вот впервые — на 20-й минуте! — появляется Никон, и что, начинается действие? Нет, они вяло гуляют  с царем, беседуя о жизни так, будто вслух книжку читают…

Все сделано вроде как грамотно — темный фон, приглушенные цвета, меха, кувшины и серебряные миски с гречневой кашей, но в этом стерильно-подобранном мире люди выглядят иллюстрацией к детской энциклопедии.

И говорят они так же безжизненно и ненатурально, как в самоучителе иностранного языка. Да, можно конечно считать, что диалоги полны острых замечаний, звучащих современно, ну например: «Из-за кремлевских стен не вся Россия видна…», или: «Тебе легко, Иван, ты не в Кремле, ты не у дел…» Но, право слово, хочется уже не фигу в кармане, а умного и захватывающего  действия, в ходе которого зрителям сама собой раскрылась бы история Руси во всей ее сложности.

Возможно, с третьей или четвертой серией дело пойдет живее и интрига появится. Все-таки впереди еще 18 серий, но пока ни сам Тишайший (его играет актер Саратовского театра Дмитрий Тихонов), ни Никон (в этой роли — режиссер из Питера Валерий Гришко), ни Аввакум  (Александр Коротков из Екатеринбурга) не обнаружили никаких признаков будущей драматической коллизии, никаких оснований для сочувствия.



Источник: Московские новости, 6 сентября 2011,








Рекомендованные материалы


Стенгазета
06.02.2019
Кино

Канны против Netflix

В этой борьбе современного с традиционным важно помнить, какие цели преследует обе стороны и какие потери они несут. Каннский фестиваль в первую очередь проходит для кинематографистов, причем - из стран, которым тяжело пробиться в общемировой прокат. Для Netflix такой проблемы не существует.

Стенгазета
22.01.2019
Кино

Реинкарнация жанра

Дебют Ари Астера «Реинкарнация» впервые был представлен на фестивале Санденс, где его сразу окрестили новой надеждой жанра ужасов. Обходясь без резкого монтажа, внезапных звуков и монстров, выскакивающих из-за угла, Астеру удалось то, что не удается многим современным хоррорам: действительно напугать зрителя.