Авторы
предыдущая
статья

следующая
статья

08.07.2011 | Колонка / Театр

Он сам ушел или его выжили?

Юрий Любимов уволен

   

Департамент культуры Москвы объявил, что заявление об уходе, которое несколько дней назад в результате скандала в Чехии написал художественный руководитель и директор Театра на Таганке Юрий Петрович Любимов, подписано. Любимов уволен. И значит, той Таганки, которую мы знаем, больше нет.

До того как заявление было подписано, перед отъездом в отпуск, Юрий Петрович задним числом уволил из дирекции театра свою жену Каталин, чья грубость во многом стала причиной возмущения актеров. Кто-то из актеров предположил, что таким образом Любимов показывает, что готов идти на компромисс, но, как выяснилось, это было обрывом последних связей режиссера со своим театром. Департамент культуры уверяет, что до последнего момента прилагал усилия, чтобы Любимов остался в театре, а артисты успокоились. Ему было предложено, как того и хотели в театре, остаться художественным руководителем, сняв с себя директорские полномочия, но режиссер от этого категорически отказался.

Сейчас многие спорят, что на самом деле явилось причиной, а не поводом, ухода 93-летнего режиссера из театра, знаменитую художественную систему которого он сам создал и хранил почти 50 лет. Кто виноват в том, что случилось? И теперь кроме разговоров о тяжелом моральном климате внутри коллектива и финансовых сложностях, вызвавших недовольство актеров, возникла и еще одна версия. Еще в прошлом декабре Любимов объявил, что намерен подать в отставку в знак протеста против политики чиновников. В интервью изданию «Собеседник» он сказал: «Те, кто нами управляет, конечно, просили продолжить, но мы дружно выступили: с театрами так обращаться нельзя! Я в Думе так и сказал: «Управлять нами чурки-табуретки не могут… Я не буду писать, сколько мне нужно гвоздей и краски. Это полный и законченный идиотизм».

Тогда позицию Юрия Петровича морально поддерживала вся театральная общественность Москвы. Любой руководитель столичного театра сегодня скажет вам, что финансовая жизнь в казенных театральных учреждениях стала совершенно невыносимой, что бумажной и бюрократической работы за короткое время стало в десятки раз больше прежнего (читайте об этом, в частности, интервью директора Музыкального театра Станиславского и Немировича-Данченко Владимира Урина в «МН»). Зимой Юрия Петровича уговорили остаться, пообещали ему спокойную работу. Разумеется, если бы этого не случилось и легендарному режиссеру пришлось бы оставить театр из-за бюрократии, это вызвало бы возмущение в театральных кругах. Так вот, новая версия глубинных причин отставки Юрия Петровича связана с тем, что власть еще тогда задумала убрать мешающего вечного борца Любимова, а организация и подогревание недовольства в коллективе, где и без того обстановка напряженная, - дело несложное. То есть Любимов просто убран руками актеров, даже и не ведающих, что и зачем они делают. Эта теория только на первый взгляд кажется чистой конспирологией. Людям, работающим в театре и знающим, как проходят здесь тендеры на любые услуги, особенно дорогостоящие вроде покупки новой техники или ремонта, с какими это связано деньгами и сколько тут явного криминала, не кажется такое предположение диким, а некоторые даже считают его единственным возможным.

Как бы то ни было, совершенно ясно, что уход Любимова из театра - в гораздо большей степени свидетельство системного неблагополучия, чем частного конфликта. И изменить эту систему куда важнее, чем разрешать очередной конфликт труппы с худруком, иначе в ближайшее время каждый из московских театров, имеющих тяжелую судьбу (а их немало), начнет свою борьбу. И тут уж департаменту культуры мало не покажется. В театральной среде уже и стишок сочинили на эту тему: «Вперед, российские актеры!/ В борьбе используйте прогресс!/ Телеги в Главк на режиссеров/ пишите в форме SMS,/ формат простой и лапидарный -/ не чтит, ворует, пьет, бездарный!»

Ну а пока остается только ждать, чем закончится «таганский сюжет». Департамент культуры уже объявил, что с 16 июля (то есть с момента официального увольнения Любимова) вступит в силу измененный устав Театра на Таганке, в который введены принципиально новые положения, впредь разделяющие полномочия директора и художественного руководителя театра. Уходя в отпуск перед отставкой, Юрий Петрович назначил исполняющим обязанности директора своего заместителя Сергея Коротченкова, и пока департамент думает, кого назначить постоянным директором, вопрос о художественном руководстве остается открытым. Руководители культурой пока не высказывают своего мнения о предложении театра назначить худруком Валерия Золотухина и говорят, что в решении этого вопроса торопливость неуместна. Известно только, что в новом уставе предусматривается создание художественного и попечительского совета, в который войдут деятели культуры, искусства, науки, бизнеса, представители Союза театральных деятелей, а также Министерства культуры. Ну а легендарный кабинет Любимова решено сохранить как историческое помещение, то есть превратить в музей.

До тех пор, пока вопрос с художественным руководством не решен, сколько бы ни было собрано в театре самых солидных советов, гадать о настоящей, творческой судьбе Театра на Таганке бессмысленно. Пока обиженный Юрий Петрович говорит, что собирается (не уточняя, где именно) поставить «Бесов» Достоевского и посвятить спектакль своей взбунтовавшейся труппе.

Нетеатральные люди строят фантастические предположения, что теперь, может быть, две Таганки (театр Любимова и отколовшееся от него в перестроечные годы «Содружество актеров Таганки») объединятся, хотя эти театры сегодня не объединяет ничего, кроме расположения и одного слова в названии. С тем же успехом можно предположить, что оставшийся без режиссера театр сольется с МХТ или, наоборот, какой-нибудь антрепризой. А в театре, конечно, надеются на лучшее, один из активистов бунта артист Феликс Антипов в интервью Интерфаксу сказал: «Молодым и не очень молодым это должно дать новый импульс, чтобы начать что-то новое». Будет ли возможность это новое действительно начать, зависит от того, кто придет следом за Любимовым, ведь и он сам в 1964 году приходил в театр, находящийся в плачевном состоянии. А той прежней Таганки, Таганки Любимова, больше нет.



Источник: "Московские новости", 7 июля, 2010,








Рекомендованные материалы



Полицейский реванш и его последствия

Власть воспользовалась тем, что москвичи, не удовлетворившись освобождением Голунова, попытались пройти по московским улицам, чтобы напомнить о многочисленных репрессированных по приказу властей — от Алексея Пичугина, который фактически остается заложником по делу ЮКОСа, до карельского правозащитника Юрия Дмитриева, которому упорно шьют дело по выдуманному обвинению в педофилии.


Истоки «победобесия»

Главное же в том, что никому не нужны те, в почтительной любви к кому начальники клянутся безостановочно. В стране осталось всего 80 тысяч ветеранов. Два года назад их было полтора миллиона. Увы, время неумолимо. Казалось бы, если принимать всерьез все эти камлания о том, что никто не забыт, жизнь 90-летних героев должна превратиться в рай. Но нет.